Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
22 января 2017, 21:55

Страсть людей к самолечению породила супербактерию, которая сильнее любых антибиотиков. Как жить, если врачи признаются в бессилии?

В начале недели стало известно, что в Америке умерла пожилая женщина, которой не смогли помочь никакие антибиотики. Бактерия, вызвавшая болезнь этой женщины, антибиотиками не поражается.

Случай в США - не единственный. Ежегодно умирают сотни людей, которым не помогли антибиотики. Пока сотни. Ученые предупреждают, что мы столкнулись с очень серьезной проблемой. Антибиотики перестают убивать болезнетворные микробы.

Уже несколько поколений не помнит о страшных эпидемиях прошлого. Два года назад в Африке разразилась эпидемия лихорадки Эбола. И это была серьезная опасность. Год назад эпидемия закончилась. Умерло 11 279 человек.

80-90-е годы прошлого века. «Испанка», испанский грипп. Просто грипп. Эпидемия, или точнее пандемия, охватила весь мир. Переболело несколько сотен миллионов человек. И сейчас так бывает. Но сколько умерло людей? Точно никто не знает, есть только оценки: от 50 до 100 миллионов человек. Смертность среди зараженных составляла 10-20 процентов. Тогда только что завершилась Первая мировая война, страшная бойня. В ней на полях сражений со всех сторон погибло около десяти миллионов человек. А от гриппа - в пять или даже десять раз больше.

Пример из давней истории. Средние века. Эпидемия чумы. «Черная смерть», как потом назвали эту эпидемию. В те времена статистики, конечно, никакой не было. Историки оценивают количество жертв в 60 миллионов человек. Но тогда населения мира было небольшим. Эти 60 миллионов — 25% населения мира. Умер от чумы каждый четвертый, в Европе — каждый третий. В Париже умерло три четверти населения.

Возможно ли такое сейчас? Надо надеяться, что нет. Все-таки сейчас принципиально иная медицина и, может быть, главное — санитарное состояние наших городов. В этом отношении человечество продвинулось далеко. Мы помои на улицу не выплескиваем.

Откуда берутся такие супербактерии? Парадокс в том, что причина их появления — мы сами. Чем больше мы принимаем антибиотиков, тем выше вероятность появления новых бактерий, к антибиотикам не восприимчивым. Мы тренируем бактерии, помогаем им приспособиться к антибиотикам. Конечно, ученые это прекрасно знают. Опередят ли ученые в этой гонке бактерии?

Один из госпиталей в Нью-Дели, пациенты. В Индии даже незначительные раны или переломы могут сопровождаться серьезными инфекциями. Население и врачи чуть что пускают в ход антибиотики. Но в 2009-м в одном из таких же госпиталей группа ученых обнаружила нечто, с чем не могло справиться ни одно лекарство. Это были бактерии-мутанты с удивительным геном, способным противостоять самым сильным и современным антибиотикам. Ген так и назвали — Нью-Дели — в честь города, где он был обнаружен.

Неделю назад мировая пресса пестрила заголовками: смерть от супербактерии. Американка, которая какое-то время жила в Индии, сломала там бедро и лечилась в местном госпитале. Вернувшись домой, она умирает от сепсиса — недуга, как мы считали, побежденного еще в прошлом веке.

«Причиной смерти женщины стала бактерия Клебсиелла пневмония, которую она привезла в Америку из Индии. В Америке они просто не смогли найти антибиотик, способный победить эту бактерию, хотя испробовали 26 видов», — сообщил врач-терапевт Судхир Сур.

У бактерии-убийцы был найден и тот самый ген Нью-Дели, и абсолютно новые особенности, и мутации. Могут ли такие, устойчивые ко всем антибиотикам, бактерии распространиться по миру? На самом деле это уже происходит.

Санкт-Петербург. Микробиологическая лаборатория НИИ детских инфекций. В холодильниках — больше 5000 тысяч образцов самых опасных бактерий, которые выработали устойчивость к антибиотикам. И они собраны в России, от Владивостока до Калининграда.

«Они хранятся при низкой температуре — минус 80 градусов. Золотистый стафилококк — один из микроорганизмов, которые угрожают человечеству вследствие быстрорастущей устойчивости к различным антибиотикам», — говорит научный сотрудник Отдела медицинской микробиологии и молекулярной эпидемиологии НИИ Детских инфекций Владимир Гостев.

Здесь пытаются раскрыть секрет этих микроорганизмов и тестируют новые вещества, которые могли бы справиться с суперустойчивыми бактериями.

«В Российской Федерации мы впервые их обнаружили в 2011 году. На сегодняшний день мы их фиксируем больше, чем в десяти различных городах. Раз в месяц, в два, иногда чаще, мы даже в Санкт-Петербурге наблюдаем такие случаи, которые описываются в Соединенных Штатах», — сообщил заведующий лабораторией медицинской микробиологии и молекулярной эпидемиологии НИИ Детских инфекций Сергей Сидоренко.

Просто эти случаи не попадают в прессу. И такими инфекциями не заражаются все подряд. Обычно это люди в тяжелом состоянии, часто в реанимации, с сильно ослабленным иммунитетом. Но все-таки еще 20, 30 лет назад их бы вылечили. Так откуда берутся эти организмы-мутанты?

В середине прошлого века символом чудовищных мутаций и монстром, который мог уничтожать целые города, стал ящер Годзилла. В японских фильмах мутанта-переростка не брало ни какое человеческое оружие. Но в 21 веке стало окончательно понятно: настоящие монстры-мутанты, угрожающие человечеству, гораздо меньше.

Ни один фантаст не переплюнет природу. Микроорганизмы имеют удивительные способности к выживанию и приспособлению к любым условиям. Мы открыли оружие — антибиотики, а устойчивые бактерии к первому такому лекарству — пенициллину — появились уже через несколько лет. Причем совершенно разные виды бактерий передают гены устойчивости друг другу, отсюда и стремительное распространение по планете.

«Это удивительное свойство! Представьте себе, что вы захотели быть полосатым, пообщались с тигром и тоже стали полосатым. Когда началось широкое использование антибиотиков, фактически был проведен очень большой эксперимент по дарвиновской эволюции. Несмотря на грандиозные успехи в лечение рака и других болезней, люди будут умирать от антибиотик-устойчивых инфекций», — говорит профессор Сколковского института науки и технологии, директор Центра системной биологии Константин Северинов.

Это постоянная гонка. И человечеству просто нельзя отставать. В лаборатории микробиолога Константина Северинова изучают разные решения проблемы. Например, в будущем можно было бы заменять антибиотики бактериофагами — вирусами-пожирателями бактерий.

Определенный вид бактериофага поражает только определенную бактерию. Но чтобы это стало лекарством, нужны годы исследований. До конца не изучено, как вирусы ведут себя в человеке. Поэтому в лаборатории параллельно ищут и новые антибиотики.

«Здесь находится клебсилицин — это новое вещество, открытое нами год назад. Оно подавляет синтез белка бактерий, не влияя на человеческие клетки. Это вещество интересно тем, что оно было найдено нами в геноме клебсиеллы», — рассказывает студент факультета биоиженерии и биоинформатики МГУ Дмитрий Травин.

Да, той самой бактерии-убийцы. Есть шанс, что ее оружие можно будет использовать против нее самой. Но главный вопрос — станет ли этот антибиотик лекарством. На это может потребоваться в среднем 15 лет и миллиарды долларов. Большинство потенциальных лекарств просто отсеиваются на стадии клинических испытаний.

«В 80-е все фармкомпании работали над антибиотиками, но одна за одной, практически все они перестали искать новые антибактериальные препараты по экономическим соображениями. Считается, что они просто перестали быть прибыльными», — говорит профессор Гарвардского университета Эндрю Майерс.

Все эти трубки и насосы — система, которая имитирует зараженного инфекцией человека. Температура пока 36. Каждые 12 часов в искусственный организм по предписанию доктора автоматически вводятся лекарства.

«Здесь — очаг инфекции. В специальных картриджах с волокном находятся микроорганизмы. Здесь антибиотик начинает уже работать против бактерий, либо они становятся к нему устойчивыми и растут устойчивые мутанты», — рассказывает старший научный сотрудник лаборатории фармакокинетики и фармокодиамики НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф. Гаузе Елена Струкова.

Это разработка НИИ по изысканию новых антибиотиков имени Гаузе. Недавно им удалось выяснить, что если правильно подобрать концентрацию уже существующего антибиотика, график приема и найти сочетание с нужным препаратом, то можно вылечить пациента, при этом не вызывая устойчивости у бактерий.

«Старые, очень хорошо известные и уже плохо работающие препараты ведут себя совершенно по-другому именно в комбинации. Сейчас мы располагаем информацией по трем парам препаратов, для которых это сработало. Это очень здорово», — сказал директор НИИ по изысканию новых антибиотиков им. Г.Ф. Гаузе Александр Фирсов.

Одна из главных причин развития устойчивости у бактерий — неправильный прием антибиотиков. Мы покупаем их при любой простуде, но этим только учим бактерии внутри быть более сильными. Ну а если уж врач прописал курс антибиотиков — нельзя его прерывать.

«Если прекратить досрочно принимать антибиотик, то микробы могут еще быть жизнеспособные. Они просто подавлены немножечко, то есть они не убиты. А неубитые микробы могут формировать устойчивость», — говорит профессор кафедры госпитальной терапии Первого Московского медицинского государственного университета им. И.М. Сеченова Сергей Яковлев.

Это, пожалуй, то малое, что хотя бы может делать сегодня каждый. Победить мы не сможем никогда. Собственно, речь о войне даже не идет. Мы используем антибиотики меньше ста лет, а бактерии живут миллиарды, это их планета. А нам придется подстраиваться, иначе не выжить.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей