Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
12 марта 2017, 21:42

Европу продолжают атаковать беженцы, и новым соседям там чаще всего не рады: стены от мигрантов готовы строить даже жители небольших городков

В небольших городах Европы становится типичным протест против засилья мигрантов. Против тех, кого жители этих городов не звали. Против тех, кто навязывает свой образ жизни местным аборигенам. Низовая демократия. А ее европейская бюрократия не очень любит.

Относительно недавно, в 2009 году, в Швейцарии прошел референдум о запрете строительства минаретов. В Швейцарии до сих пор много вопросов решается на референдумах. Противники минаретов видели в них политический смысл. Они опасались исламизации страны. Было много шума. Европейская элита возмущалась. Но Швейцария не входит в Евросоюз. Брюссельские чиновники ей не начальники. 57% инициативу поддержало. Запрет строительства минаретов внесли в конституцию. По нынешним временам это неполиткорректно, зато - демократично.

На сербско-венгерской границе находится важнейшая точка балканского маршрута, откуда мигранты попадают в страны Евросоюза.

Уже на въезде в деревню Ашотхалом понимаешь: к приезжим здесь относятся настороженно. Гостей прямо информируют: здесь повсюду камеры, ведите себя культурно. И следующий плакат: «Не вздумайте нам ничего продавать». Уличных торговцев здесь не жалуют. А уж беженцев с Ближнего Востока — тем более. Приграничный Ашотхалом два года держит осаду. Полиция не справляется, и деревня выставила свое ополчение.

«Вот здесь мы их поймали две недели назад», - рассказывает житель деревни Ашотхалом Тамаш Салма.

Незваные гости ночевали в пустом доме на окраине. Группа мигрантов была небольшой, но местных напугать успела.

- Наш премьер сказал по телевизору, чтобы мы их сюда не пускали. Лично я их вообще боюсь. - А я ненавижу, - говорят местные жители.

Словно охотник, ополченец Тамаш лесными тропами обходит приграничную зону. Следы стоянок беженцев повсюду. В сельской местности затеряться сложно – все свои. Чужие бегут по ночам.

«В последний раз их было 37. Четверых мы поймали сами, остальных - с помощью полиции. Шесть сирийцев, шесть пакистанцев и 25 афганцев», - продолжает Тамаш Салма.

Беженц Ясер Али показывает рану на ноге: «Посмотрите, это от венгерской полиции». За две недели Ясер прорывался через границу пять раз, и каждый раз его вышвыривали за ворота Евросоюза назад, в Сербию. Следующая попытка через неделю, как нога заживет. Проскочить венгерский кордон и саму Венгрию – самый сложный этап для беженца. Мадьяры мигрантам не рады: легализоваться невозможно, на пособие не прожить. Но зато после Венгрии – выбирай на любой вкус.

«Не то чтобы я так сильно хочу именно в Австрию. Я так же хочу поехать во Францию, я хочу поехать в Германию. Я хочу в Европу!» - говорит беженец Тахир Хан.

Официальных лагерей беженцев вдоль границы – десятки. Точное количество мигрантов в них администрация скрывает.

На вопрос корреспондента сколько людей живут в лагере, сотрудник лагеря беженцев отвечает: «Это закрытая информация. Я не могу вам ее предоставить».

Перемещение свободное, так что никто не ограничивает беженцев в их праве бежать в Европу. Лишь бы не оставались. Сами мигранты прямо говорят: попасть в Венгрию им помогают сербы.

«Есть два человека, я не знаю, кто они, их лица закрыты масками. Они разрезают забор и командуют нам — бегите!», - рассказывает о том, как переходит границу, беженец Ясер Али.

В пиковые дни нарушителей было столько, что через четырехтысячный Ашотхалом проходили до 10 тысяч мигрантов в сутки. «Балканскую тропу» для беженцев Венгрия перекрыла стеной. Но проблемы остались.

Укреплять границу Евросоюза здесь решили капитально. Трехметровый забор с колючей проволокой мигрантов не останавливает: его режут. Поэтому дублирующая стена — ее сейчас возводят — будет с проводами под напряжением.

Это уже местная инициатива. Мэр Ашотхалома запретил строительство мечетей, ношение хиджабов и, по сути, в отдельно взятой деревне объявил ислам вне закона.

«Мы видим, что за последние годы образ Европы радикально изменился. Там местное население никто не спрашивает, мигрантов принудительно заселяют в города, меняют их этнический и религиозный состав. Это безумие. Мы здесь хотим сохранить свои традиции, и это - наше послание для Брюсселя», - поясняет позицию мэр деревни Ашотхалом Ласло Тороцкаи.

Сделать хоть что-то Брюссель давно просят и сербские власти. Своих денег на размещение беженцев не хватает. Вдоль границы бесконтрольно растут стихийные поселения мигрантов.

Деревянные балки подпирают покосившуюся стену. Это развалины старого кирпичного завода на окраине города Субботица — самая граница между Сербией и Венгрией. В этих катакомбах настоящее гетто для беженцев. В таких условиях люди живут месяцами, а некоторые даже больше года.

Палатки здесь - элемент роскоши. Их выдали только сирийским беженцам. Пакистанцы поселились по соседству – в заброшенных домах. Холод почти такой же, как на улице. Теплых вещей не хватает, еды тоже. Иногда ее раздают волонтеры.

Воду все-таки стараются покупать в магазине. Где берут деньги – лучше не спрашивать. Все равно никто не скажет, откуда велосипед и как далеко на нем можно уехать, если тебя нигде не ждут.

«Извините, у нас нет места. Жаль, но идите дальше или идите обратно», - говорит журналист Габор Штир.

Два года назад, когда на будапештском вокзале каждый уходящий на Запад поезд был похож на «Восточный экспресс», режиссер Роланд Враник начал съемки фильма о молодом африканце, который проходит все круги ада ради мечты о европейском рае.

Из х/ф «Гражданин», реж. Роланд Враник, кинокомпания Popfilm, 2016 г. (Венгрия): «Не хочу расстраивать, но сразу ничего не получится. Особенно, у африканца. Вы не станете венгром за ночь».

В хэппи-энд этой истории не верит даже режиссер. «Ты живешь в красивой стране, где-нибудь в Центральной Африке. Там вкусная еда, замечательные люди, прекрасная погода. Что ты делаешь здесь, в минус 20?!» - говорит Роланд Враник.

«Мы нашли фотографии что-то они с военной униформой там. Они воевали на стороне ИГИЛ», - рассказывает болгарский ополченец. А выдавали себя за беженцев. Болгария — еще одна страна на «балканской тропе». И здесь — свое ополчение. Экипированы, как бойцы спецназа, тренируются на полигонах и в лесах. Говорят, из-за мигрантов в европейском доме теперь каждый сам за себя.

«Кто их пригласил в Европу? Меркель! Ну, мусульмане, они правы, они говорят: если ты пригласил гостей, ты обязан принять все издержки на себя. Мы этого никогда не позволим, меня не интересует, какие там законы преступные они принимают. Мы будем сопротивляться и сражаться до конца!» - заявляет руководитель организации «Воинский патруль» Владимир Русев.

На этом фоне всю Европу накрывает волна антиисламских настроений. В немецких школах мусульманам запрещают молиться в классах. А в Нидерландах, где, казалось, рады всем возможным меньшинствам, фаворит парламентских выборов призывает закрыть все мечети и изъять из продажи Коран.

Промышленный район на окраине Будапешта. С одной стороны – пустырь, с другой – автомобильная парковка, а вот мечеть. В католической Венгрии на 9,5 миллионов человек только 50 тысяч исповедуют ислам.

На вечерней молитве – только двое. Оба – венгры. Оба теперь – чужие в своей стране.

«К нашей мечети подбрасывают банки с салом, нам пишут оскорбления в интернете. Мы каждый день получаем письма с угрозами», - рассказывает имам мечети г. Будапешт Миклош Ковач.

Журналистке Петре Лазло тоже угрожают. Кадры, где она сбивает с ног мигранта, убегающего от полиции с ребенком на руках, обошли весь мир. Сейчас она оправдывается, якобы сделала это случайно, но пострадавшей в той ситуации считает себя. В мигранте позже узнали боевика.

«Я стала символом для западных политиков, которые хотели показать, как злые венгры обижают мигрантов. Беженцы жалуются, что я их пнула, но это они пришли в чужую страну, не соблюдая ее законы», - говорит журналист Петра Лазло.

Европейский консенсус трещит по швам. В разных концах ЕС откровенно саботируют позицию официального Брюсселя, принимая все новые постановления против мигрантов. А у тех уже не остается выбора.

Пока журналисты Первого канала снимали беженцев в Сербии, их жилище приехали сносить. Но несмотря ни на что, каждый, кто ночью выходит на «балканскую тропу», уверен: он обязательно дойдет до Евросоюза, это лишь вопрос времени.

Читайте также: