Четверг, 23 октября 2014
Москва    Выбрать регион

Выберите регион

Лица первого канала

Ирада Зейналова
Ведущая информационно-аналитической программы "Воскресное Время"

Зейналова Ирада о себе:

Я – репортер. С маленькой буквы, без женского пола. Просто в новостях как-то принято – немного извиняться за то, что родители сделали тебе длинные ноги, бюст и талию. Когда я впервые поехала на съемку, оператор бурчал: "Опять баб тащат...". "Хам, буду ездить с другим," - успокаивала себя я. Другие в новостях не работают. Почему я осталась, не пошла искать счастья по профессии (инженер-технолог порошковых материалов и защитных покрытий, полученных путем высокоскоростного затвердевания расплавов)? Затягивает. Несешься очертя голову – доводы о том, что нас не будет, а новости будут, рассказы о репортере, у которого остановилось сердце из-за того, что он не смог задать нужный вопрос – не работают. Репортер кажется себе бессмертным – за моей спиной стреляют, вы видите, летит снаряд – можно и без этого. Не нам.

Адреналин, который держится в крови весь день, желание успеть и обогнать – глубже, чем в подкорке. Я даже ловлю себя на том, что оказываясь в музее или театре, я смотрю на посетителей, а не на предметы искусства, репортер – тоже "ловец человеков". Ловишь настроение и ситуацию, потом, со временем, учишься кожей чувствовать – опасно, больно, красиво. Уже не весело, когда снимаешь концерт – мысленно строишь картинку – "тухляк" или "забой". Смотришь кино – монтаж и звук. Сидишь в компании – рядом может быть источник или нежелательный сборщик информации. Паранойя на свой лад – как часть жизни.

Именно поэтому круг друзей у тех, кто работает в новостях – только коллеги, мы уже и говорим на своем языке (тайм-код, хронометраж, перегон, склейка), по заданному набору тем (Ирак, Кремль, Чечня). Не любим впечатлений и встреч – оставьте, нам на работе этого хватает. Не планируем вечера – все равно не угадаешь, как работа повернется. Но попробуйте хоть одного из нас спросить – откажешься от всей этой жути, остановишься? Никто. Есть те, кто живет иначе – репортеры по штатному расписанию. Их мало, иногда они ходят на работу подолгу. С ними не болтают в курилке – у них своя стая – с обедами, выходными и ранним уходом домой...

Обычно репортеры уверяют: ни за что, если б заново. Не верьте. Это жизнь, в которую мы уходим. Когда ребенок спрашивает меня – пойдем ли в кино, он сразу тихо добавляет: если не будет съемок. Мне стыдно. Хотя бы за то, что мне никогда не приходило в голову отменить выезд, если он болен. Просто он еще очень мал, чтобы присоединиться к репортерам. И уже большой, чтобы понять – маму можно догнать, только войдя в ее жизнь. Репортера.

Этот материал показался интересным? Поделиться:

Фото и Видео
  • Ирада Зейналова
    Ирада Зейналова
Вопросы

Задать вопрос