Среда, 01 октября 2014
Москва    Выбрать регион

Выберите регион

05 марта 2013, Вторник

Александр Васильев в программе "Дифирамб" на "Эхо Москвы"

К.ЛАРИНА: Ну что? Мы начинаем нашу встречу. Еще раз напомню нашим слушателям, что сегодня я работаю в тесной связке с Facebook и поэтому о каждом своем шаге докладываю тут же, что происходит. А происходит вот что, пишу я. У нас в гостях, у вас в гостях, дорогие слушатели, Александр Васильев, законодатель вкуса, главный судья "Модного приговора", художник и сын художника, и книгу прекрасную его мы сейчас рассматриваем. Это книга о нем. Здравствуйте, Александр.

А.ВАСИЛЬЕВ: Здравствуйте, Ксения. Спасибо вам за это приглашение. Я уже бывал у вас, я очень рад быть опять и хочу вам выразить свое почтение. Я читаю все ваши посты на Facebook, я подписан. И я считаю, что ваша гражданская позиция великолепна и уникальна. У вас столько смелости и столько возможностей выразить свою мысль, что я снимаю шляпу, а вместе с нею и мой парик.

К.ЛАРИНА: Прекрасно! Просто чудо! Оказывается, дифирамб сегодня в обратную сторону. (смеется)

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, действительно, это так, потому что вы – потрясающий человек.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

А.ВАСИЛЬЕВ: И в нашей стране сказать что-то и поднять голос – надо иметь очень большой стержень, очень большую смелость. И я просто преклоняюсь перед тем, как вы это делаете, элегантно, со вкусом, никому никогда не навязывая своего мнения.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам большое. Мы, надеюсь, продолжим этот разговор после эфира. А сейчас, все-таки, вернемся к вам, к нашему сегодняшнему герою.

А.ВАСИЛЬЕВ: С удовольствием.

К.ЛАРИНА: Давайте сначала, раз уж про книжку я написала, давайте мы про нее скажем, потому что мы хотим ее подарить сегодня людям.

А.ВАСИЛЬЕВ: Конечно. Это необходимо.

К.ЛАРИНА: Мы хотим людям подарить эту книгу. Дорогие друзья, я конкурс объявляю простой. За самый оригинальный вопрос нашему гостю Александру Васильеву. В течение этой передачи вы можете прислать на SMS +7 985 970-45-45 свой вопрос и, вот, потом в конце передачи Александр выберет.

А.ВАСИЛЬЕВ: С моим автографом.

К.ЛАРИНА: Да, конечно. И вы получите эту уникальную книжку. Называется она "Париж-Москва. Долгое возвращение. Васильев". На обложке Васильев идет по переходу, видимо, из Парижа в Москву.

А.ВАСИЛЬЕВ: Приблизительно так, приблизительно так. В цилиндре. Да, это, действительно, уникальный альбом, который был создан здесь, в Москве и там собраны совершенно редкие фотографии. Ведь, в основе здесь лежат исключительно документальные фотографии, здесь нету ни одного постановочного кадра. Я не в гриме, меня никто здесь не подсвечивал. Это моя реальная жизнь.

К.ЛАРИНА: То есть это несколько дней из вашей жизни как хроника?

А.ВАСИЛЬЕВ: И такого Васильева, конечно, никто никогда не видел. Дело в том, что, как правило, все фотографии делаются как-то специально. И одежда моя здесь повседневная, и мое общение, друзья, которые здесь запечатлены, и, например, коллеги и школа Александра Васильева выездная в Париже в полном составе здесь тоже представлена, мои походы в музеи, на Блошиные рынки, в антикварные магазины.

И, конечно, здесь очень много фотографов работало над проектом. Каждый внес свою лепту. Здесь есть просто такие корифеи как Владимир Сычев, например, который великолепно справился со своей работой. И в книге нету особенного сценария, но есть моя прямая речь. И такого Васильева вы никогда не слышали, потому что то, что я рассказываю здесь, я не рассказал еще никому ни в одной книге. Это откровенные признания.

К.ЛАРИНА: Ну вот я сразу открыла, да. Здесь такие фрагменты монологов. Вот я открыла случайно на странице, красной странице и на ней несколько строк: "Я вернулся в Москву после долгого перерыва в 1990 году. 8 лет меня сюда не пускали. В качестве формальной причины отказа называли просроченный российский паспорт, и я был счастлив, когда вновь оказался здесь. Но если бы кто-нибудь сказал мне тогда, что, спустя 2 десятилетия, меня будут узнавать на улице, здесь, в Москве..." Многоточие.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, это, действительно, так. Сейчас я стал очень популярен в России, благодаря телевидению. Я очень благодарен Первому каналу, радиоканалам, всем тем книгам. А это моя 30-я книга, которая вышла. Это тоже очень много. Семинарам, которые я часто провожу. Люди хотят, стремятся прийти на выставку, почитать книгу, услышать вживую.

Возможно, это не недостаток информации, возможно, это какой-то интерес к русскому языку, который я бережно сохраняю без междометий типа того, ну, в общем, вы меня поняли. Это тоже ужасно, это мы слышим и на телевидении, и, порой, на радио и это очень обременительно для всех. Возможно, это желание узнать историю, возможно, это какая-то свежая струя воздуха не только Парижа, но и всего мира, потому что я много работал и в Австралии, и в Южной Америке, и в Японии, и в Северной Америке, и везде по Европе. Даже в Африке, в Азии. Удивительно, но я знаю, что люди, действительно, хотят и льнут, особенно дамы льнут ко мне (я не скрываю). И женщины, на мой взгляд, в России делятся на 2 категории – одни любят Александра Васильева, а другие с ним еще не знакомы.

К.ЛАРИНА: Любят-любят.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, это, действительно, так, потому что каждая хочет быть красивой, каждая хочет получить какой-то совет по ее стилю, по ее прическам.

К.ЛАРИНА: Пожалуй, я сниму этот жилет.

А.ВАСИЛЬЕВ: А мне нравится этот жилет – я хочу вам сделать комплимент. Он хорошо подобран, в нем есть стилистическое осмысленное выражение, первое. Можно я вам скажу комплимент тоже? И у вас есть стиль. Этот стиль выражается в ваших перстнях, в вашей оправе очков, которая очень красивая, между прочим, и в вашей прическе. Не меняйте ее, потому что в ней вся вы.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам большое. Был один, который пришел и потом написал в Facebook "Был у Ксении Лариной. Замечательная женщина, но ужасно одета".

А.ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, ведь, он, наверное, не эксперт.

К.ЛАРИНА: Он – Станислав Садальский.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, Стасик тоже одевается не великолепно, что я могу сказать? И мы не будем сейчас его критиковать. У него есть свои представления.

К.ЛАРИНА: Он – искренний.

А.ВАСИЛЬЕВ: Он – искренний и чуткий по-своему.

К.ЛАРИНА: Ну давайте я, все-таки... Раз я открыла на этой странице, было бы несколько... Ну, мне хочется остановиться на каких-то этапах жизни, раз уж мы с вами сегодня говорим про вас. В 1990 году вы вернулись после долгого перерыва. Почему вы вернулись?

А.ВАСИЛЬЕВ: Во-первых, потому что у меня был смертельно болен отец.

К.ЛАРИНА: Здесь, в России?

А.ВАСИЛЬЕВ: Здесь, в Москве. Он пережил инсульт и дело шло на коду. И во-вторых, потому что предоставилась такая возможность – мне выдали российский загранпаспорт, по которому я мог въехать. Если бы я мог приехать раньше, я бы приехал бы и раньше, просто у меня не было никакого документа, по которому бы я мог въехать кроме французского паспорта.

К.ЛАРИНА: А вы уезжали навсегда?

А.ВАСИЛЬЕВ: Нет, я уезжал по временной визе, женившись на француженке в 1982 году 1 июня. И в ту пору паспорт мой был действителен на 2 месяца, затем его продлили еще на 2 месяца, а затем его уже перестали продлевать. А так как шла война в Афганистане и, действительно, был объявлен просто призыв на всех людей моего возраста, то, конечно, я считаю, что в области моды, истории стиля, собирательства, преподавания я могу дать любой стране много более, чем в качестве пушечного мяса, которым я мог бы послужить в Афганистане в этой совершенно бессмысленной войне, которая не принесла удачи ни русскому народу, ни американскому народу. Правильно я говорю?

К.ЛАРИНА: Да, конечно.

А.ВАСИЛЬЕВ: Это бессмысленно. Нападать на мусульман в горах нет никакого смысла – мы никогда с ними не справимся.

К.ЛАРИНА: А как родители восприняли ваш отъезд?

А.ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, они были счастливы. Они были счастливы, потому что я поступил учиться в школу Лувра, потому что у меня открылась очень красивая театральная карьера, я оформил около 120 спектаклей на сценах почти 30 стран мира – это очень много. Обширный такой разлет. Очень много интересных гастролей, очень много интересных предложений. Естественно, жизнь в Европе сегодня финансово не такая масляная как в России. Мы живем в очень богатой стране, и многие из людей, которые живут здесь, этого совершенно не понимают. Потому что мы хотим еще больше, мы хотим еще больше машин, больше квартир, больше шуб. Но люди не знают, что во Франции они не могут порой накопить на одну квартиру всю жизнь, на одну шубу. Действительно, ситуация в Европе сейчас очень плачевная. У нас вся нефть и весь газ, и этим мы, собственно, бравируем и, может быть, даже шантажируем мир, потому что мы можем повернуть наш трубопровод в ту сторону, где нам нравится. И жить в России в этом смысле сегодня – это творческая удача, удача коллекционера, удача лектора, удача книгописца, удача телеведущего, удача творца. Здесь я могу сделать то, что мне никогда не дадут сделать в Италии, в Испании, во Франции, в Англии только потому, что там нету никакого финансирования в этой области. Это мое совершенно глубокое убеждение. При всех преградах, с которыми мы можем столкнуться в России, я ценю вот эту материальную составляющую и я понимаю, что в моих словах есть доля цинизма. Но в этом цинизме есть сермяжная правда: нету денег – нет коллекции, нет музея моды. А это моя цель.

К.ЛАРИНА: Скажите, пожалуйста, а вот за все это время, пока вы занимаетесь своей работой здесь в России, каким-то образом меняется общество в смысле культуры и вкуса? Или это невозможно?

А.ВАСИЛЬЕВ: Смотрите. Во-первых, вы сами заметили, что расслоение общества огромное.

К.ЛАРИНА: Колоссальное, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: И сегодня появились низы, сегодня появился середняк. Середняк иногда интеллектуальный, иногда не интеллектуальный, а просто торгово-промышленный (такого тоже очень много). И появилась элита, которая, может быть, в другом обществе элитой бы и не посчиталась – это финансовая элита, это политическая элита. Но они себя явно ставят над дворянством. Хотя, очень интересный феномéн. Я говорю феномéн, а не фенόмен. Феномéн нашей страны, что мы не сделали ничего, чтобы вернуть сюда ни один дворянский род ни за уши, ни конфеткой, ни возвращением маленькой квартирки, ничем. Я думаю, что сегодняшняя элита очень боится сравнения, сравнения с Россией прошлого, которая хоть и жива в каком-то проценте за границей, но она еще жива и теплится. Но мы не сделали ничего, потому что многим, конечно, придется тогда как-то раскланяться и выйти вон. Это, действительно, так. Мы не хотим, чтобы здесь жили графы Апраксины, чтобы здесь жили князья Оболенские.

К.ЛАРИНА: Ну как? Дворянское собрание же есть.

А.ВАСИЛЬЕВ: Оно так номинально, номинативно дворянское собрание. У нас практически нет титулованных дворян. У нас есть дворянского происхождения, у которых бабушка была дворянка или дедушка был дворянин, но титул. А это, извините, у нас только одни – это барон, граф и князь. У нас нету. Есть фальшивые, которым выдают такие бумаги и говорят, что, например, вы теперь графиня Алла Пугачева. Есть такие. Но это ничего не значит. И думаю, что это то, к чему наше общество придет. Они найдут какую-то форму выражения и думаю, что слова "депутат", "губернатор" и "мэр" равносильные старорежимному "барон", "князь" и "граф".

К.ЛАРИНА: Вы в это верите?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я уверен. Я совершенно уверен.

К.ЛАРИНА: Прервана же история вся. Она же вся черная дыра.

А.ВАСИЛЬЕВ: Согласен.

К.ЛАРИНА: Если мы говорим про дворянский род, про вот эти все линии, которые существуют в России на территории страны, ведь, тоже все же перемешалось. Дворяне с простолюдинами перемешаны.

А.ВАСИЛЬЕВ: Абсолютно. А этого не могло не быть. А иначе бы они не выжили. Им нужна была перемена фамилии. Главная задача дворянства в советское время была изменить свою фамилию, чтобы никто не догадался, что их зовут Потоцкие или какие-то Сухотины, или какие-то другие.

К.ЛАРИНА: А как, кстати, вы сохраняли историю своего рода в советское время?

А.ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, к счастью, во-первых, фамилия Васильев ничем не отличается от всех других русских фамилий. Таких у нас много. И несмотря на то, что ни мама, ни папа не были членами КПСС и несмотря на то, что мой дедушка по отцовской линии был репрессирован как чиновник, потому что он был статским советником и это было очень плохо, конечно, в советское время, мы сохранили фотографии, мы сохранили документы. Чудом они стеклись только ко мне. У меня был и дядя, у меня была и тетя, каждый хранил архив и эти архивы затем по наследству перешли мне. И я счастлив, что у меня так много документации. И я обращался и к историкам, и к архивариусам, которые мне помогли найти немало и сделать важные исследования, ну и по части своего рода. Есть очень много знатных родов в России, которые, может быть, будут гораздо важнее, чем наш, но я горжусь тем, что мы в тесном родстве с Михаилом Нестеровым, великим русским художником, с адмиралом Чичуговым, морским министром Екатерины Великой. Но я пришел сюда не чванливо хвастаться прошлым, которое для меня значимо, но рассказать о настоящем, о моих книгах, о моих делах, о свершениях и о будущем, потому что будущее – это самое главное.

К.ЛАРИНА: Прекрасно. Об этом и поговорим после новостей.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Возвращаемся в программу. Напомню, что сегодня в нашей студии Александр Васильев и мы поскольку предложили вам книжку в качестве подарка "Париж-Москва. Долгое возвращение. Васильев". Эта книга – фотографии замечательных людей. Я помню, кстати, первый выпуск, по-моему, был посвящен Олегу Табакову.

А.ВАСИЛЬЕВ: А следующий будет посвящен уже Владимиру Познеру.

К.ЛАРИНА: Вот так вот.

А.ВАСИЛЬЕВ: Это, конечно, очень приятно мне быть в такой серии. Святая Троица, можно сказать. И главное, что 5 марта вы сможете также получить от меня автограф, потому что в 15 часов в МДК на Новом Арбате прямо напротив...

К.ЛАРИНА: Это в Доме книги?

А.ВАСИЛЬЕВ: В Доме книги. А в 19 часов тоже 5 марта в магазине "Москва" на Воздвиженке люди смогут прийти ко мне, получить автограф, сфотографироваться. Думаю, что многим это будет приятно.

К.ЛАРИНА: Я читаю вопросы.

А.ВАСИЛЬЕВ: Давайте.

К.ЛАРИНА: Без всякой цензуры.

А.ВАСИЛЬЕВ: Хочу.

К.ЛАРИНА: Отвечайте на все хотите коротко, но лучше...

А.ВАСИЛЬЕВ: Давайте.

К.ЛАРИНА: Давайте посмотрим. Итак. "Александр, мне всегда очень интересно, в чем вы появитесь в "Модном приговоре". Скажите, пожалуйста, какая одежда у вас самая любимая? И спасибо вам за то, что научили меня говорить "жакет" вместо "пиджак". Танечка".

А.ВАСИЛЬЕВ: Молодец. Танечка, отвечу. Вы знаете, когда мы записываем программу "Модный приговор", я всегда слушаю сценарий. И моя одежда в "Модном приговоре" зависит от того, что за тема нашей программы. Например, если героиня всегда в черном, я не должен сидеть в черном, потому что мы ее обвиняем как раз за это. Если она слишком яркая и цветная или фольклорная, я, соответственно, не должен быть таким, потому что иначе глупо: мы осуждаем ее за то, что мы носим сами. Поэтому всегда надо узнать, какова тема. После того, как это известно, я выбираю из своего большого гардероба. У меня в Останкино хранится бесчисленное количество пиджаков, брюк, обуви, рубашек, шарфиков, бабочек, украшений, из них я создаю образ... У меня нет стилиста, я делаю это все сам и делаю это с любовью с учетом, с одной стороны, моего возраста, с другой стороны, моей фигуры. Несмотря на то, что я сидел на жесткой диете и похудел на 8 кг, держать это очень трудно. Я люблю, конечно, вкусные вещи как мы все. Это одно из удовольствий в жизни. Но все хотят видеть стройняшку. Ну, стараемся сделать это, насколько возможно.

К.ЛАРИНА: "В нашем городе Уфе женщины поголовно ходят в норковых шубах. Как вы к этому относитесь?" - спрашивает Елена.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, Леночка, дело в том, что Россия, как я уже сказал в начале нашей программы, богатая страна. В норковой шубе в Париже и в Милане вы не найдете никого кроме старушки, которая вытащит свою старую норковую шубу 1965 года и будет ее донашивать. Купить норковую шубу – это событие для западного человека. Но при наших морозах... Вот я, например, позавчера гастролировал в Уренгое, было минус 35. И мне пришла весть из Якутска, в предместье Якутска минус 71. Понимаете, что это такое?

К.ЛАРИНА: Кошмар.

А.ВАСИЛЬЕВ: Мы осуждаем, конечно, людей, которые носят шубу из меха дикого животного, мы говорим, что это очень нехорошо. Но при том морозе, который бывает в нашей стране, я не знаю, что еще может согреть женщину и мужчину. Мех необходим. Может быть, бараний мех, может быть, это будет овчинка, может быть, это будет дубленка. Но без меха никак нельзя.

К.ЛАРИНА: "Чем вы объясните триумф российских женщин на модных показах по всему миру, причем еще с конца 20-х годов? Где искать эту тайну?" - спрашивает Алексей.

А.ВАСИЛЬЕВ: Алексей, история следующая. В России очень хорошо поставлено образование балетом и гимнастикой. И поэтому наши девушки гораздо более пластичны, чем девушки Италии, Франции, Англии, Канады и США. То, что называется гарцующая походка на подиуме, красивые движения руками, шея, спина, у нас воспитываются фигурным катанием, гимнастикой, балетом, хореографической студией. Поэтому наши девочки подготовлены пластично лучше.

Затем. Почти у всех россиянок светлые глаза – это очень ценится на Западе, редко встречается. Очень много натуральных блондинок. Высокие скулы. И часто они худы, потому что они приехали иногда из регионов, где недокармливают, скажем правду. Поэтому, конечно, россиянки очень ценятся с начала 20-х годов на подиумах мира, но не только: очень много там и бразильянок, скажем правду, очень много африканок, очень много американок. Но русские манекенщицы составляют тоже определенный процент всех манекенщиц мира, я думаю, что сейчас он в районе 20-25.

К.ЛАРИНА: "Стиль одежды и стиль мышления связаны между собой?" - спрашивает Лиля.

А.ВАСИЛЬЕВ: Безусловно. Лилечка, если вы хотите, чтобы это было связано, вы должны думать всегда о том, в чем вы одеты. Но самое главное, чтобы узнать человека, это, конечно, его интерьер. Надо побывать дома, и тогда вы увидите, какую музыку они слушают, как пахнет в доме, какие книги читают, какие цвета, какие цвета на стенах, какие цветы на окне. И тогда вы узнаете человека. Человека можно узнать только в интерьере, а не в экстерьере. Потому что любой стилист, как вы видели, может переодеть в нашей программе доярку в герцогиню. И мы обманем всех. Но как только он открывает рот (этот человек, эта женщина), мы понимаем: нет, это не герцогиня, это доярка Дуся. А внешний вид ее совершенно соответствует совсем другому стандарту. Что еще за вопросы?

К.ЛАРИНА: "Как, на ваш взгляд, изменились москвички за последние десятилетия? И хорошо ли вы себя чувствуете в современной Москве?" - спрашивает Наталья.

А.ВАСИЛЬЕВ: С точки зрения архитектуры плохо, потому что в Москве у меня были любимые места. Я очень любил Остоженку, я очень любил Пречистенку. Пречистенка не так пострадала как Остоженка и переулки, но, тем не менее, Чистые пруды, Патриаршие пруды – в них больше нету этого шарма. Они стали очень коммерческими, очень обновленными, очень стеклопакетными и в них нету шарма Москвы. В них теперь появилась городская среда, которая существует во всех городах России и во многих городах за границей. В этом нету ничего удивительного.

С точки зрения одежды. Москвички одевались всегда неплохо, сейчас одеваются лучше. Думаю, что стало меньше вульгарности после моего прихода на "Модный приговор" и я думаю, что наша борьба против вульгарностей, которую мы вместе проводим с Эвелиной Хромченко и Надеждой Бабкиной, думаю, заметна всем. Мы хотя бы объяснили москвичкам, что с голым пупком ходить зимою не модно.

К.ЛАРИНА: "Что вы вкладываете в понятие "икона стиля"? И кого у нас кроме Эвелины Хромченко вы можете так назвать?" - спрашивает Вячеслав.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, Вячеслав, я думаю, что, конечно же, это Рината Литвинова. Я думаю, что это икона стиля в нашей стране №1. Икона стиля – это человек, который является образцом хорошего вкуса, образцом внешнего вида и с точки зрения пластики, и с точки зрения прически, и с точки зрения одежды. И, конечно, человек, с которого берут пример очень многие, потому что иконе молятся. Так вот я думаю, что есть люди, которые молятся и на Эвелину Хромченко, и на Ринату Литвинову, а кто-то молится и на Надежду Бабкину. Мне очень многие женщины, которым за 50, говорят, что они считают, что она – образец для подражания. Вот, мы хотим выглядеть так, как она выглядит. В свои 50 лет мы хотели бы выглядеть тоже.

К.ЛАРИНА: "Ваше отношение к моде на продление молодости? Почему женщины так увлечены пластическими операциями? Не раздражает ли это мужчин?" - Ира спрашивает.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ирочка, дело в том, что в России 55% женщин и 45% мужчин только по самым оптимистическим подсчетам. Во многих городах эта цифра доходит до 60% и на 40% мужчин. Если из этих процентов мужчин вы вычтете всех подростков до 15 лет, которые вас еще не интересуют, всех после 65 лет, которые вас уже как мужчины не интересуют, всю нетрадиционную ориентацию, всех психически нездоровых людей, всех алкоголиков, всех арестованных, а также всех военнослужащих, которые временно не принимают участия в празднике жизни, вы остаетесь с очень маленьким числом. Женщины конкурируют между собой, и поэтому хотят выглядеть много моложе, чем они есть на самом деле.

Дело в том, что молодые приезжают в город и отбивают мужчин у женщин, которые чуть-чуть постарше. Традиция в России следующая: в 40 лет менять жену на 2 по 20, а в 50 – на 3 по 17. Поэтому женщины в 40 лет хотят выглядеть на 20 лет, а в 50 – на 17 лет. И это приводит, конечно, к эксцессам всевозможного рода инъекций, гиалуроновые красавицы с этими...

К.ЛАРИНА: А это везде это увлечение, во всем мире?

А.ВАСИЛЬЕВ: Только в России. Только в России из-за недостатка мужчин. Украина – то же самое, это та же самая проблема. Но вы никогда не найдете во Франции или в Италии, а мы считаем эти страны традиционно странами большого вкуса, потому что большинство домов моды пришло к нам именно оттуда. Вот и художников тоже, и музыкантов, и так далее. Поэтому мы очень много ориентируемся на эти 2 страны. Никогда вы не найдете такого количества тюнингованных красавиц как у нас. Тюнинг в России – это обязательная сегодняшняя черта женщин, которые только рассчитывают на секс. А это неправильно. Надо рассчитывать на интеллект, на свое доброе сердце. Нельзя мужчину только удержать сексом – всегда найдется более умелая, более свежая, более длинноногая. Поэтому забудьте об этом.

К.ЛАРИНА: Ну вот смотрите, у нас даже и в актерской среде такого понятия как благородная старость, красивая – оно уже отсутствует.

А.ВАСИЛЬЕВ: Элина Быстрицкая – одна из редких женщин.

К.ЛАРИНА: Ну, Людмила Ивановна Касаткина была, кстати.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да. Которая не захотела покраситься и оставила свою седину. Это прекрасный пример.

К.ЛАРИНА: Кстати, еще на эту же тему вопрос от пенсионерки: "Мне – 70 лет, - Софья Владимировна пишет. – Хочу быть модной. Но как же мне не быть смешной?" Хороший вопрос.

А.ВАСИЛЬЕВ: Софья Владимировна, начинать модничать в 70 лет поздно. То есть если б вы были модной и до 70 лет, и продолжали этот стиль, то тогда это будет прекрасно. Но если вы вдруг с бухты-барахты сейчас пойдете и сделаете какие-то радикальные движения, вы, действительно, будете выглядеть смешной и нелепой. Но возьмите пример женщин своего возраста. Например, с королевы английской. Ее Величество – ей за 70, даже за 80 – выглядит всегда элегантно. Посмотрите, что вы можете адаптировать из ее образа, какие цвета, какие аксессуары, какие покрои. И, конечно, молодиться бессмысленно.

Многие спрашивают "До какого возраста носить миниюбку?" До 97 возможно, но показывать ноги старше 40 лет уже не стоит.

К.ЛАРИНА: "Александр, скажите, пожалуйста, каким шедевром вы хотели бы пополнить свою уникальную коллекцию женских костюмов? К 8 марта где-то выставляетесь?" - спрашивает Владимир из Санкт-Петербурга.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, Владимир, я сейчас выставляюсь в Москве в ХЦ "Лейпциг" с прекрасной выставкой, которая называется "Звуки моды". Это платья звезд эстрады от Клавдии Шульженко до Ларисы Долиной. Там вы найдете вещи Валентины Толкуновой, Надежды Бабкиной, вы найдете там вещи Любови Успенской, вы найдете там прекрасные вещи, которые принадлежали певице Валерии, певице... Дай бог всех вспомнить. Это изумительная выставка, которая очень сейчас популярна в Москве. В Петербурге у меня тоже будет выставка, но только в августе и она будет называться "Мода 70-х". А также в Москве в мае я откроюсь с грандиозной выставкой, которая состоится 17 мая и будет называться "Мода в зеркале истории" в Музее истории Москвы на Садовом кольце, напротив метро Парк Культуры.

К.ЛАРИНА: "Зная ваши, Александр, музыкальные способности, имея такую маму, не хотелось бы пойти в актерскую профессию?"

А.ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, я думал об этом, но работа на телевидении – тоже актерская. И я думаю, что даже презентация на радио, съемки на телевидении – это тоже какая-то доля актерства. И я думаю, что меня еще будут снимать в кино. Может быть, я буду постарше, может быть, я буду играть каких-то благородных стариков как это было, например, с Александром Вертинским, который был певец, но пришел в кино на небольшие роли позднее.

К.ЛАРИНА: Очень много вопросов, связанных с европейской культурой, ну и, естественно, проблемных, связанных с так называемым мультикультуризмом и прочим-прочим. "Есть ли опасность утраты европейского вкуса, исчезновения его?" - вот, я бы так резюмировала все вопросы, которые на эту тему приходят.

А.ВАСИЛЬЕВ: Очень хороший вопрос. Не только есть опасность, а есть очевидность, что это все исчезает. И я думаю, что мы переживаем закат Европы. Я думаю, что Европа живет сейчас исключительно на монетизации своих ценностей, нажитых в прошлые века, - я имею в виду архитектура, музыка, мода, кухня, я имею в виду театр, я имею в виду живопись, язык и, конечно, постепенно она будет, с одной стороны, превращаться в Диснейленд для китайских туристов, а, с другой стороны, она настолько заселена сейчас иностранцами... И дело не в том, что туда приехали арабы или африканцы, а дело в том, что там живут все нации, которые не хотят подчиняться определенной европейской традиции. И даже те россияне, которые приезжают туда массово и селятся там, часто занимаются тем, что по-прежнему варят борщ, болтают по телефону только по-русски, читают русские книги. Это не значит, что им надо порвать со своей культурой, но каким-то образом в этот монастырь со своим уставом не лезть, а как-то адаптироваться. Адаптация трудна, но важна.

Первое, выучите язык. Если вы хотите стать частью европейской культуры, выучите язык той страны, где вы находитесь, будь то Франция, будь то Германия, Голландия. Швеция, Португалия или Греция. Я думаю, что начать надо с этого.

К.ЛАРИНА: А в России есть такая опасность?

А.ВАСИЛЬЕВ: Да, безусловно. Мы повторяем все те же ошибки, которые повторили все европейские страны, у которых были колонии. В СССР колоний не было, но были доминионы – это была Средняя Азия. Сейчас мы впустили по своей ленности огромное количество людей из Таджикистана и из Узбекистана на черные работы. Конечно, они никуда домой к себе не поедут. Конечно, русские женщины их уже пригрели. У нас очень много одиноких женщин, они нашли в них непьющих мужчин, они их помыли, почистили, откормили и уже поселили у себя на кухне. И, конечно, у них будут дети, и, конечно, эти дети будут себя чувствовать уже коренными москвичами. Эти коренные москвичи родят внуков, и конечно, они будут жить по своим законам. Это служилось с алжирцами во Франции, это служилось с сомалийцами в Италии, это случится и в России, дайте только срок. Я даю вам срок 25 лет.

К.ЛАРИНА: И что дальше?

А.ВАСИЛЬЕВ: И они заселят. То есть их количество будет настолько важным, что мы должны будем считаться с их мнением, мы должны будем воспринимать их культуру, их кухню, их религию, их интересы жизненные как одну из составляющих наших национальных приоритетов. И это случится не завтра и не сегодня.

К.ЛАРИНА: То есть противостоять этому бессмысленно?

А.ВАСИЛЬЕВ: А нет, мы уже это сделали. Мы не хотели работать и мы перебили своих мужчин. Ведь, главная вина большевизма я вам скажу, в чем. В том, что они перестреляли мужчин, они уничтожили мужское семя. Генофонд заключался в том, что женщин стало больше, а мужчин меньше. И дело не только в революции, в Гражданской войне, в посадках 30-х годов, во Второй мировой войне, в Афганской войне и в Чеченской войне, где гибли именно мужчины, а не женщины. Дело в том, что мы просто отстреливали всех, будь то инакомыслящие или иноверцы, или иного происхождения. Мы не учли самого главного – мы разрушили семя нации, которое могло бы дать потомство. Это потомство мы не можем ничем восполнить – мы только выпускаем людей за границу. К нам приезжают очень мало. Мы так и не выдали паспорта всем тем, кто живет за границей, хотя, мы должны были это сделать. А законы, ведь, были приняты. И я прекрасно помню эти законы, где говорилось, что прямо завтра все к нам приедут назад. Но почему-то Польша смогла отыскать всех поляков и привезти к себе, немцы смогли отыскать всех немцев, а испанцы даже из Южной Америки привезли всех тех, кто хотел. Конечно, если б мы были национально ориентированные, что я не уверен идеи сегодняшней страны, я, конечно бы, предложил русский паспорт всем тем, кто может доказать, что у них есть дедушка или бабушка родом из России, к какой бы нации они не принадлежали. И в таком случае они могут прийти в консульство и бесплатно по предъявлении этих документов получить документы, по которым они могут въехать в страну в любое, для них удобное время.

Будут ли они здесь учиться, будут ли они создавать бизнес, женятся или выйдут замуж, но у нас будет прирост невероятный. Мы этого не сделали, мы боимся этих людей. И очень зря. А таких людей полно не только в Австралии, США, в Канаде, в Европе, в Израиле и в Южной Америке. Во всех странах мира. Мы должны им дать второй паспорт и разрешить двойное гражданство, а не сидеть упертыми и говорить, что у нас только одно. Это совершенно неверная позиция, потому что мы никогда не восполним потери в народонаселении.

К.ЛАРИНА: Обращаю внимание аудитории, чтобы вы тоже понимали, о чем говорит Александр Васильев. Не о том, что нужно собирать всех русских, именно русских и доказывать свою русскость.

А.ВАСИЛЬЕВ: Все нации, которые жили на территории России, все те, кто может доказать, что они родились на территории России или СССР. Это касается абсолютно всех наций.

К.ЛАРИНА: Это вся планета.

А.ВАСИЛЬЕВ: Абсолютно.

К.ЛАРИНА: Послушайте, у нас весь Голливуд создан теми...

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, не весь, но часть. Между прочим, я создал прекрасную книгу "Русский Голливуд", которая тоже существует и там как раз я говорю о тех режиссерах, о тех художниках, о тех актерах, о тех фильмах, которые были сняты на русскую тему. Вообще поинтересуйтесь, у меня есть прекрасный сайт http://vassiliev.com.ru, сходите на него, вы увидите очень много нового, вы узнаете о всех моих мастер-классах, о всех выставках и вопросов будет меньше, а счастья вам будет всем больше.

К.ЛАРИНА: Ну вот вы говорили как раз о том, что наше общество сегодня требует развлечения, позитивных эмоций.

А.ВАСИЛЬЕВ: Без конца.

К.ЛАРИНА: Но тогда я не понимаю, почему, если оно так требует развлечений и позитива, почему, все-таки, доминирующими остаются невероятная агрессия, зависть, ненависть, ксенофобия? Вот наши главные качества.

А.ВАСИЛЬЕВ: Недостаток культуры. Недостаток культуры у родителей, у дедушки и бабушки, недостаток воспитания и недостаточная толерантность общества. Как только мы будем, все же, репрессивно относиться к каким-то группам населения по разным принципам, будь то национальные, возрастные, сексуальные, финансовые, мы всегда будем падать в эту ксенофобскую яму. Мы обязаны открыть себя миру и сказать, что мы – свободная страна в широком смысле этого слова, а не в узком смысле этого слова, и никогда никаких изменений не будет, пока мы не будем с открытыми шорами. Потому что нельзя быть все время русаком и бежать только по одной колее. Мир многопланов, глобализация захлестнет и Россию, сколько бы мы ни противостояли. И скажу вам больше, она захлестнет и Северную Корею, потому что в один прекрасный день и этот режим падет. Потому что все режимы падают, понимаете? Это вопрос времени. И, конечно, неприятно долго ждать, но когда-то случится.

К.ЛАРИНА: Но вы же видите, это национальная идея. Она, как бы, не декларируется нигде, в Конституции у нас нет идеологии, но де-факто это существует, такое противопоставление себя миру на государственном уровне.

А.ВАСИЛЬЕВ: Ну, мне кажется, это тоже вопрос образования, вопрос их образования книжного, вопрос образования институтского, вопрос воспитания в стране. Мы не можем быть постоянно в оппозиции ко всему миру – это абсолютно неверная позиция. Надо быть в первую очередь дружелюбным со своими соседями, а потом со всем миром. Дружба, с которой должна начать Россия, это дружба с Прибалтикой, с Украиной, с Закавказьем и со Средней Азией. А дальше это переходит на дружбу с Китаем, с Японией, с Кореей, со Скандинавией, с ближними странами Восточной Европы, с Турцией.

Первое, это дипломатия. Дипломатия должна быть дипломатична. Посмотрите на Васильева: он дружит со всеми. Другое дело, что у вас может быть сердце, которое ближе к одним, чем к другим. Но дружить и улыбаться... Ведь, мы – огромная, сильнейшая и богатейшая страна. Как можно задирать маленьких? Какое мы имеем право задирать маленькую Эстонию, Грузию? Это малюсенькие страны! Даже если они совершают ошибку, будьте великодушными, не щелкайте их по носу и скажите "Да, мы совершили ошибку. Вы знаете, мы вас прощаем, потому что у вас есть то, то, то, то, то, чему мы вам обязаны и с чем мы хотим жить в мире". Дипломаты должны вести переговоры. Эти переговоры должны увенчаться всегда успехом. И надо воспитывать таких людей, которые могут вести эти переговоры. Не браться за ружье и не стрелять, не резать все связи, а найти возможность. А я уверен, что за столом переговоров найти возможность можно всегда, особенно если их ведет женщина. И чем больше женщин у нас будет в политике, тем успешнее будут переговоры, потому что перед красотой русской женщины не устоял еще ни один политик.

К.ЛАРИНА: Саш, но, ведь, самые жесткие законы сегодня как раз принимаются при активном участии женщин, прежде всего. Самый людоедский закон, который мы обсуждаем последнее время, это тетки принимают.

А.ВАСИЛЬЕВ: Сказать вам, почему?

К.ЛАРИНА: Ну?

А.ВАСИЛЬЕВ: Недостаток мужчин. Обеспечьте сначала мужчинами этих женщин, дайте им полноценный секс...

К.ЛАРИНА: Не отнимайте хлеб у Жириновского. (смеется)

А.ВАСИЛЬЕВ: Я согласен. Дайте им полноценный секс, а дальше они будут счастливы делать всё.

К.ЛАРИНА: Кстати, по поводу секса это не шутки. Я вот прочитала на вашем сайте, что вы в Петербург привозите свою...

А.ВАСИЛЬЕВ: Да-да, "Моду и секс". Это один из мастер-классов, который пользуется успехом, особенно среди буржуазии.

К.ЛАРИНА: А как, господин Милонов не будет там возражать?

А.ВАСИЛЬЕВ: Он будет счастлив, наверняка. И я надеюсь, что господин Милонов придет на эту лекцию и ему будет очень интересно.

К.ЛАРИНА: Мы должны заканчивать.

А.ВАСИЛЬЕВ: Жалко. Мне так с тобой весело.

К.ЛАРИНА: Вы помните, какие вопросы я вам задавала от слушателей? Кого-нибудь сразу навскидку вспомните?

А.ВАСИЛЬЕВ: Я думаю, что очень интересный был вопрос, который касался того, как я создаю свой гардероб на "Модном приговоре". Вот, я бы хотел этой даме и дать книгу в подарок из серии "Фотографии замечательных людей", которая 5 марта будет представлена во время автограф-сессии в 3 часа в МДК на Новом Арбате и в 19 часов на Воздвиженке в магазине "Москва".

К.ЛАРИНА: МДК – это Дом книги, чтобы вы не перепутали. Огромное спасибо.

А.ВАСИЛЬЕВ: Спасибо вам. Приду еще.

К.ЛАРИНА: Есть смысл жизни теперь после этого эфира.

А.ВАСИЛЬЕВ: Да.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

Автор: Ксения Ларина
Источник: Эхо Москвы
Телепроекты:
Персоны:

Этот материал показался интересным? Поделиться:

Фото
  • Александр Васильев о Яне Юсуповой
    Александр Васильев о Яне Юсуповой

Ваш комментарий

Текст комментария*
Ваше имя*
E-mail
Страна
Город
Контактный телефон
Введите текст с картинки Введите в поле код
обновить картинку
* Поля, обязательные для заполнения