Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
2 ноября 2011, 21:00

МАК обнародовал результаты работы технической комиссии по выявлению причин катастрофы Як-42

Авиакатастрофа, в которой погибла одна из лучших в России хоккейных команд, произошла из-за ошибок экипажа. Об этом заявили эксперты Межгосударственного авиационного комитета, которые выясняли, почему в Ярославле 7 сентября разбился Як-42 с игроками и персоналом клуба "Локомотив" на борту. В докладе упомянуты торможение при разбеге, несогласованные действия в момент отрыва от земли, а также сильнодействующее лекарство, которое принимал второй пилот.

Это был исправный самолет, пилоты с налетом по несколько тысяч часов, системы управления, настроенные на взлет. Так почему же лайнер пробежал три километра - в два раза больше, чем нужно, а вовремя в воздух так и не поднялся? Что за загадочная сила тормозила машину во время разбега?

"До скорости примерно 165-170 километров в час разгон происходил в штатном режиме. По достижению указанной скорости начала действовать тормозящая сила величиной 1700 килограмм-сил", - сообщил председатель технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета /МАК/ Алексей Морозов.

Все сводилось к тому, что кто-то из пилотов просто нажал на тормоза, но проверить эту версию должна была серия летных экспериментов, где пилотам-испытателям предстояло повторить действия экипажа при аварии. И первая же попытка показала, как на самом деле должен был вести себя на взлете Як-42.

"Мы выполняли отклонение органов управления, руля высоты, в соответствие с теми отклонениями, которые были выполнены экипажем самолета в Ярославле", - сообщил летчик-испытатель Василий Севастьянов.

"В результате этого было определено, что самолет при тех условиях взлета благополучно взлетает без всяких проблем", – говорит летчик-испытатель Борис Барсуков.

Зато экспериментальный взлет ярко показал отличия от полета аварийного. Когда самолет-модель уже поднялся в воздух, в Ярославле он еще только продолжал разбег, и хотя нужной скорости он все-таки достиг, проехав для этого в два раза большее расстояние, на землю он рухнул, едва от нее оторвавшись. Воспроизвести тот затяжной разбег и было главный задачей летного эксперимента. Разгонять самолет, нажимая при этом на тормоза, было рискованно, но результат подтвердил ожидания.

"Мы не смогли поднять носовое колесо для создания нужного угла атаки для взлета самолета", - сказал летчик-испытатель Борис Барсуков.

"На этих скоростях самолет должен был уже лететь. При подтормаживании на этих установленных скоростях самолет нос не поднимал, и продолжалось движение по взлетно-посадочной полосе", - говорит летчик-испытатель Василий Севастьянов.

После этой попытки тормозные колодки самолета еще пришлось долго остужать, поливая водой. Но чтобы развеять сомнения, понадобилось восемь попыток взлета. Вот уже восьмой прерванный взлет. Должны ответить, мог ли одновременно тянуть на себя штурвал и неосознанно жать на тормоза.

Перед взлетом в кабине установили специальные приборы - они замеряют усилия рук пилота. Эксперимент показал, чтобы с такой силой потянуть на себя штурвал, как это было в Ярославле, летчику пришлось упереться в педали, нажимая на тормоз.

Неправильному положению ног на педалях тоже нашлось объяснение. И первый, и второй пилот большую часть жизни летали на Як-40, а там летчик как раз и должен держать ноги целиком на педалях. На Як-42 касаться педалей при взлете надо лишь носками - если же поставить ногу полностью, нажать на тормоз не так и трудно, и это уже приводило к летным происшествиям. В этот раз могло бы и не привести, если бы пилотов как следует учили управлять новым для них типом самолета, но в авиакомпании на это закрыли глаза. "В компании отсутствовала система управления безопасностью полетов и организации летной работы", - сказал председатель технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета. 

Переговоры в кабине показывают, что экипаж работал не согласованно. Драматическую запись сегодня обнародовали впервые. Командир навскидку называет скорость, при которой нужно принять решение о взлете, потом не может понять странного поведения машины, на секунду толкает штурвал от себя и дает команды то изменить положение стабилизатора, то выйти на взлетный режим.

Сейчас к тому же известно, что второй пилот лечился от болезни нервной системы, которая нарушает координацию движений, а в его крови нашли фенобарбитал. Алексей Морозов со ссылкой на наблюдавшего второго пилота невролога сообщил, что с 2000 года у второго пилота отмечается снижение рефлексов на ногах, а с 2005 года и на руках. "Что косвенно говорит о поражении периферических нервов, то есть развития у него полинейропатического синдрома. В подтверждение указанного говорит назначенное врачом-неврологом в 2007 году, к которому второй пилот обращался в частном порядке, препарата нейромедин, который применяется для улучшения нервно-мышечной передачи. Полинейропатический синдром проявляется, в том числе в нарушении координации движения ног и контроля их пространственного положения. В результате расстройства поверхностной и глубокой чувствительности нижних конечностей", - пояснил председатель технической комиссии.

"В организме второго пилота обнаружен фенобарбитал - препарат, оказывающий тормозящее действие на центральную нервную систему, запрещенный к применению пилотами", - сообщил председатель технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета /МАК/ Алексей Морозов.

Последний из летных экспериментов в рамках этого расследования показал наглядно - как только пилоты убрали ноги с педалей тормоза, самолет тут же пошел вверх. Тот взлет летчики остановили, и точно так же, как сегодня утверждают эксперты, должны был вести себя экипаж в Ярославле - если бы они просто прекратили попытки поднять не слушающуюся машину, катастрофы можно было избежать.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей