Новости
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
3 февраля 2011, 16:22

Встреча Путина с журналистами Первого канала (полная версия)


Глава Правительства России Владимир Путин ознакомился с работой Дирекции информационных программ Первого канала, посетил студию новостей и эфирную аппаратную, побывал на записи одного из телешоу – "Минута славы". Также состоялась встреча В.В.Путина с творческим коллективом телеканала.

Приводим полную стенограмму встречи:

В.В.Путин: Доброе утро!
К.Л.Эрнст: Угощайтесь, Владимир Владимирович! Ужинать, я думаю, некогда было.
В.В.Путин: Спасибо! Вы всё время по ночам работаете, да?
К.Л.Эрнст: Обычно да. ДИП (Дирекция информационных программ) работает 24 часа в сутки.
А.А.Шарапова: Мы всегда смотрим телевизор с утра и до вечера – с программы "Доброе утро" и заканчиваем всем, что идёт ночью.
К.Л.Эрнст: Большинство присутствующих будет немедленно рекламировать именно свой формат…
А.А.Шарапова: После того как Вы сказали: "Доброе утро!", я сказала: "Это только мне!". А можно вопрос?
В.В.Путин: Можно. Но на самом деле я действительно подъехал именно для того, чтобы Константина Львовича (Эрнста) поздравить с приближающимся днём рождения.
К.Л.Эрнст: Спасибо!




А.А.Шарапова: Я хотела задать Вам вопрос как ведущая "Доброго утра". Всё-таки мы такую радость людям с самого утра приносим, заряжаем оптимизмом, бодростью. Расскажите, пожалуйста, у Вас тяжелейший график, мы это понимаем, вот как Вам удаётся в этом графике, я не боюсь этого слова, выживать? Как Вы отдыхаете? Сколько Вы спите?
В.В.Путин: Шесть часов.
А.А.Шарапова: Шесть часов Вам хватает?
К.Л.Эрнст: Можно я вставлю ремарку. Один мой знакомый сказал, что вышел от Владимира Владимировича вчера в 2 часа 40 мин.
В.В.Путин: Мы закончили совещание по поводу очень важного вопроса, очень серьёзного, имеющего большое социальное значение – это денежное довольствие военнослужащих и военные пенсии. Закончили совещание в 1.30. Ну и потом там ещё был ряд коллег, которые не могли уйти, не задав ещё пару вопросов, и таким образом мы закончили в начале третьего.
А.А.Шарапова: Ну а с утра чашка кофе?
В.В.Путин: Я кофе не пью.
А.А.Шарапова: Чай?
В.В.Путин: Пью, но очень редко.
А.А.Шарапова: Наступает момент, когда хочется уже отдохнуть?
В.В.Путин: Наступает.
А.А.Шарапова: Получается?
В.В.Путин: Получается, конечно. Он, не как вы сказали "сумасшедший", такой график...
А.А.Шарапова: Жесточайший!
В.В.Путин: Да нет, он напряжённый, конечно. Но поскольку мне нравится то, что я делаю так же, как и вам...
А.А.Шарапова: Да, это правда.
В.В.Путин: В принципе, когда человек с удовольствием делает своё дело, ему это доставляет удовольствие.
А.А.Шарапова: Ну, судя по тому, как Вы выглядите, это правда...
В.В.Путин: Спасибо большое. Примите ответную шайбу.




К.А.Клеймёнов: В новостях, Владимир Владимирович, безусловно, главная тема, которая доминирует две недели, помимо Египта, – это теракт в Домодедово. И, по всей видимости, с основной версией следствие определилось – дагестанский след.
В.В.Путин: Следствие разве сказало, что это дагестанский след?
К.А.Клеймёнов: Ну по крайней мере прозвучали там фамилии ключевых подозреваемых.
В.В.Путин: От кого они прозвучали?
К.А.Клеймёнов: Ну, я согласен, что... По крайней мере, опровержений никаких не прозвучало.
В.В.Путин: Я думаю, чтобы в официальных новостях говорить о каком-то следе, нужно получить достоверную информацию от следствия и нельзя ссылаться на слухи.
К.А.Клеймёнов: Тогда можете Вы нам что-то сказать по этому следу?
В.В.Путин: Нет, то есть я могу сказать, но сейчас не буду этого делать. Идёт следствие, люди работают, работают результативно, надо сказать, в этом смысле.
К.А.Клеймёнов: Зацепки есть?
В.В.Путин: Не зацепки. Можно считать, что дело в целом раскрыто.
К.А.Клеймёнов: Но в этом контексте много говорят о том, что нам необходимо заимствовать опыт коллег – американский опыт и израильский опыт. Насколько, по вашему, это всё серьёзно ? Тот же самый аэропорт Бен Гурион несопоставим по своим масштабам ни с одним московским. Там в разы меньше рейсов и "накрыть" его гораздо проще. А у нас в России таких десятки!
В.В.Путин: Вы, по сути, сейчас ответили на мой вопрос. Вы сказали, что Бен Гурион значительно меньше московского аэропорта. Но сделали, по-моему, неточный вывод. Если он меньше, то его легче защитить, а если аэропорт больше – его сложнее защитить.
К.А.Клеймёнов: Я ровно это и имел в виду.
В.В.Путин: Тогда извините, я не понял вашего вопроса. Но, во-первых, действительно у нас таких аэропортов гораздо больше и каждый из них сам по себе гораздо больше – их сложнее защитить. Но дело даже не в этом. Если ваш вопрос заключается в том, можно ли и нужно ли перенимать их опыт, конечно, можно и нужно!
К.А.Клеймёнов: В какой части?
В.В.Путин: Везде, где они эффективнее. А надо отдать им должное, в целом они работают эффективнее. Можно ли у нас это всё сделать? Наверное, не всё, но многое можно. Идёт ли такая работа по обмену опытом? Да, идёт. И со многими специальными службами у нас налажен такой контакт и такое взаимодействие, которого раньше никогда не было. И должен сказать, что общая угроза объединяет специалистов. И отдача от этой работы есть, это взаимно.
Конечно, многое нужно сделать самим правоохранительным органам, для того чтобы работать изнутри, в той среде, которая представляет для нас угрозу. Когда я говорю "для нас", я имею в виду прежде всего граждан России, всех граждан России.
И, конечно, нужно улучшать физическую защиту объектов массового скопления людей и инфраструктурных объектов. Здесь ни денег нельзя жалеть, ни времени. И здесь нужно брать пример с многих наших коллег в других странах. Есть ли отличия в нашем с ними положении? Да, на мой взгляд, есть. У нас угроза внутри, а у них – снаружи. Это, конечно, приблизительное определение, потому что и у них есть внутри, и у нас снаружи… Но в целом основная угроза у нас, конечно, внутренняя, а у них – внешняя. В Израиле вообще стену строят, как вы знаете. Ну я сейчас не буду давать политических оценок – плохо это или хорошо. Я считаю, что это не очень эффективно и нецивилизованно. Но это другой вопрос. Во всяком случае это извне идёт в основном, так же как и в Штатах. В Штатах что? С севера – Канада, с юга – Мексика и два океана по бокам. А мы живём в центре мусульманского мира, который переживает очень сложную стадию своего развития. И сам мусульманский мир страдает от этих проблем. Конечно, это не может не отражаться на нас – имею в виду, что у нас самих проблем достаточно. Для нас эта угроза (мы видим это по трагическим событиям, которые происходят) актуальнее и жёстче. Но это значит, что мы должны действовать адекватно.
И наконец, есть определённые особенности, мне кажется, у российского народа: мы очень быстро расслабляемся. Там общество очень сконцентрировано, очень чувствительно к любым проявлениям угрозы. У нас, к сожалению, такого нет. Вот сейчас на мониторах идут события в Египте: все оттуда уезжают, а наши туристы в аэропортах сидят и летят туда отдыхать.
А.А.Шарапова: С детьми и беременными женщинами...
В.В.Путин: Хотя мародёры там уже действуют и до гостиниц добрались! Нет, всё равно летят. И у нас внутри то же самое происходит. Нам вместе с вами – со средствами массовой информации, специальными службами, правоохранительными органами, общественными организациями, гражданским обществом – нужно менять отношение к этим проблемам.
Я повторяю, что у нас внутри много своих собственных проблем: мы должны бороться с безработицей на Кавказе, ещё с чем-то и ещё с чем-то. Но надо сказать, что и в благополучных европейских странах актуальна проблема терроризма, – мы же это видим все. Значит, здесь что-то ещё кроме наших внутренних, присущих России, проблем. Значит, мир переживает какую-то стадию своего развития, проходит через эти тяжелые испытания.
Кстати сказать, в истории человечества, в современной истории, были такие вспышки терроризма, потом они уходят – значит, что-то сейчас происходит в мире. Я могу говорить об этом до утра, но есть какие-то объективные вещи, и нам нужно на них адекватно всем вместе реагировать.
А.В.Пиманов: Можно ещё один вопрос? Зрители "Человека и закона" сразу после теракта оборвали телефон, и сайт чуть не обрушился. И задают один и тот же вопрос, на который пока нет ответа: почему они не берут на себя ответственность? Это раз и зачем это делается? Все задают этот вопрос и не могут понять.
В.В.Путин: Вы знаете, на этот вопрос не всегда ответ-то есть. Он же правильный: зачем это делается и кто берёт на себя ответственность? И ответственности не берут, и сами часто не знают, зачем они это делают. Бессмысленная жестокость – абсолютно бессмысленная! Они даже не понимают часто, чего хотят, не могут сформулировать свои требования. Просто это такой анархический терроризм – против всех и всего, против государства, против существующей власти, против страны,
А.В.Пиманов: То есть центра какого-то нет?
В.В.Путин: Почему? Есть международные террористические центры. Они существуют, они же и финансируют эту деятельность. Но вот люди, которые исполняют, часто даже не понимают, чего они творят. Да и их состояние подчас бывает таким, что не даёт им возможности отдавать отчёт в своих действиях.
А.В.Пиманов: Они – понятно. А люди, которые их посылают, финансируют, запускают весь этот страшный механизм, – они-то это зачем делают? Им же, понятно, паника нужна…
В.В.Путин: Они раскачивают, пытаются раскачать ситуацию в стране, вызвать панику, посеять недоверие к власти. На этой волне самим пробраться куда-то, пробраться к сердцам людей, раскачать ещё больше, заставить поверить в то, что они правы. Вот и всё. Вот вспомним, давайте как происходили события в той же Чечне в середине 1990-х годов. Ведь только когда пришло осознание местным духовенством, что их оттесняют от собственного народа, тогда они сами взяли в руки оружие и начали бороться с ваххабизмом – в плохом смысле этого слова, потому что ваххабизм тоже разный бывает. Пожалуйста.
М.Л.Шевченко: Владимир Владимирович, вот в продолжение этой темы, уж если у нас зашёл такой конкретный и важный разговор. На прошлой неделе в программе "Судите сами", где мы обсуждали вот эту проблему борьбы с терроризмом, у нас прямым телемостом из Грозного был руководитель Чеченской Республики Рамзан Кадыров. И Рамзан Ахматович, давая свою оценку тому, как можно победить это зло, говорил, в частности, о необходимости вовлечения кавказской молодёжи (но не только кавказской по национальности, как я понимаю, по этнической принадлежности, а вообще молодёжи Северного Кавказа) в более масштабные социальные проекты, связанные с новыми типами деятельности, связанные с новыми типами работы, потому что безработица, по его мнению, является одной из главных причин развития террористической активности в молодёжной среде на Северном Кавказе.
В.В.Путин: Это питательная среда.
М.Л.Шевченко: Вот что можно сделать? Расскажите, пожалуйста, потому что я знаю, что принята концепция социально-экономического развития региона – Александр Геннадьевич Хлопонин её представлял. Как Вы видите возможность, скажем так, максимального занимания молодого поколения Северного Кавказа полезным делом, а не этими философско-религиозными дискуссиями, которые приводят чёрт знает к чему?
В.В.Путин: Вы знаете, ведь все события подобного рода, события в самом широком смысле этого слова, мероприятия подобного рода (социально-политические, экономические) – это же всё мероприятия длительного цикла. Ещё совсем недавно мы с вами говорили, что Грозный похож на Сталинград после Сталинградской битвы. Но сейчас это не так. Для этого потребовалось лет пять-семь. Высокая рождаемость в этих республиках, как мы знаем. Традиционно там не была развита промышленность. В Чечне ещё существовал нефтегазовый комплекс в советское время, а так в общем-то ничего особенного там и не было. Но сейчас он восстановлен, этот нефтегазовый комплекс, и этого уже недостаточно.
Для того чтобы развивать производственные силы, создавать новые рабочие места, нужно обеспечить безопасность. Ведь просто одними государственными инвестициями проблему не решить. Вообще, государственные инвестиции, как считается, далеко не всегда являются самыми эффективными. Надо привлекать частные инвестиции. Но какие частные инвесторы туда пойдут? Я вот "Роснефть" в своё время едва заставил. Они, правда, там развернули работу – надо отдать им должное. Функционируют, работают и в общем неплохо, с прибылью. Привлекаются и другие. В Чечню уже начали идти, потому что там спокойно. Спокойнее, может быть, даже, чем в других северокавказских республиках.
Но одна проблема цепляет другую. Нужно время. Вы правы, мы ещё раньше приняли программу развития юга России (там был Северный Кавказ), сейчас принимаем специальную программу по развитию Северного Кавказа. Там планируется в ближайшие годы создать 450 тыс. новых рабочих мест. Безусловно, отсутствие этих рабочих мест, хроническая безработица являются питательной средой. Это не причина для терроризма, конечно, но питательная среда, потому что молодые люди болтаются, заняться им нечем. И, кстати говоря, они появляются в крупных городах России, вызывают раздражение у местного населения. Почему? Приезжают часто без образования, из сёл приезжают. Они у себя-то не могут адаптироваться как следует, а в эту среду попадают, вообще ощущают себя здесь непонятно как, и местное население их, естественно, не воспринимает. Вопрос требует времени и, конечно средств, денег. Будем выделять на это деньги, то есть не будем, а делаем это!




К.А.Клейменов: Можно про Чечню, чеченцев в другом измерении? Про это измерение почти ничего нельзя увидеть по телевизору. Вот Гаевский, губернатор Ставропольского края, недавно на совещании у Д.А.Медведева рассказывал, что он в ГУВД организовал специальный отдел, который курирует отдых в его регионе силовиков из Чечни и Ингушетии, потому что....
В.В.Путин: Что сделал?
К.А.Клейменов: Создал специальный отдел ГУВД, который курирует отдых чеченских и ингушских силовиков в его регионе, потому что происходят совершенно чудовищные вещи.
Я знаю, что многие из присутствующих здесь...

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей