Новости
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
11 ноября 2012, 21:11

Сергей Иванов рассказал о ходе расследования дела по фактам хищения в ГЛОНАСС

По словам Сергея Иванова, главы администрации Президента и главы президиума Президентского совета по противодействию коррупции, три дела за одну неделю – не совпадение. Дела крупные, поэтому и расследования многолетние. Причем одно из дел - по проекту ГЛОНАСС - он курировал лично.

Вопрос: За одну неделю становится известно о результатах расследования сразу трех антикоррупционных дел. Можно ли говорить, что государство взяло курс на ужесточение борьбы с коррупцией и принципиально новый уровень в этой борьбе?

Сергей Иванов: Хотел бы напомнить изречение одного из моих любимых великих русских историков Карамзина, который на вопрос "Как бы вы охарактеризовали положение в России кратко?", он кратко и ответил: "Воруют". Это было примерно 200 лет тому назад. Ну, вот, к сожалению, и сейчас воруют. И с этим просто надо целенаправленно бороться.

Я сам возглавляю Президиум по борьбе с коррупцией Совета по коррупции, которую возглавляет наш Президент Верховный Главнокомандующий. Я вам могу сразу сказать честно, что мы в закрытом режиме рассматриваем декларации некоторых чиновников, генералов, военнослужащих. И уже в мою бытность – я всего год работаю главой Администрации Президента – около 10 генералов, их декларации были подвергнуты большому сомнению, в результате чего некоторые из них были уволены, а некоторым отказано в повышении в должностном росте.

У нас нет абсолютно никаких на этот счет ограничений. И, кстати, последние как раз дела, по-моему, наглядно показывают что, несмотря ни на какие чины, звания и так далее, у нас нет и не должно быть неприкасаемых.

Вопрос: Цифры, которые сейчас оглашают по ГЛОНАСС, на ваш взгляд, это окончательные цифры? 6,5 миллиардов?

Сергей Иванов: До этого звучала другая цифра - полмиллиарда рублей, 500 миллионов рублей. Вы знаете, 6,5 миллиардов – это стоимость, я вам скажу, примерно трети всей космической группировки ГЛОНАСС, которая сейчас на орбите.

Вопрос: Вы были одним из отцов-идеологов проекта. Соответственно, когда вскрылось, что в ГЛОНАСС могут быть и есть злоупотребления, вероятно, вы одним из первых получили информацию об этом?

Сергей Иванов: Когда я начинал работу, а программа начиналась в 2006-2007 году, для этого были выделены большие бюджетные средства, огромные бюджетные средства. И где-то в 2009-2010 году у меня, знаете, на уровне ощущения стали возникать подозрения, что что-то не так. А вначале 2010 года ко мне обратился тогдашний министр внутренних дел Рашид Гумарович Нургалиев, который мне доверительно сообщил, что у него не только ощущение, но и появляются первые факты, или основания, подозревать, что бюджетные средства ГЛОНАСС, говоря по-простому, воруются. После этого я встретился в закрытом совершенно режиме с некоторыми - не буду называть их имена - следователями, операми, сотрудниками МВД, которые непосредственно работают по этому делу.  Они мне показали бумаги размером примерно со стол, просто простыни, где, по их мнению, четкими стрелочками было показано, как ходят деньги и куда они уходят. И я попросил их продолжать работу, естественно, не снижать никаких темпов.

Вопрос: Но тем не менее, на этих простынях имена людей, которым вы давали поручения, которым вы верили, c которыми, в принципе, за два года расследования вы были вынуждены, ничего не говоря, никак не намекая, здороваться за руку. Что это было для вас?

Сергей Иванов: Я большую часть своей жизни провел во внешней разведке. Самое страшное, что там может быть, это предательство. Вот то же самое и здесь. Когда ты видишь, что люди, которым ты доверял, которым в конце концов государство доверяло и выделило огромные деньги для определенных целей, и они, мягко говоря, используются не по назначению, ну, как можно к этому человеку относиться? Или к этим людям относиться? Ну, терпел. Терпел. Я не подавал виду, потому что я понимал, что если я начну подавать вид, то это приведет просто к настороженности и попытке замести следы.

Вопрос: Если мы сейчас попытаемся нарисовать коррупционную карту России, какие регионы, на ваш взгляд, выделить особо ярким цветом?

Сергей Иванов: Ну, во-первых, коррупция и раньше, и сейчас, и в будущем – это прямая угроза национальной безопасности. Она и сейчас ею являются. Очень много вопросов к Северному Кавказу, очень много. И люди простые жалуются. Да тут и без жалоб простых людей так, честно говоря, очень много видно, в том числе по упомянутому мною выше "обналу" так называемому. Это надо признать открыто. А вот меньше ее - по мнению бизнеса, подчеркиваю, по мнению бизнеса - в ряде северных территорий, Ямало-Ненецкий округ, Ханты-Мансийский округ, Томская область, в хороших цветах в хорошем смысле этого слова отдельные регионы Дальневосточного округа.

Вопрос: Вы крайне болезненно относитесь к проявлениям коррупции. А мне всегда очень любопытно спросить. Вот Владимир Владимирович много лет на важнейших постах, каждый день он получает информацию, которую получает только он. Вы когда-нибудь обсуждаете, что люди, которым он в принципе доверял, подводят его, в том числе его лично?

Сергей Иванов: Обсуждали. Какое чувство? Чувство брезгливости, наверное, это самое правильное слово. Но с другой стороны, когда такая информация поступает, она, как правило, носит первичный, юридически не закрепленный характер, а Владимир Владимирович, в отличие от меня, юрист. А в нем больше все-таки основа на законотворчестве и на законах и на железной необходимости соблюдения законов. Он дает поручение разобраться, поставить точку в этом вопросе с точки зрения, извините за тавтологию, правда это или неправда, и если это правда, то, пожалуйста, полный карт-бланш соответствующим органам довести это дело до конца.

Вопрос: Что будет знаком к тому, что ситуация сдвинулась с мертвой точки и борьба с коррупцией принесла свои позитивные результаты?

Сергей Иванов: Ну, во-первых, я считаю, что она начинает приносить первые позитивные результаты. Собственно, давайте вспомним, что было 10 лет назад и  что сейчас? У нас 10 лет назад были такие дела? Что-то не припоминаю. Я тоже общаюсь с людьми и часто слышу от них следующее: ну, ладно, вы кого-то поймали, осудили, он наворовал, но это все оформлено на жену, на детей, на внуков, коттеджи, все это как стояло, так и стоит. Отчасти эти упреки, на мой взгляд, личный, справедливы. И здесь я бы ответил вам не как глава Администрации Президента, а просто как гражданин Иванов: по мнению гражданина Иванова, было бы очень хорошо, когда такие преступления заканчивались бы не только судебными приговорами, но и конфискацией всего имущества, нажитого преступным путем. Вот когда люди это увидят, я думаю, после этого вопросов, как относится власть к коррупции, уже не будет.

Читайте также: