Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
5 февраля 2013, 21:20

Внедрение ювенальной юстиции в России остается причиной горячих споров экспертов

Сегодня эксперты в Москве снова горячо спорили о ювенальной юстиции. Речь об ужесточении контроля за правами детей в семье, когда социальный работник решает, можно ли поместить ребёнка в приют, если эти права были нарушены. Противники считают: если Россия перейдет к новой европейской практике надзора, злоупотреблений не избежать.

Первые слова и первые шаги - Тимофей растет на глазах. Только его мама этого не видит. Из дома в приют мальчика забрали несколько месяцев назад, когда социальный работник решил: в квартире не безопасно.

"Условий для ребенка не было в квартире. Опасные для жизни ребенка! Это обои не поклеены, квартира без ремонта. Я его не видела месяца два, только в окошко несколько раз. Весь бледный, насморк, кашель, мешки под глазами. Жутко было смотреть. Мне тяжело его узнать было", - рассказывает Ирина Русакова.

Аргументы Ирины, что она мать-одиночка, и доход семьи не позволяет сделать ремонт, чиновника не остановили. Мальчика забрали из дома. В Европе это называется ювенальной юстицией - система законов, которая охраняет ребенка. И неважно, что ему угрожает нападение бандитов или родительский шлепок за плохое поведение. Ювенальная юстиция - термин для России новый, но европейским странам знаком до боли.

Крик души пятилетнего Ивана Биткина. Мальчика из Норвегии, которого отобрали у мамы за то, что подрался в детском саду. Социальные работники решили: его неправильно воспитывают дома. Теперь Ивана ждет новая семья, возможно, инетрнат. А чиновника премия за то, что во время вырвал гражданина страны из рук неродивых родителей.

"Органы опеки будут отчитываться отобранными детьми и за это получать большие деньги, премии и так далее. На западе это так, и здесь это будет так. Во Франции, в Голландии, везде, где это существует, родители в ужасе просто. Я ни от одного ни разу не слышала, что это хорошая практика, которая приносит пользу и помогает детям. Это практика разрушения семьи", - считает член правления Российского детского фонда Ирина Медведева.

Доводы против кажутся бесспорными, но только не тем, кто за ювенальную юстицию. Ее сторонников в России достаточно. Своих оппонентов они регулярно приглашают за круглые столы и пытаются убедить: без ювенальной юстиции не обойтись. Обещают ограничиться только специальными судами для рассмотрения дел несовершенолетних преступников.

"Психика ребенка такова, что требуются спецсудьи. Действия в интересах детей это международные обязательства России. Есть правосудие, дружественное к ребенку, или здравоохранение, дружественное ребенку, или детствосбережения. Я вообще не понимаю, против чего тут можно возмущаться", - говорит член общественного совета г.Москвы Нодари Хананашвили.

"Сторонники ювенальной юстиции утверждают, они пытаются внедрить в российское законодательство такую идеологически неверную конструкцию, как приоритет прав детей по отношению к правам родителей. И мы задаемся вопросом, а как можно защищать права детей, не разрушая семью", - отмечает председатель межрегионального общественного движения в поддержку православных образовательных и социальных инициатив Николай Бондаренко.

На рассмотрении Госдумы есть несколько законопроектов, в котором эксперты усмотрели так называемые ювенальные технологии. Один из них о соцальном патронате. В случае принятия документа детей будут забирать, когда родители своими действиями или бездействием препятствуют его нормальному воспитанию или развитию.

Формулировки закона эксперты называют размытыми. В документе, например, нет ни слова о том, что считать нормальным воспитанием и развитием. А значит, российским семьям стоит готовиться к тому, что со своим уставом их будут навещать социальные работники. Они и решат, что такое хорошо и что такое плохо для вашего ребенка.

"Приходят органы опеки и соцработники в дом, они не находят апельсинов в холодильнике - это реальная история, и забирают детей из семьи. Вторая история, когда приходят люди, говорят: у вас чистенько, но бедненько. Видят крошки на столе и говорят: вы не способны воспитывать детей - и изымают детей из этой семьи", - рассказывает член совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Яна Лантратова.

Не в пользу ювенальной юстиции статистика. Фактов насилия в семье немало, но и их и не так много, чтобы ужесточать контроль. По данным МВД, только 8% случаев, связанных с насильственными действиями в отношении детей случались именно в семьях.

"Я считаю, что это ложная абсолютно теория, которая довлеет, в том числе над системой ювенальной юстиции. Когда считается, что лишили родительских прав родных родителей, а ничего страшного, следующие возьмут. Здесь не приживется, дальше пойдет. Вот такой конвейер. И ребенок становится каким-то, знаете, не членом семьи, а неким общественным достоянием. И все общество, то есть никто, по сути, за него отвечает", - считает уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов.

Своего сына Тимофея Ирина Русакова через несколько месяцев все-таки смогла вернуть домой из приюта. Говорит, когда-то она мечтала о втором, а, может быть, и о третьем ребенке. Но после случившегося о пополнении в семье не может быть и речи. Страшно. А вдруг кому-то ремонт не понравится и детей заберут. 

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей