Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
7 мая 2013, 21:18

Директор ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова в проекте Первого канала «Люди Победы»

Великая Отечественная война и воспоминания свидетелей той эпохи. Мы продолжаем проект "Люди Победы". Сегодня - рассказ директора музея имени Пушкина Ирины Антоновой.

В субботу 21 июня 1941 года студентка-первокурсница Ирина Антонова сдала на "отлично" летнюю сессию в институте. Утром следующего дня началась война.

"А потом наступил этот день, 16 октября, когда утром я проснулась, вышла на балкон и увидела, что мой дорогой Покровский бульвар весь в танках. Прямо на бульваре стояли танки", - вспоминает Ирина Антонова.

Ирина твердо решила идти в военкомат и проситься на фронт. Но когда сказала об этом маме, увидела такую боль в ее глазах, что не смогла оставить самого близкого человека. Потом - эвакуация из Москвы, два с половиной месяца жизни в вагоне и долгожданное возвращение в родной город. В конце января 42-го возобновились прерванные осенью занятия.

"Мы были всегда в ватниках, в валенках, в перчатках, замерзшие чернила. Большинство профессоров принимали нас на дому. И тогда же я поступила на курсы медсестер", - рассказала Ирина Антонова.

Несмотря на то, что немцы были отброшены от Москвы, город оставался на военном положении. Тревоги, авианалеты, бомбоубежища - неотъемлемые атрибуты начала 42-го. Но жить только ожиданием звука сирены невозможно, тем более, когда знаешь точно, что твое дело правое, враг будет разбит, и победа будет за тобой.

"Все время что-то в Москве происходило, что поддерживало это настроение. Я должна вам сказать, во-первых, я продолжала ходить в консерваторию, в зал Чайковского. Скажем, я очень хорошо помню мое впечатление от концерта Софроницского. Я сидела в ватнике, в валенках, в шапке, в рукавицах, а Софроницкий играл Шопена в перчатках с обрезанными пальцами. Было безумно холодно. Это был январь-февраль. И, тем не менее, я вдруг все поняла, я теперь понимаю Шопена, теперь я понимаю всю музыку", - говорит Ирина Антонова.

Весной 42-го младшего сержанта медицинской службы Антонову направили работать в госпиталь на Красной Пресне.

"Это был пересыльный госпиталь, куда привозили прямо с фронта. В основном это были молодые ребята-летчики. В переноске раненых участвовали все, в том числе и мы, и даже хирург наш участвовал, и начинались операции. Главным образом это были ампутации конечностей. Я помню, как один мальчик моего возраста все время говорил: мухи, мухи. А я как будто мух от него отгоняла. Я не была на фронте, но видела войну в одном из самых страшных ее обликов", - говорит Ирина Антонова.

Линия фронта постепенно отодвигалась от Москвы. Жизнь постепенно возвращалась в нормальное русло. Но чувство беды и страха не покинуло многих до самого конца войны.

"Страшно терять близких людей. Может быть, очень страшное, чего я не ожидала на войне, все-таки случилось уже в 40-х годах, во второй половине, после войны. Я имею в виду последние годы режима Сталина. Это явно было уже таким разрушением веры в то, ради чего все совершалось. Вот это было страшно, страшнее войны, - сказала Ирина Антонова. - Поэтому надо, наверное, обязательно воспитывать в себе такую независимость, свободу мыслей, чтобы было правильное отношение ко всему".

Читайте также: