Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
26 мая 2013, 21:14

Погромы в Стокгольме. Европа не может ни прокормить, ни заставить работать эмигрантов

"Сами мы неместные". Чаще всего в сети "проповедников зла" попадают те, кто убедил себя: "это не мой уклад жизни, это все чужое, все неправильное". Проблема мигрантов, которые требуют равных прав, но не хотят равных обязанностей, сейчас главная проблема не только Европы, где уже возникли этнические гетто, но и России. Бережное отношение государства к национальной самоидентификации - а это одна из главных европейских ценностей - гостями воспринимается как слабость. Потому что зачастую у этих людей, и правда, другой культурный и этический багаж, они привыкли жить по другим законам.

В горящем Стокгольме "афрошведы" и "азиашведы" громили все на своем пути, виня скандинавов в том, что пособия для тех, кто не работает, но хочет жить, как шведы работающие, слишком маленькие. Это, на их взгляд, дискриминация.

Ночью поджоги, днем митинги. В иммигрантских пригородах Стокгольма уверены: во всех бедах виноваты шведские власти. "Год за годом политики урезают нам льготы, а плату за жилье, наоборот, поднимают. Подростки вершат насилие, чтобы нас услышали. Методы полиции мне не нравятся. Они нас не знают. Я работаю здесь со своей матерью. Почему они меня арестовывают и допрашивают?" - возмущается житель пригорода Стокгольма Хюсбю Фадель Юмбия.

Уже, кажется, понятно всем: убийство полицейскими 69-летнего мужчины нешведского происхождения - только повод. Поджоги автомобилей, школ, погромы в библиотеках и даже нападения на полицейские участки. Беспорядки охватывают 15 районов Стокгольма.

Шведские СМИ обвиняют в подстрекательстве общественную организацию "Мегафонен", которая отстаивает интересы иммигрантов. "Мегафонен", в свою очередь, заявляет: огонь раздувают сами СМИ. "Организация не планировала насилие. Это все шведские журналисты - они платят детям, чтобы снять красивые кадры горящих машин. А дети из бедных семей поэтому соглашаются. Нам даже пришлось прогнать все шведские СМИ из района", - утверждает представитель организации "Мегафонен" Майкл.

Несколько раз толпа прогоняла и пожарных. Маттиас Ларссен, который боролся с огнем под градом камней, признан в стране человеком недели. Запись, сделанная в социальной сети, после одной из бессонных ночей разлетелась по всем газетам. "Я здесь, если ваш отец нуждается в помощи, если он разобьется на машине. Я помогу вашей сестре, если огонь разгорится на ее кухне. Почему вы так поступаете со мной? У меня тоже, как и у вас, есть семья, которая хочет увидеть меня снова", - обратился к участникам беспорядков пожарный Маттиас Ларссен.

Это и изумление, и даже беспомощность целого общества - уверены политики правого толка. Полиция пока задержала лишь два десятка поджигателей из сотен.

"С подростком, который совершил преступление, скорее всего, поговорят социальные работники, предложат помощь. Кончено, с этими бандитам такой номер не проходит. Нужно действовать жестче, но власти не хотят осложнений на национальной почве", - сказал официальный представитель по интеграционной политике партии "Шведские демократы" Маттиас Карлссон.

Уже каждый шестой гражданин Швеции – иммигрант в первом или втором поколении. В основном, убежище дают выходцам из Сомали, Афганистана, Ирака – тем, кому проще доказать, что на родине им угрожает опасность. Несмотря на культурные различия, власти убеждены: приезжие адаптируются. Но, на самом деле, адаптироваться вынуждены коренные жители. И это проблема не только Швеции.

Патрик Асеруд, как и многие этнические норвежцы, стал беженцем в своей стране. Ему пришлось переехать из Осло в провинциальный городок Хамар.

"Когда я работал в детском саду в Осло, большинство детей не говорило по-норвежски и их родители тоже. Норвежская культура затухает. Растет преступность. Я хочу, чтобы моя дочь росла в другой атмосфере", - объясняет воспитатель в детском саду Патрик Асеруд.

Во многих скандинавских школах на Рождество уже не украшают елку: приверженцы других религий могут не понять. По той же причине некоторые британские компании запрещают своим сотрудникам носить нательные кресты. В Лондоне появился так называемый "мусульманский патруль", который следит, чтобы женщины не надевали мини-юбки, вне зависимости от цвета кожи, то есть в лучших традициях "равенства".

Несколько лет назад в Европе стал популярен слоган, который можно перевести на русский примерно так: "Без паники! Я просто приверженец ислама". Молодежь в шутку носила эти слова на футболках, их печатали на рекламных плакатах. Сегодня фраза: "Don't panic, I'm Islamic" - многим уже не кажется забавной. Билборды убрали, футболки из продажи практически исчезли.

Европейских законов радикально настроенная исламская молодежь не боится. Когда свершаются такие чудеса терпимости, даже вдохновителя терактов 11 сентября Абу Катаду, который прямо в Лондоне проповедовал джихад, из Великобритании экстрадировать не решились, потому что негуманно. Ведь в родной Иордании ему грозят пытки и пожизненное заключение. Отсидев 7 лет в британской тюрьме, он вышел под залог.

По мнению заведующего отделом стран и регионов Института Европы РАН Владислава Белова, "это излишняя толерантность Западной Европы, европейских государств – когда неправильно понимаемая демократия, что любой гражданин, приехавший в нашу страну, имеет все те же самые права, не зависит, что он вложит в эту страну, как он приехал, какие у него есть обязательства".

Конечно, по замыслу творцов, мультикультурная политика требует взаимоотдачи. Вот только идеологи, рисовавшие в своем воображении людей разных миров по одному трафарету, похоже, просчитались. Кто-то и не собирается трудиться. Например, обитатель престижного лондонского района Челси Али Осман и вся его семья. Государство даже урезало пособие на жилье, но тут же, по своим же законам, было вынуждено найти безработным новое - опять же за деньги налогоплательщиков, причем не хуже. Теперь Али и домочадцы поселились в трехместном номере четырехзвездочной гостиницы и жалуются, что в отеле нет нормального холодильника и плиты.

Даже без помощи государства новая жизнь куда лучше прежней. Из тех, кто получил отказ в убежище, многие уезжать не спешат. Норвежским властям за добровольное возвращение даже приходится доплачивать: в среднем 3 тысячи долларов на человека, плюс билеты на самолет. Иначе надо подключать полицию, а это грозит очередными акциями протеста, далеко не всегда мирными.

У владельца продуктового магазина Салама Курда на этой неделе сожгли 2 автомобиля. В Швеции он уже 30 лет. Для него эти беспорядки – почти такой же шок, как для коренного шведа. "Никогда прежде с подобным не сталкивался, - недоумевает он. – Всегда думал, что стать частью этого общества несложно – нужно просто приложить усилия, а не сидеть и ждать очередного пособия. Теперь это моя страна, и я должен беречь ту систему, что когда-то помогла мне".

Ночью такие, как он, выходят патрулировать улицы. Вместо европейских законов им навязывают законы жестокости и насилия, от которых они когда-то спаслись. Молодежи этого не понять. Но люди старшего поколения предупреждают: если не остановиться, когда-нибудь бежать придется уже нынешним бунтарям из той европейской мечты, которую они построят на пепелище.

Читайте также: