Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
22 сентября 2013, 21:32

Сергей Лавров ответил на вопросы, касающиеся ситуации вокруг Сирии

Сирия предоставила не только документы по химоружию, но передала российским дипломатам некие доказательства того, что газ зарин применили мятежники, и это была провокация "Аль-Каиды".

Что это за улики и как будут уничтожать сирийскую химию, мы решили узнать у того, кто находится в эпицентре переговоров - главы российского МИД Сергея Лаврова.

Ирада Зейналова: Появились сообщения о том, что сирийцы предоставили некие доказательства того, что зарин был применен мятежниками. Какого рода эти доказательства?

Сергей Лавров: Данные, которые были переданы, они сугубо технические, и они сейчас изучаются нашими специалистами, это дополнение к тому, что известно широко мировой общественности и экспертам независимым, которые подтверждают, что оппозиция регулярно прибегает к провокациям, пытаясь обвинить режим в применении химического оружия, тем самым спровоцировать его военную поддержку, вернее, поддержку усилий оппозиции из-за рубежа.

Ирада Зейналова: Что касается экспертных оценок, вот отчет инспекторов ООН, опубликованный на днях, Франция и Америка расценила как четкое доказательство того, что сирийский режим применил химическое оружие. Вы пришли к кардинально противоположным выводам. Что это за отчет, который дает такое поле для толкования?

Сергей Лавров: Франция и Соединенные Штаты и не скрывали, что им и отчет-то не нужен, они задолго до того, как этот отчет был подготовлен, заявили, что им всё известно, что их разведанные безупречны, хотя нам их до конца так и не показали. Есть другие свидетельства, в том числе очевидцев, и монахинь близлежащего монастыря христианского, и журналистов, которые посетили эти места и говорили с боевиками в том числе и почерпнули от боевиков информацию, что им из-за границы привезли некие снаряды, которые они не видели никогда и с которыми не знали, как обращаться, а потом вот обратились в итоге. Я думаю, что наши западные партнеры сейчас просто ослеплены своей идеологизированной задачей сменить режим. Потому что пару лет назад лидеры Западного мира громогласно заявили, что Асаду больше нет места ну чуть ли ни на этой земле, что он должен уйти. И теперь они не могут расписаться в том, что они в очередной раз ошиблись, как они ошиблись и с Ливией, разбомбив страну и поставив ее на грань развала, как они ошиблись с Ираком, сделав там то же самое, еще проведя наземную операцию. Они хотят в Совете Безопасности принимать резолюцию, причем обязательно по главе 7, которая предполагает меры давления на нарушителей международного права, включая санкции, включая возможность применения силы. А нас сейчас наши американские партнеры даже начинают так потихонечку шантажировать. Мол, если вы в Совете Безопасности не примете резолюцию по главе 7, то мы свернем работу в Организации в Гааге, в Организации по запрещению химического оружия.

Ирада Зейналова. Дамаск заявил, что нужен миллиард, год и химическое оружие будет уничтожено и они готовы отдать любой стране, которая рискует это оружие взять и на своей территории утилизировать. Есть ли уже какая-то дорожная карта по утилизации? Как технологически будет это происходить?

Сергей Лавров: Я слышал про оценку, которую высказали сирийцы, один миллиард. В Женеве мы говорили с американцами о возможной стоимости этой программы, цифры были гораздо менее существенные. Эксперты Организации по запрещению химического оружия посетят Сирию, посмотрят на места хранения и поймут, что можно уничтожить непосредственно на месте с использованием передвижных средств, которые есть у ряда стран, а для чего нужно построить какие-то специальные заводы, как мы это делаем, уничтожая советские запасы химического оружия. Но для того, чтобы вывезти из страны часть отравляющих веществ, потребуется какое-то специальное решение. Потому что конвенция предусматривает необходимость уничтожения на территории того государства, которое обладает химическим оружием.

Ирада Зейналова: То есть некий международный вооруженный контингент в связи с этим войдет на территорию Сирии?

Сергей Лавров Нет, об этом речи нет. Мы предложили подумать о том, какое международное присутствие потребуется по периметру тех районов, где будут работать эксперты. И готовы выделить своих военнослужащих, военных полицейских для того, чтобы они участвовали в этой работе. Но сделать так, чтобы наблюдатели эти были из всех постоянных членов Совета Безопасности, из арабских стран, из Турции. С тем, чтобы все противостоящие друг другу стороны в Сирии понимали, что это контингент, который представляет все внешние силы

Ирада Зейналова: Израильские эксперты говорят, что мятежники дважды, как минимум, захватывали районы, в которых находились склады с химическим оружием, и оно может быть у них в руках. Каким образом проконтролировать опять же мировому сообществу наличие отравляющих веществ у разрозненных отрядов боевиков?

Сергей Лавров: Наши западные партнеры, когда они просто заученно твердят, что только у режима есть оружие и поэтому только режим мог его применить, а у оппозиции никакого химического оружия нет, они лукавят. Помимо доморощенных всяких лабораторий, которые наверняка есть и где-то пытаются боевики сварить какие-то там отвары вредоносные, смертоносные, у них есть, по нашим оценкам, которые и израильтяне высказывают, высока вероятность того, что это правда. Необходимо, чтобы те , кто финансируют, кто спонсируют вот эти оппозиционные группы, в том числе и экстремистские группы, нашли способ потребовать от них сдать то, что было захвачено и то, что подлежит уничтожению в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия. Понимаете, мы все-таки люди договороспособные, но упираемся мы только там, где видим явные попытки нарушить международное право. Если уж мы о чем-то договорились, мы никогда не обманываем, и печально, что порой наши партнеры не отвечают нам взаимностью.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей