Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьДонецкая Народная РеспубликаЕврейская АОЗабайкальский крайЗапорожская областьИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьЛуганская Народная РеспубликаМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОХерсонская областьЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
8 ноября 2015, 21:40

В Турции тысячи курдов-езидов, бежавших из Сирии, живут в стихийно возникшем лагере беженцев

До конца следующего года число беженцев из горячих точек, добравшихся до Европы, составит три миллиона человек - это цифры, которые прогнозирует верховный комиссар ООН по делам беженцев. Уже в феврале ежедневно в Старый Свет будут прибывать пять тысяч человек, и это по самым умеренным подсчетам.

Глава МВД Германии предложил ввести ограниченный статус для тех, кто бежал из Сирии, и запретить нелегалам привозить семьи. Так Берлин пытается справиться с наплывом беженцев, но ведь другая сторона медали банальна, понятна, и состоит именно в том, что лишь прекращение сирийского конфликта может прекратить и поток бегущих.

Съемочная группа Первого канала побывала в турецком лагере беженцев, где спасаются те, против кого ИГИЛ устроило настоящий геноцид - курды-езиды. Захватив города на севере Ирака, террористы расправились с общинами тех, кого считают еретиками, с особой жестокостью, не пожалев даже грудных младенцев.

"Мы все жили в Кобани — это всего в 15 километрах отсюда. А сейчас вот где мы живем! И это еще хорошо, я каждый день думаю о том, как мне повезло", - говорит беженка Фриа Баке.

Те, кому не повезло, погибли. А они выжили под пулями боевиков ИГИЛ и успели протиснуться в открытый Турцией коридор для беженцев. Но на этом их везение закончилось. Одинаковые палатки у всех не должны вводить в заблуждение. Их приобретение — это разовая акция нескольких благотворительных организаций, но никакой регулярной финансовой помощи беженцы, живущие здесь, не получают.

Это – неофициальный, стихийный лагерь. Город для тысячи человек, таких на турецко-сирийской границе – десятки. Конкретно в этом живут сирийские курды-езиды -  "неверные", подлежащие физическому уничтожению, как решили эмиссары ИГИЛ. Год назад Анкара под давлением турецких курдов позволила жителям Кобани переждать здесь войну, и, кажется, забыла про них.

Внутри все предельно просто - пол уложен кирпичами и деревянными досками, а сверху покрыт тонким ковром. Спят люди на обычных матрасах. Собственно, это все, что осталось у семьи, живущей здесь. Палатка хорошо продувается, и летом это неплохо, но беженцы с ужасом ждут наступления зимы.

"Ширин видела, что случилось с ее отцом, а Асмет и Шуекет его плохо помнят, поэтому я им ничего не рассказываю", - говорит беженка Бирибан Шахин.

Мужу Бирибан боевики отрезали голову на глазах у дочери. Женщина говорит об этом спокойно. По ту сторону границы война продолжается, но в лагере даже дети не реагируют на ее внезапные проявления. Они знают: это либо "Дааш", так здесь называют ИГИЛ, либо те, кто против них. Далеко, но не настолько, чтобы этого не слышать.

"Я хочу вернуться в Кобани, там у меня много друзей", - говорит один из детей, не обращая внимания на звуки взрыва.

Здесь живут преимущественно женщины, дети и старики. У лагеря нет названия, между собой местные называют его просто - "Город вдов".

"Мы никогда не думали, что такое может случиться. Мы до последнего надеялись, что мир не будет на это смотреть и вмешается. Где был мир, когда наш город окружили исламисты? Мой муж и его друзья не думали, что будут воевать против такого зла в одиночку. Они погибли, мне больше нечего вам рассказать", - говорит беженка  Расми Тамо.

Первое время Фриа и ее соседи жили надеждами на возвращение домой. Но чем дольше шли бои за Кобани, тем очевиднее становилось: возвращаться уже некуда. Турецко-сирийская граница контролируется слабо, а в этих местах и вовсе — условно. Но даже туда, где боев уже нет, возвращаться бессмысленно. В Кобани от домов остались одни руины.

Официальные лагеря сирийских беженцев в Турции – закрытая зона. Съемочная группа Первого канала смогла получить разрешение на съемку, но только приехав в лагерь "Низип-1", журналисты узнали, что к самим жителям этих типовых домиков, стоящих прямо на границе, журналистов не подпускают. Сирийских беженцев турки охраняют, как заключенных. Сам лагерь поделили на несколько зон, каждая из которых ограждена забором с колючей проволокой. Причем, перемещение между зонами разрешено далеко не всем.

Единственный доход этих людей – пособие, 30 долларов в месяц. Начисляется на специальные карточки, которые можно использовать только в местном супермаркете. Исключение - лишь для беженцев-врачей и учителей: им разрешено работать в больнице и школе при лагере.

В этом лагере, одном из двадцати пяти официальных лагерей сирийских беженцев в Турции, живут десять тысяч человек. Вся инфраструктура каждого поселения создавалась с нуля и с большим запасом. Турция готовится к небывалому наплыву беженцев, но не оставляет попыток увернуться от очередной волны. Ведь даже на содержание сирийских курдов, которые уже проникли в Турцию, денег нет. В лагеря к сирийцам их не подселишь, так можно получить еще один конфликт, а строить новые поселения – слишком накладно. Но они возникают сами по себе.

Район в Газиантепе называют "маленьким Алеппо". Здесь компактно проживают сирийцы, а беженцы первой волны даже открыли свои рестораны и магазины. Один из них - "Шам", что означает - "Дамаск". Мохаммед - из богатой сирийской семьи. Пока его братья воюют (он, кстати, отказался уточнить, за кого), перенес семейный бизнес в Турцию. Дело пошло: с властями удалось договориться, а от дешевой рабочей силы отбоя нет.

"Мы не можем взять на работу всех желающих, но, конечно, все наши сотрудники — это сирийские беженцы. Да и местные не пойдут работать за те деньги, что мы платим", - говорит он.

Европа готова выделить Турции три миллиарда евро, но сама Турция на лагеря и пособия потратила уже семь и за три года вышла на первое место в мире по количеству сирийских беженцев. В надежде перевести поток на восточный путь, Брюссель заманивает Анкару туманными обещаниями - от возможной скорой отмены виз для турок до серьезных подвижек в давно подвисшем вопросе вступления в ЕС. И пока идет торг, ни одна из сторон не дает никаких гарантий. Но сейчас от официальной Анкары мало что зависит. Если "окно в Европу" для сирийских беженцев закроется, караваны обездоленных людей потянутся в Турцию. И повлиять на этот процесс получится едва ли.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей