Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
17 апреля 2016, 22:14

Поможет ли признание лауреата Нобелевской премии мира избирателям забыть, как Х.Клинтон прыгала от радости, глядя на кадры убийства Каддафи?

Человек Обама порядочный, но его откровения вызвали шок у его однопартийцев. Ведь, с одной стороны, решение бомбить Ливию помогла ему принять Хиллари Клинтон, а ей перед выборами такие разговоры об ошибках вовсе не нужны.

С другой стороны, признал-то Обама не то, что в Ливию нельзя было влезать, а то, что зря не начал наземную операцию, как в Ираке. А чем там закончилось - известно.

То, что голубь мира из Обамы получился плохой, уже с сожалением констатировали даже его союзники - все американские президенты пытались что-то поправить на Ближнем Востоке, но Обаме это удалось хуже всех. С репутацией миротворца он с поста явно не уйдет. И при этом именно при Обаме количество безуспешных военных операций, бессмысленных переворотов в арабских странах, неразборчивых атак дронов с потерями среди мирного населения по всему миру зашкалило по сравнению с его предшественниками.

Реакция российского президента на неожиданное признание, сделанное его американским коллегой, вполне понятна. Ведь, по сути, в своем интервью телеканалу «Фокс», Барак Обама ответил на вопрос, заданный Владимиром Путиным еще осенью прошлого года с трибуны Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. «Вы сами-то понимаете, что вы натворили?» - спросил тогда Путин, усомнившись в осмысленности интервенций, предпринятых Западом на Ближнем Востоке.

Потребовалось полгода и вот на вопрос журналиста, что Обама считает своей главной ошибкой на посту президента, следует долгожданный ответ: «Возможно, это провал в подготовке плана на следующий день после вторжения в Ливию. На тот момент я считал это вторжение правильным шагом».

Это ли не свидетельство того, что сейчас Обама не уверен и в обоснованности самого вторжения? Известно, что на немедленном начале интервенции в Ливию настаивали, с одной стороны, Великобритания и Франция, а с другой — его собственный госсекретарь Хиллари Клинтон. Сам же нобелевский лауреат премии мира уже тогда был не в восторге от этой затеи.

По мнению экспертов, сейчас, когда до конца его президентского срока остаются считанные месяцы, Обама таким оригинальным способом пытается сыграть на двух досках одновременно.

«С одной стороны, его реплика вызвана президентскими выборами в США, с Хилари Клинтон в качестве сильного кандидата. С другой стороны, это связано с переговорным процессом по Сирии, где главнейшую роль играет Россия. Ранее в Ливии США и Франция совершили ту же ошибку, что когда-то в Ираке. Сейчас речь идет о том пути, который будет выбран для решения проблем уже в Сирии. Слова Обамы - это шаг к сближению с российской позицией. То есть военное вмешательство возможно в рамках международного кодекса, однако нужно думать о последствиях. Поэтому, я думаю, что на фоне переговоров по Сирии, которые проходят сейчас в Женеве, упоминание Обамой Ливии в таком контексте указывает на то, что он не хочет повторять ошибок», - сказал публицист Алексис Феерчак.

Французский журналист, постоянный автор «Фигаро» убежден в том, что помимо изящного паса Москве, Обама руководствовался еще и личными мотивами. Связанный различными обязательствами в течение двух сроков своего президентства, сейчас он, наконец, может позволить себе свести некоторые старые счеты.

«Известно, что Обама и его жена не очень хорошо относится ни к Хиллари, ни к Биллу Клинтону. Хилари Клинтон является фаворитом президентской гонки. Барак Обама, который не любит Клинтон и не разделяет ее политических позиций на международной арене, естественно, рад возможности воткнуть ей палку в колесо. Кроме того, Хилари Клинтон во время своей президентской кампании много раз повторяла, что война в Ливии и решение США о вооруженном вмешательстве – хорошее решение, а в том хаосе, который царит в настоящее время в этих странах, она винит Обаму и неправильное руководство операцией после вмешательства, хотя его вины тут нет», - говорит публицист Алексис Феерчак.

Все прекрасно помнят нескрываемый восторг Хиллари Клинтон в тот момент, когда она узнала о страшной смерти Муаммара Каддафи.

Роль семьи Клинтон и самой Хиллари во всех войнах, развязанных США за последние пару десятков лет, трудно переоценить. Преемственность политики ее мужа, Билла, со времен войны в Югославии, сохранялась вне зависимости от того, были ли у власти в Белом Доме республиканцы или демократы. Кровавый шлейф, который тянется за этим семейством, с самого начала плохо вязался с тем, что декларировал Обама, придя к власти в 2008-м.

Хиллари, вынужденная тогда отдать свои голоса опережавшему ее выскочке из Чикаго, становится его госсекретарем. Однако такой госсекретарь при президенте-лауреате премии мира — это нонсенс. Уже тогда заговорили о неких неформальных обязательствах, накрепко связавших Обаму с семейством Клинтон, несмотря на взаимную неприязнь.

«Главная, самая интересная часть этой кровной вражды в том, о чем многие люди и не подозревают. Это сделка, заключенная Клинтоном и Обамой во время игры в гольф в сентябре 2011-го. В этой сделке Билл пообещал Обаме прикрыть ему спину во время его переизбрания на второй срок, в обмен на то, что Обама поддержит Хиллари в ходе ее кампании в 2016-м. Клинтоны и Обама, как и многие другие политики, вынуждены использовать друг друга, в то время как в глубине души, на самом деле продолжают ненавидеть и говорить друг о друге те же самые отвратительные вещи, те же, что говорили во время кампании 2008 года», - заявил журналист, бывший главный редактор газеты «Нью-Йорк Таймс» Эдвард Клейн.

Эдвард Клейн, бывший главный редактор «Нью-Йорк Таймс», задолго до неожиданных признаний Обамы настаивал на том, что президент постарается не допустить появления Хиллари Клинтон в Белом Доме. Автор книги «Кровная Вражда», вышедшей в свет в 2014-м, еще два года назад был убежден в том, что былые обиды Обамы и унижавшая его необходимость терпеть выходки Клинтонов, рано или поздно дадут о себе знать.

Тем не менее, большинство американских политологов сходятся на том, что Обама не стал бы, пусть даже исподволь, играть против основного кандидата от своей партии.

«Конечно, Обама видит Клинтон своей преемницей, потому что, несмотря на проблемы, которые им устроил второй кандидат от демократов - Сандерс, он вряд ли победит, и номинантом от демократов все же станет она. И для Обамы было бы унижением, если бы после него президентом стал бы республиканец», - сказал бывший сотрудник Государственного департамента США Джим Джатрас.

Однако факты и логика сопротивляются этой уверенности. Конкурент Клинтон на выборах от демократов, сенатор Сандерс не преминул воспользоваться пассом, так удачно переданным ему прямо накануне очень важных для него дебатов с Хиллари в Нью-Йорке.

Сенатор буквально цитировал президента, упрекая своего оппонента в провале американской политики на Ближнем Востоке. Аргументов в свою защиту у Хиллари не нашлось. Она отделалась общими словами о торжестве демократии над тиранией, а ответственность за хаос предпочла в очередной раз возложить на Обаму.

«Конечно, то, что говорит сейчас Обама по Ливии, Клинтон не помогает. Это, во-первых, ей однозначно не помогает в избирательной гонке в рамках Демократической партии, где Обаме явно ближе к позиции конкурента Хиллари Клинтон — сенатора Берни Сендерса. А если дойдет дело до национальной кампании, если Хиллари Клинтон сумеет стать кандидатом демократов, если ей придется особенно баллотироваться против Дональда Трампа, который полностью выступал и выступает против американских интервенций на Ближнем Востоке, то, конечно, такая позиция Обамы даст дополнительную амуницию Трампу и любому другому республиканскому кандидату», - говорит президент Никсоновского центра Национальных интересов Дмитрий Саймс.

Обид накопилось достаточно. Если Хиллари так или иначе сохраняла видимость лояльности, лишь изредка переводя стрелки и сваливая вину за провалы внешней политики США на Обаму, то ее муж не скрывал своего презрения, прилюдно называя президента дилетантом.

Возможно, реплика Обамы стала прямым намеком на то, что он счел свои обязательства перед четой Клинтонов исчерпанными как раз в тот момент, когда позиции Хиллари в партии пошатнулись, а времени на то, чтобы исправить ситуацию, уже нет.

«И в этой связи вновь оживились слухи и разговоры о том, что, может быть, в последний момент, накануне съезда, администрация пойдет на то, чтобы заменить Хилари Клинтон на Джозефа Байдена, что, возможно, в гораздо большей степени устраивает администрацию Обамы и лично президента. Поскольку, конечно, Байден на протяжении последних 8 лет был его тенью и он является естественным продолжателем, если так можно выразится, всей той политики внутренней и внешней, которую проводила администрация», - сказал главный научный сотрудник института США и Канады Российской Академии наук Владимир Васильев.

Как бы то ни было, очевидно одно: две фразы, походя брошенные на этой неделе американским президентом, оказались важнее и содержательнее большинства пространных речей, произнесенных им до этого. Во-первых, он готов к диалогу со своими оппонентами в мире и признает их аргументы. Во-вторых, он не намерен уйти в историю «хромой уткой», не разделив ответственность с теми, кто намеревается въехать в Белый Дом за его счет. И, наконец, оставшиеся полгода его президентства будут полны сюрпризами, а реплика о ливийском провале - это только анонс.

Читайте также: