Новости
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
24 января 2016, 21:13

600 тысяч беженцев растворились в Германии бесследно

Мы достигли предела, Германия не может больше принимать беженцев, нагрузка на социальный сектор слишком высока. Так заявил немецкий министр транспорта, потребовавший на неделе настроиться на закрытие границ. Как пишет "Дейли Мейл", немецкие власти признаются - они не могут найти, куда делись 600 тысяч беженцев из миллиона пересекших границу. То ли они рассеялись по стране, то ли побежали дальше, то ли регистрировались по нескольку раз, чтобы оказаться гарантированно в выбранном городе. И речь уже идет, в том числе, и о безопасности, которая слабо согласуется с бесконтрольной миграцией. И эта вилка интересов - немцев и немецкой идеи поддержки мигрантов — уже привела к самому громкому скандалу недели.

Родственники 13-летней немецкой девочки из русскоязычной семьи заявляют, что ее похитили и изнасиловали некие мужчины с темной кожей и черными волосами, напрямую не называя их мигрантами. И при этом бездействие немецкой полиции дало повод пострадавшим заподозрить ее в попытке замолчать ситуацию, несмотря на заявление родителей девочки о том, что у них на руках медицинские документы, доказывающие, что над дочерью надругались.

И принципиальный момент во всей этой истории — то, как раскололось общество. Лейтмотивом стало не сочувствие к девочке, а обвинения в адрес тех, кто сделал эту историю достоянием гласности, в том числе и нашего корреспондента в Германии Ивана Благого, в разжигании ненависти к мигрантам. И ни слов поддержки в адрес семьи, ни попытки понять, что на самом деле произошло.

"Лиза, мы с тобой". Надпись на белых футболках — символ единства. Русскоязычная диаспора в Берлине вышла прямо к ведомству канцлера, чтобы поддержать 13-летнюю девочку, которая заявила в полиции, что была похищена и изнасилована. Услышав, что предполагаемые преступники, судя по всему, мигранты, полицейский не сразу принял заявление. Хотя родственники подчеркивали: есть медицинские документы, подтверждающие факт насилия. Уголовное дело долго не открывали, а потом заявили, что изнасилования вроде как и не было, но тем не менее расследование продолжили. Поступить иначе просто не могли: факт сексуального контакта установлен, а это уже преступление, ведь девочке всего 13.

"Это не первый случай. На мою дочь тоже напали, избили, в автобусе ехала. Там было полно пассажиров, никто ничего не видел. Я в полицию обращался, полиции до лампочки было, мне самому пришлось найти", - рассказывает Александр Рейхерт.

Поведение полиции с самого начала вызывало недоумение у  родственников. Сперва девочку не хотели слушать, а потом допрашивали три часа без адвоката и законных представителей. Замалчивание и противоречивые утечки породили массу вопросов. А была ли девочка? Не врет ли семья? Дошло до того, что жертве преступления самой потребовалась защита адвоката.

"Если кто-то будет делать порочащие родителей или девочку заявления, разумеется, мы будем преследовать все по закону, через суд. Немножко другой вопрос, будем ли мы выдвигать претензии полиции. Родители не ставят себе цели заработать себе на этом каких-то денег, поэтому единственное, чего они на данный момент ожидают — это извинений", - заявил Алексей Данквардт, адвокат семьи Лизы.

Пытаясь опровергнуть потоки лжи, дядя Лизы обратился к друзьям через Интернет. Чтобы выйти на контакт с немецкой прессой, до тех пор хранившей странное для такой громкой истории молчание.

Но немецкие коллеги почему-то не торопились слушать родственников пострадавшего ребенка. Факт насилия ставили под сомнение, а лейтмотив публикаций — "руки прочь от беженцев". И даже когда у репортеров появилась возможность лично пообщаться с теми, кто знает Лизу, их интересовало все, что угодно, только не судьба девочки.

На нашего коллегу Ивана Благого, из репортажа которого десятки миллионов зрителей узнали историю Лизы, пожаловались в берлинскую прокуратуру. Немецкий адвокат Мартин Лютле в репортаже о насилии над ребенком усмотрел разжигание межнациональной вражды. По его логике, если речь может идти о преступлениях, совершенных беженцами, правильнее промолчать, а несогласных заткнуть. Наше посольство — оно, кстати, связалось с родителями Лизы — следит за ситуацией. Про подавшего жалобу адвоката Лютле, говорят: удивительно, что юрист сознательно толкает прокуратуру на ограничение свободы прессы. Впрочем, не исключено, что у него здесь свой интерес.

"Этот господин из южного немецкого городка Констанц, помимо того, что он занимается адвокатской практикой, он еще мечтает и о некой политической карьере. В свое время он даже баллотировался на пост бургомистра Констанца, но горожане ему не доверили этот пост. Сейчас он решил, видимо, с помощью такого дешевого пиара напомнить о себе", - говорит пресс-секретарь посольства РФ в ФРГ Сергей Беляев.

Но если историю девочки из семьи русских эмигрантов еще можно попробовать "замолчать", то преступления против тысячи коренных немцев и немок замять не получится точно. Новогодняя "ночь длинных рук" в Кельне — тысяча заявлений в полицию. Ограбления, домогательства и групповые изнасилования в толпе.

Бежавшие от войны на Ближнем Востоке развязывают ее в центре немецкой столицы. Пока между собой — забавы ради. И здесь показательна реакция тех европейцев, которых это сомнительное веселье пока обошло стороной.

 "У меня такое ощущение, что все эти эпизоды в Кельне и Берлине срежиссированы. Не думаю, что такое может случиться в Швейцарии", "У нас, в Швейцарии, очень нейтральное положение. Как это обычно у нас бывает, нам требуется время, прежде чем мы сформируем собственную позицию", - сказали жители Швейцарии.

Но при этом в Швейцарии, так же как и в некоторых регионах Германии, кандидатов на получение статуса беженца обязали платить за пребывание в стране, чтобы хоть как-то ограничить поток. Самая идея принадлежит датчанам: они изымают у приезжающих мигрантов украшения и наличные. Как результат в Дании всего 18 тысяч беженцев — в 60 раз меньше, чем прибыло в Германию только в прошлом году.

Пока одни формируют позицию, другие спасают своих детей от огня уличного боя и становятся жертвами грабителей, которым пытаются помешать. Преступник с этого видео, как потом установят — мигрант, не постеснялся даже детей, которые стали свидетелями избиения матери.

"Средняя статистическая цифра — 50 процентов молодежи имеют мигрантские корни. Это дети — та молодежь, которая родилась здесь, или те, кто приехали в младшем дошкольном возрасте", - привел данные заместитель председателя Интеграционного совета г. Кельна Дмитрий Ремпель.

Германия, в свое время сделавшая ставку на мигрантов, во многом за счет их труда разогнавшая свою экономику до лидирующей позиции в Европе, столкнулась с тем, что не все беженцы одинаково полезны. Европейская толерантность пасует перед нетерпимостью тех, кто пришел в чужой дом со своим уставом. В районах, заселенных беженцами, растет преступность и дешевеет жилье.

Что делать? Непонятно. Кто виноват? Все чаще отвечают: канцлер. На Ангелу Меркель даже подают в Конституционный суд. Группа юристов считает, что она лично и ее кабинет нарушили Основной закон Германии, пустив на самотек огромную реку беженцев, хлынувших в страну из Северной Африки и Ближнего Востока.

"Еще несколько месяцев назад Германия была признанным лидером всего ЕС, на Меркель молились. Она была признана человеком года, может быть, даже человеком десятилетия, как ее уже начали называть. Просто на Германию равнялись все, даже англичане и французы. И что сейчас? - говорит политолог Александр Рар. - Сейчас можно говорить о том, что северные страны и восточно-европейские страны строят вокруг Германии забор, чтобы беженцы не перешли к ним".

Австрия восстанавливает пограничный контроль и заодно предлагает исключить из зоны Шенгена Грецию — за неспособность развернуть лодки с мигрантами. Проверки на дорогах и въездах в страну вводит Швеция. Глава Еврокомиссии Юнкер считает: под ударом - сама идея Шенгенского союза. Французский премьер Вальс идет дальше и открыто заявляет: над самим ЕС нависла смертельная угроза. О нежелании принимать новых беженцев говорят лидеры стран Восточной Европы и Прибалтики. Принцип "европейской солидарности", а это главное, к чему сейчас взывает правительство Меркель, очевидно, не работает.

Общеевропейской стратегии пока нет и каждый сам за себя. Шведы размещают ролики в Интернете, обращенные к беженцам. Общий смысл: ехать к нам не стоит. Вам придется жить в палатках, в лесу. У нас холодно, и вы не сможете носить привычные кеды и шлепанцы. А в британском Мидлсбро в домах, куда расселили беженцев, установили красные двери. Говорят, ничего личного, просто бизнес — других цветов не было. Но теперь каждый прохожий знает: в этой квартире живет чужак. Акты вандализма здесь уже были. О неприятных ассоциациях власти предпочитают не думать.

Вчерашний митинг русскоязычной общины Германии в поддержку девочки Лизы местные СМИ окрестили акцией ультраправых, имея в виду движение против миграции "Пегида". На сайте канала RBB репортаж предваряют словами: "После ложных сообщений в соцсетях берлинское отделение "Пегиды" проводит демонстрацию против мнимого изнасилования". При этом сама "Пегида" уже официально опровергла свое участие в митинге: "Пресса лжет! "Пегида" не имеет никакого отношения к организаторам! Как плохи дела у прессы, если она дает миру такую ложь! Но спасибо за рекламу!"

Авторитетная "Берлинер Цайтунг" про неонацистов не пишет, зато упрямо заявляет: история девочки Лизы — миф.

"Лживая демонстрация. Сотни русских вышли с акцией протеста против преступления, которого не было", - пишет издание.

"В данный момент брал репортаж у нас RBB, немецкий телеканал. Те провоцируют все, сводят на политику. Почему мы приехали сюда, в Германию? Смотрим ли мы русские каналы? Смотрим ли мы выступления Путина?" - рассказывает Эдуард Дильман.

Как будто зрители российских телеканалов, между прочим, граждане Германии, теряют право на защиту личности. Немецкие СМИ заранее решили, кому сострадать можно, а кому нельзя.

Накануне "Дагенс нюхетер" - одна из крупнейших газет Стокгольма - сообщила о тайном коде "291". Так шведская полиция маркирует все преступления, в которых замешаны беженцы. Каждое такое дело проходит под грифом "разглашению не подлежит". Слишком высок градус кипения.

И, похоже, если бы не активность родственников, дело 13-летней Лизы из Берлина так же легло бы на полку. Когда мигранты априори "над законом", всех, кто выступает против произвола приезжих, проще всего назвать ксенофобами. В Германии это - черная метка, получив которую, наивно рассчитывать на то, что твой голос услышат. Даже когда речь идет о ребенке, если над ним надругались те, о ком нельзя говорить.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей