Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
28 мая 2017, 21:30

Ушел из жизни экс-советник по нацбезопасности президента США Джими Картера Збигнев Бжезинский

Позавчера, 26 мая на 90-м году жизни скончался Збигнев Бжезинский, один из идеологов внешней политики США, советник по национальной безопасности президента Картера, основатель вместе с Дэвидом Рокфеллером знаменитой Трехсторонней комиссии.

Он посвятил жизнь борьбе с Советским Союзом, с Россией. Сначала его борьба имела вроде бы идейный характер - против коммунизма. Но коммунизм пал. И очень скоро стало ясно, что цель его атак - именно Россия, независимо от того, какая в ней форма правления. Бжезинский был не антикоммунистом. Он был русофобом. Он очень гордился тем, что организовал моджахедов в Афганистане для борьбы с Советской Армией.

ЦРУ финансировало моджахедов, поставляло оружие, готовило их в своих лагерях, боролись с Советами. Но только именно это привело к возникновению радикального исламского фундаментализма. Усама бен Ладен - продукт ЦРУ и Збигнева Бжезинского, а значит, и «Аль-Каида». Хотя ему не нравилось упоминание его имени в связи с «Аль-Каидой».

Были у Бжезинского и другие достижения, в кавычках. Известна его печальная роль в политике США в отношении Камбоджи, когда там был учинен геноцид. Было убито, по разным оценкам, от полутора до трех миллионов человек. Он, видите ли, боялся усиления Вьетнама, поэтому фактически поддержал геноцид. Збигнев Бжезинский написал много книг. Он был интеллектуалом. Но все эти геополитические теории, изложенные Бжезинским в его книгах, пахнут кровью.

Кадры, снятые в 1979 году в горах Пакистана, частично запечатлели те события, которые в итоге породили волну исламского терроризма захлестнувшую планету сегодня. Збигнев Бжезинский в должности советника президента США Джимми Картера посещает лагерь подготовки афганских боевиков в Пакистане.

«Мы знаем, что глубокая вера в бога дает нам уверенность, что борьба будет успешной. Земля, которая находится там, принадлежит вам, вы вернетесь к ней, потому что ваша борьба возьмет верх», - сказал Збигнев Бжезинский, советник президента Джимми Картера по безопасности (1977—1981).

Эту его манеру красиво говорить о боге, свободе и демократии, подразумевая войну, перевороты и бедствия для миллионов, поколения его наследников в Вашингтоне умело копируют и в XXI веке. Именно Бжезинский предложил вложить этим афганским крестьянам в головы идеи исламского фундаментализма, дать им оружие и финансирование. Бжезинский сам потом похвалится в интервью газете Nouvel Observateur - сама идея втянуть СССР в эту войну, принадлежит именно ему: «Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают. Секретная операция была отличной идеей. Ее результатом стало заманивание Советского Союза в афганскую ловушку. В день, когда Советский Союз официально пересек границу, я написал президенту Картеру: "Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свой Вьетнам".

Эта затяжная война нанесла СССР огромный экономический, моральный и политический ущерб. Поражение в ней стало одним из факторов краха Советского Союза. Для американцев он стал воплощением победы в холодной войне. Но мало кто из них связывал те события со своей собственной судьбой, когда взращенные ЦРУ в Афганистане моджахеды атаковали США 11 сентября. Возникновение фундаменталистского интернационала ИГИЛ, запрещенного в России. Реки крови на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Юго-Восточной Азии, потоки беженцев, теракты в странах Европы - все это афганское наследие Збигнева Бжезинского.

«Бжезинский стал первым большим американским политиком, который сознательно сделал ставку на исламский экстремизм как орудие политической борьбы. Вот это заигрывание с исламским эстремизмом, мне кажется, было безответственным», - считает политолог руководитель Центра Национальных Интересов (США) Дмитрий Саймс.

Он называл себя антикоммунистом и борцом с тоталитаризмом. Однако это не мешало ему заигрывать с коммунистическим Китаем. Он уговорил Картера направить его в Пекин, и в 1979 году добился восстановления дипотношений США и Китая в пику СССР, забыв об идеологии. Он был главным инициатором американской помощи бесчеловечному режиму Пол Пота в Камбодже, только для того чтобы насолить Вьетнаму – союзнику СССР. В результате геноцида Красных кхмеров, против собственного народа, было убито до трех миллионов камбоджийцев. Многим стало понятно: идеологические конструкции Бжезинского - лишь ширма. А главная цель - нанести максимальный вред СССР - главному препятствию глобальному доминированию США.

«Многие в американской политологии продолжают эту мысль, что Америка должны строить свою политику так, чтобы не допустить проявления равного ей противника, что надо раскалывать, делить и раскалывать противников, возможных противников, даже друзей, не допускать до того, чтобы они выросли до уровня Соединенных Штатов и когда-либо теоретически бросили вызов этой стране», - поясняет политолог (США) Николай Злобин.

Вместе с тем даже в США, многие считают, что в неприязни патриарха американской внешней политики к России, даже после распада СССР, было слишком много личного. Есть немало экспертов, которые объясняют эту его патологическую антипатию его польскими корнями и подспудным желанием мстить.

«Его антисоветизм быстро трансформировался в русофобию, и он считал, что в особенности в первой половине 90-х годов, что новая демократическая Россия мало чем будет отличаться от России, которая существовала до 1917 года, и которую поляки в тот период, поскольку Польша находилась в составе царской Российской империи, воспринимали крайне негативно», - объясняет политолог Института США и Канады РАН Владимир Васильев.

Его идея глобального доминирования США любой ценой, что называется, «овладела массами». И на протяжении его жизни проявлялась, так что он сам иной раз приходил в ужас, и например, критиковал Буша-младшего за вторжение в Ирак. Но нет да и возвращался к любимой теме в интервью.

«В случае отсутствия превосходства Америки существует реальная опасность, что мир погрязнет в конфликтах, которые видим на Среднем Востоке или потенциально возможно с Россией», - отмечал Збигнев Бжезинский.

«Конечно, все видели, что Россия слабеет, и это видел Бжезинский, и он считал, что эту слабость России Америка должна использовать», - говорит политолог, историк, директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов.

Находясь в эйфории от распада СССР и ослабления России, он пишет книгу «Великая шахматная доска», где смакуя детали, пишет: «Россия, превратилась в обеспокоенное национальное государство, не имеющее свободного географического доступа к внешнему миру и потенциально уязвимое перед лицом ослабляющих его конфликтов с соседями на западном, южном и восточном флангах. Только непригодные для жизни и недосягаемые северные просторы, почти постоянно скованные льдом и покрытые снегом, представляются безопасными в геополитическом плане».

В этой же книге Бжезинский формулирует свой знаменитый тезис о необходимости разделения России и Украины. По его словам, только с Украиной Россия сможет возродиться как держава, способная противостоять США. И хотя, к моменту вооруженного переворота в Киеве Бжезинский давно отошел от реальной политики, и эта его идея была реализована. В точности по его лекалам – главный рычаг раскола всеобъемлющая поддержка националистов. И именно, невзирая на последствия. Братоубийственная война в Донбассе – тоже наследие усопшего теоретика сдерживания России.

«Украина должна доказать, что она на самом деле решила быть частью европейского мира. Если она преуспеет, единственной перспективой России будет смириться с этой реальностью и в итоге самой стать частью Европы. Если она этого не сделает, превратиться в разоренного сателлита Китая», - считал Збигнев Бжезинский.

Бжезинский явно лукавил. Россия, начиная с 90-х годов, пыталась сближаться с Евросоюзом, однако США делали все, чтобы этого не допустить. Вставляя палки в колеса, любым попыткам России к сближению. При этом НАТО, в соответствии с идеями Бжезинского последовательно приближалось к нашим границам. Любой ответный шаг России немедленно трактовался как агрессивный. Антироссийская истерия в США достигла абсурдных масштабов. И здесь тоже можно увидеть тень Бжезинского.

Вот что писала о его антисоветской одержимости в 80-е газета «Нью-Йорк Таймс»: «Его приверженность идее, что любое событие можно свести к угрозе советского господства, даже по тем временам казалась удивительной. Ведь как раз тогда многие участники американского внешнеполтического истеблишмента пришли к уверенности, что лучшим курсом станет разрядка — постепенное снятие напряженности между СССР и США».

И только в самом конце жизни знаменитого политолога в его интервью, книгах и статьях появились сомнения по поводу способности США единолично господствовать в мире. Он даже заговорил о необходимости совместного с Россией поддержания стабильности на планете: «Америка необходима для более широкой коалиции, которая могла бы решать глобальные проблемы. И в этой более широкой коалиции, конечно же, Америка, Китай – и меняющаяся Россия – могут играть ведущую роль».

Обладая острым умом и уникальным политическим чутьем, Бжезинский чувствовал изменения, происходящие в мире. Не мог игнорировать возникновение в мире новых центров силы. Даже начал критиковать США за высокомерие и топорную внешнюю политику. Однако американский истеблишмент, воспитанный на прежних воззрениях Бжезинского, лишь недоуменно пожимал плечами, списывая все на преклонный возраст заслуженного ветерана холодной войны.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей