Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
29 октября 2017, 21:47

Подлинная история россиянки Варвары Карауловой в эксклюзивном интервью Первому каналу: что толкнуло ее под флаги ИГИЛ

История Варвары Карауловой. Эта молодая женщина упорно пыталась влиться в ряды ИГИЛ в Сирии. Первый раз ее задержали при попытке пересечения турецко-сирийской границы, отправили в Москву. Наказания избежала, сменила фамилию и имя — стала Александрой Ивановой. И опять начала готовиться ехать в Сирию. Теперь Караулова в колонии, отбывает срок.

Кому-то эта история может показаться романтической. Молодые люди, любовь… Нет здесь никакой романтики. А есть жестокое циничное вовлечение молодежи в террористическую деятельность. На той стороне профессиональный и коварный враг. Отработаны эффективные методики вербовки. Агитационные материалы разработаны мастерами своего дела, они выглядят очень убедительно. Идеологическая логика продумана до мелочей.

Журналисты Первого канала встретились с Варварой Карауловой в вологодской колонии, где она отбывает срок.

«Я знала, что меня будут снимать. Мне хотелось как-то попрезентабельнее выглядеть», — говорит девушка.

Грубая казенная форма, одинаково повязанные платки. Свобода выбора в тюремном гардеробе ограничена во всем, кроме цвета головного убора. Она надела небесно-голубой. Два с половиной года молчания, и только здесь, в вологодской колонии, Варвара Караулова решилась впервые сама рассказать свою историю. Такой ее не видел еще никто.

«На самом деле мне и сейчас сложно об этом говорить. Каждый день я читаю на бирке свою статью, и это все еще остается настоящим», — продолжает она. Статья 205.5 п. 2 УК РФ: «Участие в террористической организации». 

Журналисты Первого канала добирались до Вологды вместе с мамой Варвары. И тогда еще не понимали, к кому едут — пресса писала о ней, как о религиозной фанатичке, свернувшей на тропу джихада.

Но на суде Варвара говорила не об исламе, а про любовь. Журналистам же предстояло разобраться в истории драмы обычной московской семьи — драмы, кульминация которой едва не стала трагической.

«Мне было 16 лет. Это был 2012 год. Тогда я, конечно, знала его под другим именем, — вспоминает Варвара. — Он говорил, что ему 21 год. Славянской внешности. Спортивного телосложения. Обычный двадцатилетний парень».

И круг интересов тоже обычный — футбол, машины, домашние дела. Дружеская переписка обернулась виртуальным романом. Только тогда поклонник заговорил об исламе. И рассказал, что уехал в Сирию воевать за халифат. Звал к себе, но с оговоркой: как быть, ведь Варвара — не мусульманка?

«В нашем общении он просто не захотел говорить ни о чем, кроме как об исламе, и со всех тем он уходил туда или просто на какие-то вопросы не отвечал, или игнорировал, и так постепенно я начала этим интересоваться, читать. Конечно, у меня сразу все эти вещи про теракты, про террористов, он меня убеждал, что это неправда. Он говорил, что это специально информационная война ведется. Я приняла ислам. Cамостоятельно. Произнесла формулу о том, что нет Бога, кроме Аллаха, и там какие-то еще слова, я не помню», — рассказывает Варвара Караулова.

«Ты уходила из дома в обычной одежде, а в университете была уже в хиджабе?» — спрашивает журналист.

«Переодевалась. Вернее, у меня была просто юбка, и я надевала платок на голову», — поясняет девушка.

Свои фото она отправляла возлюбленному, и если кого-то отпугивал ее образ ультраконсервативной мусульманки, то для Варвары это был лишь повод рассказать ему о том, как истово она готова соблюдать каноны его религии. В распоряжении Первого канала есть запись этих звонков. В одном из них она рассказывает: «Шахидкой еще обзывали, кричали Аллаху Акбар! Даже приятно было».

Первые подозрения появились у новой жены отца.

«Моя жена обращала внимание, говорит: «Варя как-то странно начала одеваться почему-то, какие-то юбки у нее появились». Я просто не видел — юбка и юбка», — вспоминает отец девушки Павел Караулов.

«В 19 лет я тоже ходила в юбке в пол, в свитере до колен, потому что я стеснялась всего. Я сейчас себя вспоминаю. Поэтому я во многом могла это объяснить себе», — поясняет мама Варвары Кира Караулова.

И пока родители боялись нарушить личное пространство вдруг замкнувшейся в себе дочери, та уже купила билет, как ей казалось, в счастливую жизнь: Москва — Стамбул, а дальше — незнакомая Сирия, новый дом и новая семья. С тем самым женихом по переписке.

«Меня звали замуж, что вот ты будешь ему женой, тебя будут оберегать, там у тебя будут подруги, у тебя будет жизнь, всегда был упор на то, что ты с войной никак не будешь связана», — рассказывает Варвара.

Дату побега назначил он. Внезапно. Времени на сборы не было, думать о последствиях некогда. В Стамбуле Варвару ждал проводник.

«А дома был только Фреки, собака. А он же как чувствовал. Он никогда в жизни не скулил, как тогда. Я так долго сидела, обнимала. Мне кажется, посиди я еще лишние две минуты с ним, я никуда бы не поехала, — вспоминает девушка. — Когда я уже оказалась в Турции, тогда он мне впервые прислал свои настоящие фотографии. Потом, увидев мою реакцию, сказал, что это была какая-то проверка, и запутал меня окончательно».

Жених, видимо, сам не ожидал, что она решится на побег, и на радостях показал свое истинное лицо. Двадцатилетний парень славянской внешности оказался почти в два раза старше, с бородой и шрамами от ранений. Не исключено, что над перепиской трудился коллектив авторов — вербовщиков. Был ли среди них человек с этих фотографий, так и осталось неясным.

«Он на самом деле Айрат, из Казани. Он общался со многими девушками. Человек пять точно было. Он предлагал, спрашивал, захотели бы они поехать и выйти замуж за него», — продолжает Варвара.

Но назад пути уже не было. Ее разыскивали и в России, и в Турции. Пока Варвара пыталась перейти границу, отец искал ее следы по всему Стамбулу. Варю задержали в шаге от черты, за которой черные флаги и война.

«Когда я узнала, что он хочет прийти ко мне в Турции, в интеграционный центр, я даже думала, что не хочу его видеть. Я боялась видеть его реакцию. Не хотела видеть его расстроенным. Папа никогда в жизни не плакал. Никогда я не видела, чтобы он плакал. Как я вообще могла на такое решиться?» — недоумевает девушка.

«Она была в совершенно жутком состоянии, там было видно, что и физически, и морально полностью истощен человек. Первые слова, которые она сказала: «Я ошиблась, папа, я ошиблась», — рассказывает Павел Караулов.

Она вернулась домой, но вернуться к нормальной жизни не смогла. Отказалась от телефона, интернета, записалась к психологу, и даже взяла новое имя — Александра Иванова. Но потом кошмар повторился: Он написал, она ответила, переписка затянула еще глубже. То, что в ней обсуждалось, суд оценил в четыре с половиной года колонии. Следователи установили, что сирийский друг Варвары готовил террористок-смертниц.

«Непонятно, чем бы это могло кончиться. И, может, в какой-то момент я бы ему просто надоела, что бы он со мной сделал?» — размышляет Варвара.

Даже в тюрьме ее пугает не настоящее, а прошлое.

«Мне почему-то казалось, что я в таком тупике нахожусь, что у меня выхода нету. Хотя выход всегда есть», — добавляет она.

Старые фотографии словно письма счастья — любящие родители, путешествия... Безоблачное детство Варвары закончилось, когда папа и мама разъехались, а потом развелись.

«Это продолжалось не один месяц. И это наложило безумную такую драматическую печать. Получается, что вот была жизнь, и вот вдруг ее нет», — говорит Павел Караулов.

«Мне казалось, что она довольно легко это все воспринимает, потому что не было никаких внешних проявлений», — отмечает Кира Караулова.

«В своей семье я ощущала себя немножко потерянной, лишней. Ммне казалось, что если я начну заново свою семью, то там это будет не так», — поясняет Варвара.

Непроходимое одиночество Варвара заглушала учебой и спортом.

«Я ее спрашиваю: «Варя, а почему ты в какой-то момент, 19-летняя девушка в восемь часов вечера дома, она гуляет с собакой. Я говорю: Варь, ну ты бы сходила куда-нибудь. Куда хочешь — на концерт, на дискотеку». Она мне говорит: «Ты что, не хочешь, чтобы я приходила домой? Ребенок учится на все пятерки, вечером дома, гуляет с собакой — что еще вам от меня нужно?» — рассказывает Кира Караулова.

«Чего еще, казалось бы, желать лучшего для ребенка? А там, оказывается, вот такая вот яма формируется на фоне этого. И ты, сам себя уговаривая, не обращаешь внимания на какие-то совершенно очевидные вещи», — сокрушается Павел Караулов.

«Золотая медаль, и что она теперь, вот эта золотая медаль? Какие-то пятерки, не пятерки, все это такая ерунда на самом деле. Самое главное, дети должны знать, что их любят. Просто так», — говорит Кира Караулова.

Без связи с внешним миром Варвара два года читает книги и занимается монотонной работой. Заочно учится на юриста и, возможно, впервые принимает реальность, в которой живет. Какой бы суровой она ни была.

«Здесь очень наказывают за слабости. Ты учишься тому, что людям нельзя доверять. Ты никогда не знаешь, кто тебе воткнет нож в спину», — делится Варвара.

Она решила вернуть себе настоящее имя. Так что Александра Иванова снова станет Варварой Карауловой. И начнется, словно снятая с паузы, жизнь, в которой молодая девушка мечтает найти себя счастливой.

«Если моя история для кого-то станет уроком — дело даже не в сроке, срок он проходит, какой бы он ни был, — дело в том, какой ценой он, получается. Для меня это был очень тяжелый урок», — признается Варвара.

И что бы ни было после — все, что случилось до тюрьмы с Варей Карауловой, сейчас кажется чередой страшных ошибок, за которые пришлось дорого заплатить. Впрочем, второй шанс в истории, где обычно не бывает хэппи-эндов, стоит еще дороже.

- Это как будто другая жизнь, как будто все, что происходит, это жизнь Александры Ивановой, а Вари Карауловой сейчас как будто и нет.

- А где Варя Караулова?

- Не знаю. Но она скоро вернется.

На мой взгляд, тюремное заключение для Варвары Карауловой не наказание, а спасение. Ее удалось остановить в шаге от пропасти. Четыре года пролетят быстро, и можно начинать жизнь почти с чистого листа. 

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей