Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
29 ноября 2017, 21:02

Дневник Григория Родченкова стал основанием для отстранения российских спортсменов от Олимпиад

Дневник перебежчика как главная улика. Почему записки Григория Родченкова становятся доказательствами для Международного олимпийского комитета? Почему отказано в перекрестном допросе Родченкова, хотя такая практика в подобных случаях применялась, и не единожды. Между тем сегодня еще три российских спортсмена приговорены чиновниками МОК к пожизненному отстранению от Олимпиад. Почему в официальных и серьезных документах пишут: принято решение по воспоминаниям Григория Родченкова?

Известие о том, что еще три спортсмена российской сборной: бобслеисты Александр Касьянов, Алексей Пушкарев и Ильвира Хузина пожизненно отстранены от участия в Олимпиадах, пришло как раз в те минуты, когда глава Федерации бобслея рассказывали на пресс-конференции в Москве о странностях доклада комиссии МОК под руководством Дениса Освальда.

«Бездоводные» выводы по отношению к нашим спортсменам. И складывается ощущение и, опять же я повторюсь, что это спланированная акция, для того, чтобы как можно максимально сборная Россия не была допущена к Олимпийским играм», — считает президент Федерации бобслея и скелетона России Александр Зубков.

Пресловутая комиссия Освальда расследовала факты якобы государственного прикрытия употребления допинга российскими спортсменами на сочинской Олимпиаде. Одним из первых от выводов комиссии пострадал наш лыжник Легков.

«Я не юрист, но мне было странно, что в документе сказано «по воспоминаниям Григория Родченкова». Он, что роман пишет или триллер какой-то, я не знаю?» — недоумевает Елена Вяльбе.

Впрочем, и юристы, а адвокат Филипп Берч защищает интересы наших олимпийцев в спортивном арбитражном суде, говорят, что никогда не сталкивались с чем-то подобным в своей практике: обвинением в употреблении допинга фактически всей Олимпийской сборной страны на основе лишь дневников одного единственного человека. К тому же дневники эти ни разу ни адвокатам, на обвиняемым так и не показали.

«Касательно дневников Родченкова, единственное, что мы видели на заседании МОК — отредактированную версию неких страниц, лишь некоторые из которых были переведены. Теперь мы знаем, что Родченков предоставил свой дневник СМИ. Я видел статью в «Нью-Йорк Таймс». Нам во время заседаний этот дневник предоставлен не был. МОК полагается на эти показания, но получается, что ни я — адвокат, ни обвиненные спортсмены не имеем доступ к информации, к которой есть доступ у СМИ», — говорит адвокат сборной России Филипп Берч.

Действительно, сегодня газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала выдержки из дневника Григория Родченкова — бывшего главы антидопинговой лаборатории России, ныне сбежавшего в США и две странички рукописного текста и перевод на английский. Впрочем, то, что опубликовано не совпадает с тем, что «Нью-Йорк Таймс» переводит для своих американских читателей.

В рукописном варианте Родченков пишет о том, как доволен своим «новым телефоном», «удобной кроваткой», упоминает о встрече с Виталием Мутко: «В 6:20 Нагорных разбудил. К Мутко идти сегодня». И там же пишет о том, что «вода ледяная в бассейне». Перевод же на английский, судя по тексту статьи в «Нью-Йорк Таймс», совсем о другом.

«3 февраля Родченков написал, что лично передал Виталию Мутко «список «Дюшес», то есть перечень спортсменов, чьи пробы необходимо подменять. «Дюшесом» он назвал коктейль из вермута и трех анаболических стероидов, который принимали атлеты», — пишет «Нью-Йорк Таймс».

К тому же, фотографии страниц этого дневника Родченкова, по замыслу американских журналистов, должны наводить на мысль о том, что в нем еще много страшных откровений, иначе, зачем в дневнике столько много, кем-то оставленных, закладок: красных, желтых, зеленых.

«Естественно, мы попросили проверить обоснованность выдвинутых Родченковым обвинений. Но он не присутствовал даже по видеосвязи. Комиссия МОК просто приняла на веру сделанные им заявления. И все», — говорит Филипп Берч.

Причем, комиссия МОК категорически отказывается вызывать Григория Родченкова на так называемый перекрестный допрос, то есть одновременный допрос его и хотя бы одного из обвиняемых им спортсменов. Но МОК отказывает в этой защите россиян. Мотивировка — это не уголовное преступление, а значит допрос невозможен. К тому же Родченков находится якобы под программой защиты свидетелей США. И, вот уже Алан Абрахамсон, один из самых авторитетных журналистов в Олимпийской семье, вынужден написать, что здесь МОК, по меньшей мере юлит.

«Не вводите никого в заблуждение. Это не имеет ничего общего с Россией или россиянами? Да, ладно! Флойд Лэндис, американский велосипедист, изо дня в день приходил на такого рода административные слушания в Малибу, штат Калифорния. Свидетель за свидетелем. С перекрестными допросами», — пишет он.

Между прочим, тот суд американский велосипедист проиграл и его лишили звания победителя гонки «Тур де Франс». Казалось бы, почему бы применить этот же вариант в рассмотрении дела российских спортсменов, раз МОК считает представленные Родченковым доказательства вовсе не странными, а стопроцентными. Эксперт Международной лыжной федерации по вопросам допинга Расмус Дамсгаард обрисовал эту ситуацию очень образно.

«WADA отстранила от работы Антидопинговое агентство Кении, но на них никто не давит. В то же время кенийские спортсмены побеждают по всему миру. Все сосредоточились на России, и это несерьезно», — считает Расмус Дамсгаард.

В любом случае, адвокаты наших спортсменов заявили, что будут все-таки пытаться вызвать Родченкова на допрос. Вот-вот апелляция в арбитражный спортивный суд будет представлена.

«В случае подачи апелляции Вами, как долго она будет, по законодательству, рассматриваться? И успеют ли тогда к Олимпиаде?»

«Очевидно, мы будем настаивать на ускоренной обработке, которая требует согласия МОК. Я пока не вижу причин для беспокойства. Потому что мы будем продвигать заявку для ускоренного принятия решения по следующим зимним Олимпийским играм», — говорит Филипп Берч.

Впрочем, гарантий того, что апелляцию успеют и, главное, захотят рассмотреть до Олимпиады, никто дать не может. По словам юристов, ни минимальных, ни максимальных сроков рассмотрения таких дел спортивное законодательство не предусматривает.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей