Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
14 января 2018, 21:56

Как Ким Чен Ын в миротворца оборотился, пока Дональд Трамп с ним ядерными кнопками мерялся

8 января исполнилось 100 лет знаменитой концепции президента США Вудро Вильсона — доктрине Вильсона. 14 пунктов этой доктрины определяют внешнюю политику США уже целый век. Это та самая доктрина, которой мы обязаны нынешними мировыми проблемами. Доктрина, которая позволяет американцам вмешиваться в чужие дела в любом уголке мира, развязывать войны, бомбить любые страны по своему усмотрению.

До Вильсона основной идеей американской внешней политики был изоляционизм. Отцы-основатели сказали: американский континент — наш, а в остальной мир мы не полезем. Так и было весь XIX век. И когда началась Первая мировая война, американцы не хотели в нее ввязываться. Это ваши европейские дела, разбирайтесь сами. Вудро Вильсон радикально изменил американскую внешнюю политику. Он был агрессивный вояка? Нет, наоборот. Он был интеллектуал. Идеалист, в каком-то смысле, даже альтруист. Он полагал, что цели, стоящие перед Америкой, это божественные цели. Они даны этой стране непосредственно провидением. А значит, долг Америки нести свет свободы во все страны мира.

Вот его цитаты:

- Мы создали эту нацию, чтобы сделать людей свободными, и мы не ограничиваемся Америкой. И теперь мы сделаем всех людей свободными. А если мы этого не сделаем, то слава Америки улетучится, а вся ее мощь испарится.

- Справедливость драгоценнее мира. И мы будем бороться… за демократию, за права и свободы малых наций, за всеобщее господство права. И совместные действия свободных народов принесут мир и безопасность всем нациям и сделают свободным весь мир.

Вильсон полагал, что все народы стремятся к свободе. Конечно, к свободе по-американски. У Америки ведь божественное предназначение. Но стремлению народов к свободе часто мешают злые правители. Значит, их надо свергнуть. А если те сопротивляются? Значит, надо бомбить. Справедливость драгоценнее мира, сказал Вудро Вильсон.

Для идеалистов настоящим является не тот мир, в котором они живут, а тот мир, о котором они мечтают. Идеалисты опасны. Они готовы на все, чтобы переделать мир. Интересно, что тогда же, 100 лет назад, власть в нашей стране захватили идеалисты. Большевики — они ведь были идеалистами. Попытки радикально переделать мир всегда оборачиваются трагедией для миллионов людей.

Две цифры. В XIX веке Америка участвовала в девяти войнах. ХХ век — более 100 войн и военных операций. Такой вот идеализм.

Но, похоже, больше века доктрина Вильсона не проживет. Даже молодой 34-летний руководитель Северной Кореи, страны, которая раз в сто слабее США, переигрывает сверхдержаву. У Ким Чен Ына есть атомные бомбы и межконтинентальные ракеты. И он сам ведет игру с американцами.

«Север и Юг согласны уважать позиции друг друга и решать все проблемы в межкорейских отношениях путем диалога по принципу нашей общей нации», — сообщает ТВ КНДР.

Дональд Трамп готовился к разным сценариям развития событий на Корейском полуострове, но, похоже, не к такому. Вашингтон оказался «третьим лишним».

Северная и Южная Кореи провели переговоры впервые с 2015 года — уже сенсация. Причем за стол сели без посредников и предварительных условий, еще недавно такое было невозможно представить. К тому же первый шаг сделала КНДР. Пхеньян, невзирая ни на что, вопреки всем резолюциям Совета Безопасности ООН, все последние годы демонстративно наращивавший ракетно-ядерный потенциал, перехватил инициативу у Сеула и Вашингтона, запустив дипломатический процесс в нужный для себя момент и в нужном для себя русле.

«Этот жест Ким Чен Ына выглядит как очень умный, продуманный шаг. Даже почти гениальный. Ким восстанавливает свою центральную роль, и теперь он решает, какой будет повестка дня по корейскому вопросу. В ближайшие месяцы он будет управлять вектором развития событий», — считает профессор международных отношений Университета LUISS Guido Carli Рафаэле Маркетти.

«О, спорт, ты — мир!» Олимпийский принцип в данном случае сработал. Диалог двух Корей начался именно с обсуждения зимних Игр в Пхенчхане. Итог — команда КНДР примет участие в Олимпиаде. Причем Пхеньян отправит не только спортсменов, но «делегацию высокого ранга» — в нее также войдут госслужащие, зрители, журналисты, артисты.

Южная Корея уже устраивала у себя Олимпийские игры — летние, в 1988 году. Тогда Северная Корея бойкотировала их и даже пыталась сорвать. Окончательное решение, допускать КНДР или нет, на следующей неделе должен принять Международный олимпийский комитет, но обе Кореи «за», хотя им и предстоит обсудить еще много нюансов.

«Разрешат или не разрешат северокорейцам использовать символику своей страны, которая вообще-то запрещена на Юге законом о национальной безопасности. Попытка помахать северокорейским флагом — это гарантированный тюремный срок», — рассказывает сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

Сеул, чувствуя благожелательное настроение северного соседа, предложил обсудить много разных актуальных и болезненных вопросов: и воссоединение разделенных корейских семей, и возобновление переговоров между военными о предотвращении инцидентов, и прекращение любых действий, которые создают напряженность. И, конечно же, тему возобновления переговоров о ядерном разоружении Корейского полуострова. Этот пункт Пхеньян проигнорировал, а все остальные обсуждать согласился.

«Отношения между двумя Кореями холодны как зимний воздух. Однако, несмотря на холода, решимость народа укрепить межкорейские отношения подобна воде, которая течет под толщей льда. Я убежден, что именно это сильное желание корейского народа поспособствовало проведению сегодняшних переговоров исключительной важности», — отмечает председатель Комитета по мирному объединению КНДР Ри Сон Гво.

«В нашей стране говорят: начать — значит сделать половину дела. Наши переговоры проходят после долгого периода разрыва связей между Югом и Севером, но я надеюсь, что диалог будет вестись решительно и упорно», — подчеркивает Чо министр по делам национального объединения Республики Корея Мен Ген.

Видя, как не по его воле и без его участия разворачиваются события, Дональд Трамп поразительно изменил риторику и как ни в чем не бывало заявил изданию The Wall Street Journal, что у него «хорошие отношения с Ким Чен Ыном». А ведь еще совсем недавно Трамп не только угрожал КНДР полным уничтожением, но и, особо не выбирая выражений, оскорблял лично главу Северной Кореи, называя его то «больным щенком», то «толстым коротышкой», то «человеком-ракетой», тем самым сводя на «нет» все дипломатические усилия Госдепа.

«Северокорейцы в результате честно полагают, что то, что Трамп пишет в «Твиттере», это и есть американская политика, а то, что потом заявляет Госдеп, это исключительно обертка», — отмечает Константин Асмолов.

«Совершенно непонятно, в чем заключается план Трампа. Действия Барака Обамы или Джорджа Буша можно было понять, но не Трампа. И Северная Корея нервничает. Они сами использовали эту тактику много лет: «Смотрите, мы — сумасшедшая страна, и если вы не дадите нам нефть или еду, мы атакуем кого-нибудь». И вот теперь они сами столкнулись с как бы непредсказуемым психом», — говорит писатель, автор книги о Северной Корее Михаэль Мэлис.

И пока Госдеп говорил о необходимости серьезного диалога, о важности поисков путей денуклеаризации, Трамп в «Твиттере» мерялся, у кого больше, у него или у Ким Чен Ына.

«Северокорейский лидер Ким Чен Ын заявил, что ядерная кнопка всегда у него на столе. Кто-нибудь из его истощенного и голодного окружения, пожалуйста, сообщите ему, что у меня тоже есть ядерная кнопка, но она намного больше и мощнее, чем его, и моя кнопка работает!» — заявлял в своем «Твиттере» президент США.

В этом вопросе размер, конечно, имеет значение. Но и Ким Чен Ыну есть, чем ударить по столу. Дальность полета последней модификации ракеты «Хвасон», по оценке экспертов, от 10 до 13 тысяч километров. Что это значит? Вот Северная Корея. Зона «10 тысяч километров» охватывает половину территории США. Вашингтон, к примеру, вне досягаемости. А вот «13 тысяч километров» накрывает Северную Америку целиком.

«Я думаю, что господин Ким Чен Ын, безусловно, эту партию выиграл. Он решил свою стратегическую задачу — у него есть ядерный заряд, есть теперь ракета глобальной дальности до 13 тысяч километров, которая может достичь любой точки практически Земного шара. Во всяком случае любой точки на территории его вероятного противника. И теперь он, конечно, заинтересован в том, чтобы ситуацию зачистить, загладить, успокоить. Он грамотный абсолютно, грамотный и зрелый уже политик. Но надо исходить из реалий, из того, что есть. А исходя из реалий, действовать крайне аккуратно. И если же ставить перед собой трудно разрешаемую задачу денуклеаризации Корейского полуострова, то делать это только через диалог и через переговоры. Думаю, как бы сложно это ни казалось, но это в конечном итоге возможно, если все участники этого процесса, в том числе и северокорейцы убедятся и будут уверены в том, что их безопасность может быть гарантирована и без ядерного оружия», — подчеркнул Владимир Путин.

Теперь, когда у Северной Кореи есть не только ядерные боеголовки, но и средства их доставки, переговорному процессу альтернатив нет. В США сейчас так говорят даже те, кого принято считать «ястребами».

«Ким Чен Ын — это зло. Он нарушает международное право, подрывает безопасность и стабильность в мире. Это сегодня его ракеты нацелены на США. А завтра? Он может развернуть их куда угодно, хоть на Китай, хоть на Россию. У США есть военная база в Южной Корее. 28 тысяч солдат. Но они не спасут, если Пхеньян начнет кидаться ядерными ракетами. КНДР все-таки сделала маленький шажок в сторону переговоров. Это большой успех», — отмечает генерал армии США в отставке Энтони Тэйтэ.

Следующий шажок может быть сделан уже завтра, 15 января. Там же, в деревне Пханмунджом, в демилитаризованной зоне, ожидается новый раунд переговоров между Севером и Югом.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей