Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
15 апреля 2018, 21:30

Негативный эффект от новых санкций валютный рынок и рынок ценных бумаг практически отыграли

 

Валерий Фадеев

Новые американские санкции отразились на российских рынках. Недоброжелатели заверещали: вот вам расплата. Но давайте посмотрим цифры. Валютный рынок. 6 апреля доллар стоил 58 рублей. А 11 апреля 64 рубля. Но в следующие три дня рубль стал укрепляться. Сейчас курс примерно 62 рубля за доллар. Итого курс рубля снизился на 7%. Это немного. Например, размах колебаний евро относительно доллара процентов 25-30.

Российский фондовый индекс отражает стоимость акций компаний, он тоже немного упал, по итогам недели процентов на восемь. Ни о каком кризисе здесь говорить не приходится.

Опять для примера. Американский фондовый индекс Доу-Джонса в начале года всего за десять дней упал на 11%. И никакой паники. Это обычная рабочая ситуация. Так же и у нас.

И тем не менее рынки реагируют на санкции. Почему? Санкции бьют по конкретным российским компаниям. Например, по РУСАЛу. Это крупная алюминиевая компания, большую часть продукции экспортирует. Акции РУСАЛа и некоторых других компаний пошли вниз. Их стали продавать и покупать доллары. В правительстве говорят, что поддержат российские компании, пострадавшие от санкций. Государственная Дума подготовила закон. В нем очень серьезный пакет ответных мер.

В понедельник курс рубля резко отреагировал на падение акций российских компаний, попавших под санкции. Инвесторы продавали российские ценные бумаги и скупали валюту. Свое дело сделали и так называемые биржевые посредники, а проще говоря, спекулянты.

В начале недели курс к доллару дотягивался почти до 64 рублей. А к евро до 79. Для планировавших загранпоездки россиян это стало неприятным сюрпризом.

«Мы хотели по Европе поехать, прикинули, не знаем, сможем ли, но вроде бы собираемся все равно», — говорят Юлия и Максим Гурьяновы.

Правда, эксперты-экономисты, хорошо знакомые с тонкостями того, как формируется курс рубля с самого начала недели, демонстрировали редкое спокойствие.

«На бирже происходит обычная спекулятивная паника, не имеющая ничего общего с реальными макроэкономическими показателями развития России», — отмечает доктор экономических наук Никита Кричевский.

Бросилось в глаза то, что реакция простых россиян, в отличие от паники 2014 года, сегодня практически не отличается от реакции экспертов. Ни ажиотажа в банках, ни очередей за валютой.

«В свое время было такое, когда под 90 доходил евро. Все накупили, а потом раз — и все упало. Вообще, все вот эти телодвижения они всегда чреваты», — считает врач Александр Крыласов.

«Вы знаете, уже после 1998 года наших людей мало чем напугаешь», — говорит москвичка Инна Денисова.

«Ни в коем случае нельзя вот на этот хайп спекуляционный обращать внимание. Нужно просто заниматься своей работой, несмотря на эти тяжелые обстоятельства, которые для нашей страны происходят не в первый раз, вы знаете», — считает студент Василий Дельянов.

Цены в магазинах более-менее стабильны, инфляция довольно низкая. А россияне просто стали более финансово грамотными, а от того гораздо меньше переживают из-за колебаний курса.

«Судя по всему, российская экономика, российское население уже настолько привыкли к подобного рода попыткам деформировать саму экономическую систему России, что не отреагировали, как казалось американцам должным образом», — поясняет генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

Однако основную роль сыграло, конечно, состояние самой российской экономики. За четыре года она успешно адаптировалась к режиму санкций и, отчасти, даже начала извлекать от них пользу.

«Объективно у рубля причины падать заметно больше 63 в принципе и не было. Нынешняя реакция рынков — это в первую очередь человеческая психология. Поэтому рынки потихоньку восстанавливаются по мере того, как эмоции уходят и на первый план приходит рациональный расчет», — поясняет экономист Сергей Хестанов.

Во вторник на Биржевом форуме в Москве, модератор дискуссии, руководитель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин попросил министров экономического блока вне плана дать комментарии по ситуации. Глава Центробанка обнадежила.

«Я уверена, что экономика и финансовая сфера к этому адаптируются. Плавающий курс является одним из таких амортизаторов и абсорбаторов внешних шоков, которые уменьшают влияние такого рода внешних событий на реальную экономику, и мы исходим из того, что это будет происходить», — отмечает глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина.

Набиуллина дала понять: у ее ведомства достаточно инструментов на случай подобных рисков, но пока в них нет надобности. Рубль сам справляется. И уже в среду стало очевидно: так и происходит.

В течение трех дней российская валюта медленно отвоевывала позиции. Доллар подешевел в пятницу до 62 рублей, а евро до 75. Эксперты отметили, корректировка рубля хотя и заставила понервничать, но, как ни странно, даже пошла на пользу экономике.

«Такая относительно небольшая девальвация, которая совпала с ростом цены на нефть, в конечном счете принесла дополнительный доход бюджету, дополнительный доход экспортерам, и в конечном счете в общем определенный положительный финансовый результат», — считает доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой факультета финансового и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко.

Нефть действительно поддержала рубль. Из-за роста напряженности на Ближнем Востоке в пятницу цена нефти сорта «Бренд» побила рекорд трехлетней давности, она выросла до 73 долларов за баррель. Напомним: бюджет на 2018-2020 годы рассчитан, исходя из цены нефти 50-55 долларов за баррель. Все это не впервые, справимся, так можно обобщить сказанное по ситуации министрами.

«Произошедшие события — это хороший тест для той макроэкономической конструкции, которую правительство и Центральный банк выстраивали в последние несколько лет. Да, есть волатильность на рынке, но это нормально. Макроэкономика и финансовые рынки, конечно, выдержат, здесь можно не сомневаться», — заверил министр экономического развития РФ Максим Орешкин.

Отечественная экономика, похоже, не просто выдерживает санкции, но и способна развиваться в таких условиях. Россия всегда была тем и сильна, что во времена потрясений, как говорится, «слезает с печи».

«Получится повысить темпы роста, а это не сильно зависит от санкций. Ну, последствия не будут особо значимыми. Не получится, ну так понимаете, любые шоки для того, кто некрепко стоит на ногах, они чувствительны. Но мы в принципе довольно крепко на ногах стоим, и просто должны стоять еще крепче», — уверен первый проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон.

Что касается российских предприятий, попавших под санкции, то им правительство намерено оказать помощь. Город Шелехов в Иркутской области, население 48 тысяч. Градообразующее предприятие ИркАЗ — Иркутский Алюминиевый завод, входящий в компанию «РУСАЛ», попавшую под санкции. Шелехов замер в тревоге.

«ИркАз — основной поставщик здесь, городоообразующее предприятие. Конечно, есть опасения, что у завода там будут какие-нибудь финансовые проблемы. Но пока говорят, что вроде не будет ничего, ни понижения зарплат, ни задержек», — говорит слесарь Иркутского Алюминиевого Завода (ИркАЗ) Сергей Сотников.

Еще во вторник вице-премьер Дворкович заявил, что главная задача правительства — стабилизировать работу таких предприятий. А в пятницу уже глава кабинета министров дал понять: трудовым коллективам предприятий, попавших под санкции, правительство подставит плечо.

«Мы видим, что под ударом оказываются стратегические системообразующие предприятия, предприятия, от чьей успешной работы зависят десятки тысяч людей, иногда это моногорода и бюджеты региональных центров. И те решения, которые будут предложены в качестве поддержки, будут направлены не на компенсацию потерь владельцев компании, а, прежде всего, на сохранение производств, на сохранение рабочих мест», — отметил Дмитрий Медведев.

Между тем в российский парламент поступил законопроект об ответных мерах на санкции США. Предусматриваются в частности запреты на ввоз в Россию, американской алкогольной и табачной продукции, лекарств, за исключением тех, что не производятся в России. Предусмотрены ограничения в сотрудничестве с США в атомной и аэрокосмической сферах и многое другое.

«Если нет желания работать вместе, то значит, Российская Федерация со своей стороны закроет двери для коллег из Соединенных Штатов, мы будем работать с теми, кто готов и хочет развивать отношения с Россией», — отмечает заместитель председателя Государственной Думы Федерального собрания РФ Петр Толстой.

Нужно отметить, что документ рассматриваемый Думой, по сути, лишь список возможных санкций. Именно возможных. Так как окончательное решение будут принимать президент и правительство. Глава комитета Совета Федерации по международным делам, кстати, так же оказавшийся в санкционном списке, уверен: в этом вопросе не стоит рубить с плеча.

«Мы должны самым тщательным образом просчитать все последствия наших ответных мер с тем, чтобы это не было выстрелом себе в ногу, и с тем, чтобы не нарушали свои экономические интересы», — считает глава международного комитета Совета Федерации Федерального Собрания РФ Константин Косачев.

К концу недели многие эксперты сошлись во мнении, что негативный эффект от новых санкций валютный рынок и рынок ценных бумаг практически отыграли. И еще в пятницу инвесторы вновь стали с интересом смотреть на подешевевшие акции российских компаний. Энтузиазма им добавило и то, что Минфин США назвал опасным намерение американских законодателей запретить торговлю российскими долговыми бумагами, популярными у мировых инвесторов. Эти планы грозили нанести серьезный удар по американскому и даже мировому финансовому рынку и, по сути, свидетельствуют о бессильной истерике авторов антироссийских санкций.

Читайте также: