Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
21 апреля 2019, 21:38

По всему миру художники пишут картины с любовью к знаменитому собору Нотр-Дам-де-Пари


Петр Толстой

На этой неделе мир потрясен невероятным событием — горел легендарный Нотр-Дам-де-Пари. Огонь бушевал почти 12 часов! Миллионы людей в прямом эфире наблюдали, как падает объятый пламенем шпиль собора, как обрушивается кровля, как прямо на улицах плачут и молятся парижане. 


Всю неделю весь мир обращается к Франции со словами утешения и поддержки. Но это, конечно, не просто несчастный случай. Невозможно не увидеть в этом пожаре символ — исчезающие христианские ценности Европы.


Современной Франции, безоговорочному лидеру европейской толерантности и гуманистического лицемерия, где вместо отца и матери «родитель номер один» и «родитель номер два», этот собор сегодня просто не нужен.


Нотр-Дам — ведь это не просто здание, это символ человеческих свершений, торжество христианской, католической цивилизации над дикостью. И вот он утрачен. Что стало причиной трагедии и что удалось спасти?

Над Сеной разносится молитва. Меж парадных фасадов по улицам Парижа несут крест. Богослужения Страстной недели без главного Собора Франции, но во его спасение.

«Сегодня мы надломлены разрушением Нотр-Дам. Но мы знаем, как возродиться, и история помнит: мы можем», — говорит епископ Парижа Мишель Опети.

Архиепископ Парижа один из немногих, кто был на срочном совещании в Елисейском дворце. Пожарные тогда едва закончили тушить Нотр-Дам. Собор Парижской Богоматери горел 15 часов, разрушения гигантские. Тушить пожар авиацией отказались сразу — масса воды, сброшенная на Собор, просто смыла бы его.

«Пожарные знают устройство Собора как свои пять пальцев. Но старинному дереву достаточно мгновений, чтобы разгореться. Под куполом проходит вентиляционный туннель, он сработал как тяга. Плюс очаг на крыше. Не дотянуться. Нам еще повезло, что леса были хорошо установлены. Если бы они рухнули вслед за шпилем, то весь Собор сложился бы как карточный домик», — поясняет бывший бригадир пожарной охраны Парижа Жан-Франсуа Лемер.

Случайное возгорание в ходе реставрационных работ считают главной версией. Допрашивать работников начали еще в ночь пожара.

«Я шокирован, это катастрофа. Мы начали работы, и рассчитывали реставрацию проводить постепенно 10 лет. Теперь нужно будет с удвоенной силой работать, чтобы хотя бы восстановить то, что было», — сокрушается президент Ассоциации попечителей Собора Нотр-Дам-де-Пари Мишель Пико.

Нотр-Дам горел уже час, когда началась эвакуация. Внутри, как сказал настоятель Собора, ничего, кроме слабого запаха гари. Снаружи клубы дыма уже заволакивали небо. Тогда Патрик Шове призвал французов молиться. Теперь вопрос, куда вернется его паства.

«Мне президент пообещал, что мы войдем в Собор через пять лет. Так что мы готовы бороться!» — говорит настоятель Собора Нотр-Дам Патрик Шове. При этом он категорически возражает против введения элементов современной архитектуры. Речь об элементах, которые утратили полностью: средневековая кровля, часы, своды центрального нефа и знаменитый шпиль.

Впервые Собор лишился шпиля во время Французской революции. В XIX веке его спроектировали заново в соответствии с представлениями того времени об идеалах готики. Новодел критиковали, но со временем он стал таким же символом Парижа, как и сам Собор. Потерян безвозвратно. 

Еще свежа рана утраты, а во французском обществе разгорелась полемика. Переполох вызвало заявление премьер-министра Республики. Он объявил архитектурный конкурс на проект шпиля «в соответствии с задачами нового времени». И добавил: вопрос в том, стоит ли перестраивать шпиль один к одному? Так что вполне возможно в будущем Нотр-Дам будет украшать шпиль в стиле, к примеру, пирамиды Лувра.

Эти кадры облетели мир: срывающийся в огненную пропасть шпиль ранил сердца. Но что творилось на душе у этого человека, сложно даже представить — правнук архитектора Виолле-ле-Дюка наблюдал, как сгорало наследие его семьи в прямом эфире.

«Слезы текли, а потом стало физически плохо. Я болею уже несколько дней. Когда упал шпиль, мне внук прислал сообщение: «Почтенная Дама вновь возродится», — говорит потом архитектора Жан-Мари Энрике.

Два века назад имя его прадеда произносили с сарказмом: это он 200 лет назад реставрировал Нотр-Дам и сделал его таким, каким мы знаем его теперь. Построил шпиль на свой вкус, посадил на фасад статуи химер, ставших символом собора. Сегодня Дюка считают основоположником французской реставрации, архитектором-новатором, гением. Но в любви к готике отказать ему никто не мог ни тогда, ни сейчас.

«Архитекторы захотят применить новые материалы — почему нет? Но что касается стиля, ну, простите, я совсем не представляю шпиль в стиле модерн», — говорит Жан-Мари Энрике.

Собор Парижской Богоматери — наслоение восьми веков истории архитектуры и искусства. Какой период считать аутентичным и насколько далеко во времени смогут зайти реставраторы? К примеру, сгоревшая кровля Собора: ученые так и не смогли понять до конца устройство средневековой конструкции.

Российская школа реставраторов знаменита как раз сохраненными традициями. Помощь Владимир Путин предложил на встрече с представителями французского бизнеса.

«Я хотел бы выразить слова сожаления по поводу той трагедии, которая во Франции произошла в связи с пожаром в Соборе Парижской Богоматери. Безусловно, это не только Собор, не только символ Франции. Это и символ общеевропейской цивилизации, европейской культуры. Мы все сожалеем, все смотрели на это со слезами на глазах. Я знаю, что французский бизнес готов помочь в восстановлении. Мне известно также, что те российские компании, которые работают вместе с вами, которые работают во Франции либо вместе с французскими партнерами, тоже готовы присоединиться», — сказал президент России.

«Спасибо большое за Ваши слова о том, что случилось в Париже. Действительно, Собор Парижской Богоматери — это наш общий символ. И я слышал, что Российское государство уже предложило свою экспертизу, свою помощь в реконструкции этого собора. Благодарю Вас за это», — сказал главный исполнительный директор «Тоталь», сопредседатель Экономического совета Франко-российской торгово-промышленной палаты Патрик Пуянне.

К примеру, наши уникальные реставраторы-альпинисты. В первые недели после пожара установить леса невозможно, камень перегрет. А сохранившиеся конструкции укреплять нужно срочно. Опасную и сложную работу российские реставраторы выполняют на страховках. После укрепления — зачистка. Гарь и копоть въедаются в стены, в скульптуры. И борьба с последствиями тушения. Луи Дэсанлис реставрировал знаменитую готическую сестру Собора — Нотр-Дам в Шартре. Он считает, что сейчас самое главное не восстановить утраченное, а сохранить то, что осталось.

«Представьте, «Джоконда» сгорела. Ее воссоздадим? Невозможно! Каждый памятник уникален, со своей историей в сердце каждого. Нотр-Дам — это не просто готика, знаменитый фасад, уникальные интерьеры, неповторимые образы и материалы. Эта элегантная Дама — история нации, символ и наше сердце», — подчеркивает реставратор, искусствовед Луи-Эврар Дэсанлис.

Из Нотр-Дам до сих пор поступают тревожные новости. Пожарные спешно отпиливают скульптуру с северного фасада. Несущая конструкция крыши больше не поддерживает треугольный фронтон длиною в 15 метров. Если он упадет — увлечет за собой и единственную подлинную средневековую розу Собора Парижской Богоматери — знаменитый витраж собора. Кроме того, накренился и грозит рухнуть западный фронтон. Статуя Ангела настолько обожжена, что треснула по всей высоте. От перегревания могут обрушиться знаменитые химеры. Тогда они повредят и старейший орган.

В том, что собор удастся отреставрировать за данные Макроном пять лет, сомневаются даже в его команде.

«Президент дал задание восстановить Собор через пять лет. Слегка по-военному, как в армии. Ускориться и быстрее все сделать. Но важно, чтоб не сроки были главным в реставрации, а качество. Как минимум год уйдет на стабилизацию и понимание как восстанавливать. Не нужно изобретений. Нужно восстановить то, что было. Нотр-Дам и так был прекрасен», — говорит представитель президента Франции по вопросам культурного наследия, журналист Стефан Берн.

За несколько часов Франция потеряла духовную опору нации. Мир — символ человеческих свершений. На обложке сатирического журнала Charlie Hebdo искаженное кривой улыбкой лицо Макрона с горящим на голове Собором и подпись: «Реформы. Начну с несущих конструкций». Читатели сошлись во мнении: карикатура слишком мягкая, горящий символ нации сулит печальные времена. Сам пожар, словно миф из будущего, становится сюжетом искусства. Стихийно по всему миру художники пишут картины с одним общим мотивом — любовь к Нотр-Дам. Одна она останется неизменной.

Читайте также: