Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
6 мая 2019, 21:08

41 человек не вернутся домой из рейса Москва — Мурманск сгоревшего лайнера Sukhoi Superjet 100

А пока вернемся к предполагаемому удару молнии. Как защищен самолет? Проще всего грозу облететь. Но молния, бывает, бьет и из перистых облаков — остатков грозового фронта. Конструкторы позаботились о безопасности на такие случаи. Фюзеляж из алюминия или композита, покрытого особым материалом, идеально проводит электричество. А внутри люди и оборудование, как уже сказано, в надежной капсуле.

Еще дополнительные экраны в кабине пилотов. Именно в нос молния бьет чаще. Выходит она там же, а также в передней части двигателей, с горизонтального стабилизатора или кончиков крыльев, которые защищены отдельно. В крыльях топливные баки. Вокруг них еще экраны. И емкости с инертным газом, это от искр. И все же удар молнии порой не проходит бесследно, зависит от ее силы. Могут остаться небольшие оплавленные отверстия на фюзеляже. А может дать сбой цифровая аппаратура, о чем сообщал командир рейса Москва — Мурманск.

78 человек были на борту — пассажиры и экипаж. 41 уже не вернутся домой. Вот как их вспоминают сегодня.

В кадетской школе имени Покрышкина его фотография вместе с первыми погонами и цветами на видном месте. Несколько лет назад будущий бортпроводник Максим Моисеев пришел учиться сюда, потому что мечтал об авиации. Он хотел стать пилотом и считал, что работа в небе приближает его к цели.

В списке погибших его имя появилось почти сразу — когда в хаосе первых часов после катастрофы никто еще толком не представлял себе масштабы случившегося, рассказы о мужестве молодого стюарда уже разлетелись по Сети. Максиму было всего 22. Во время посадки он занял место в конце салона. Когда полыхнули баки с горючим, он до последнего старался спасти пассажиров. И погиб вместе с ними.

«Это в его характере. Сначала он вывел пассажиров через переднюю дверь, потом вернулся в охваченный салон огнем. И снова он понимал, что там люди, его ждут, что их нужно спасти», — говорит заместитель директора кадетской школы-интерната имени Покрышкина Наталья Яскевич.

Вместе с коллегами — стюардессами Татьяной Касаткиной и Ксенией Фогель — Максим успел вытолкнуть из пылающего самолета 33 пассажира. 40 человек вместе с ним остались внутри, не сумев выбраться из пожара.

Перелет из Москвы в Мурманск недолгий — каких-то два с половиной часа. Кто-то летел в командировку или на отдых. Кто-то возвращался домой, как врач из Снежногорска Евгений Новиков. В этот самолет он сел вместе с коллегой и 12-летней дочерью. Всем троим достались места в хвосте самолета. Спастись от огня они не смогли.

Мурманчанка Альбина Пилипчук тоже летела домой. К своему сыну. На всех снимках в соцсетях она жизнерадостно улыбается. Кто мог знать, что недавнее фото станет последним.

А в этой ярославской школе сегодня показывают фотографии своего бывшего ученика. Михаил Зенин тоже купил билет на злополучный рейс. Ему было 24.

«В мирное время не должны гибнуть люди, тем более, такие молодые такие перспективные. Выпускник МГУ, который только начал строить свою семью, недавно женился, вроде у него все складывалось хорошо», — переживает директор школы № 37 г. Ярославль Екатерина Евстратова.

Врачи сейчас продолжают оказывать помощь пострадавшим. У них ожоги и отравление угарным газом. В больницах девять человек, в том числе экипаж самолета — пилоты и одна из бортпроводниц.

Трое пострадавших в тяжелом состоянии, но сейчас им нужна не только медицинская помощь.

«И в Институте Вишневского, и в Институте Склифосовского работают очень опытные психологи и психиатры. Нужна помощь психологическая не только пациентам, но и их близким. Для всех них это состояние шока, они не могут еще осознать, что произошло», — рассказала министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Все еще не могут прийти в себя и многие из тех, кому удалось выбраться из объятого пламенем самолета. Игрок мурманской команды «Что? Где? Когда?» Михаил Савченко разместил на своей странице эмоциональное сообщение: «Это мой самолет, Сухой суперджет, рейс Москва — Мурманск. Экстренная посадка, горящая турбина. Второй день рождения буду праздновать. Огромные соболезнования семьям погибших и пострадавших».

Родственники погибших пассажиров уже прилетели в Москву. Им тоже нужна психологическая поддержка. Скоро начнется процедура опознания. Столичные власти подготовили для них гостиничные номера. Те, кто потерял близких, получат и денежную помощь, по меньшей мере пять миллионов рублей. Это страховка, компенсация от авиакомпании и помощь региональных властей — Москвы, Мурманска и Подмосковья.

«Что касается компенсаций, то всем погибшим они будут выплачены, и жителям Подмосковья, и всем, кто не проживает на нашей территории, это два и один миллион соответственно. Понятно, что деньги здесь не имеют по большому счету никакого значения, но такие решения принимаются для того, чтобы оказать поддержку родным и близким», — сказал губернатор Московской области Андрей Воробьев.

В память о погибших люди несут цветы и зажигают свечи. Стихийные мемориалы появились и в Шереметьево, и в Мурманске. В связи с трагедией в Мурманской области объявлен трехдневный траур.


ТРАГЕДИЯ С САМОЛЕТОМ SUPERJET В ШЕРЕМЕТЬЕВО

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей