Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
25 июня 2019, 21:36

Обычные люди и представители автоконцернов жалуются на судебную практику в Краснодарском крае

Защита прав потребителей или схема мошенничества? На этот вопрос предстоит ответить контролирующим органам, к которым обратились представители крупнейших автомобильных концернов. Они жалуются на судебную практику в Краснодарском крае, в результате которой компании несут большие убытки.

Скромные сотрудники в скромном офисе, чего не скажешь об их деятельности. Теперь все чаще сюда приходят журналисты. Дело громкое! Название этой организации упомянуто в жалобе четырех крупных мировых автопроизводителей, направленной в Совет по противодействию коррупции при президенте России, ФСБ, Генпрокурору и в Высшую квалификационную коллегию судей.

«Автопроизводителей зачастую не уведомляют о судебных заседаниях. Если извещают, то за сутки или еще меньше до судебного заседания. Назначают экспертизу без присутствия адвокатов-изготовителя. Экспертизы назначаются, как правило, одним и тем же экспертам, которые не имеют соответствующую квалификацию. В ряде случаев мы прямо представляем доказательство того, что документы представленные сами подделаны. По каким-то причинам суды не обращают на это внимание», — говорит адвокат Максим Титаренко.

Своей судебной щедростью Краснодарский край отличается от всех остальных. Конечно, не все суды — определенные. Автовладельцам удавалось отсудить в среднем три стоимости автомобиля. Правда, были случаи пятикратного и даже девятикратного размера.

Что такое автомобиль? Это обычный товар. Только цена совсем не карандаша. Юристы Комитета по защите прав потребителя говорят: все по закону.

Вот как складывается сумма:

1) Стоимость автомобиля по договору.

2) Разница в цене — с учетом инфляции: на момент вынесения решения судом автомобиль может подорожать.

3) Убытки: расходы при рассмотрении дела: эвакуатор, экспертизы, юридическое сопровождение.

4) Моральный вред — на усмотрения суда, как правило не большая компенсация

6) Главное — неустойка. 1% в день. То есть чем дольше длится суд, тем дороже это может обойтись производителям. Больше трех месяцев — вот уже и второй автомобиль.

5) Плюс штраф — он составляет 50% от суммы, которую присуждает суд потребителю.

Так и складывается — три автомобиля. В среднем. В том самом Комитете по защите прав потребителей разводят руками: суммы могли быть куда больше.

«Вот сколько тянется дело в суде: год, полтора, два. Каждый день — 1% в день. К моменту решения чаще всего эта неустойка может уже в 10 раз превышать стоимость самого автомобиля. Но суд никогда не удовлетворяет такие огромные суммы. Он всегда применяет 333 статью и срезает до какого-то разумного состояния», — поясняет руководитель Комитета по защите прав потребителей и предпринимателей Краснодарского края Александр Бережной.

Но с таким разумным состоянием — в три цены — не согласны автопроизводители. После жалобы из судов изъяли дела — идет проверка.

В Саратовской области у электромонтажника Сергей Копытина своя битва за правду. После ДТП. И уже не первый год. Доли секунды, изменившие все. В той аварии у Сергея Копытина погибла жена. Он ехал по своей полосе, когда на встречку выскочила красная иномарка. Лобовое столкновение. Водитель второго автомобиля был пьян. Рядом с ним тоже сидела пассажирка. После суда она предъявила иск виновнику ДТП — своему знакомому.

Но тот отбывает пятилетний срок в тюрьме и не платит. Тогда женщина подала другой иск — к невиновному водителю. На 300 тысяч. И выиграла суд. Теперь Сергей Копытин выплачивает по 30% от зарплаты. Да, формально, соглашается, все по закону о солидарной ответственности за причиненный вред: то есть не важно, виновник ДТП или нет, у водителей ответственность одинаковая. Но, говорит, в законе есть основания для иного решения. В суде этого не увидели.

«Там прописано, если не будет доказана грубая неосторожность со стороны пострадавшего. То есть то, что она пьяная с ним распивала напитки, пьяная с ним села в машину, лежа там ехала, все нарушая, суд посчитал что это не грубое, неосторожность», — говорит Сергей Копытин.

Он продолжает искать справедливость. Так же, как и Любовь Ладатко, из Волгограда. В ДТП она потеряла дочь. Годовалая внучка выжила. Бабушка была с ней в больнице, после забрала домой. Но потом появился отец — гражданин Белоруссии, с которым, говорит Любовь Ладатко, дочь вместе давно уже не жила.

«Он сразу и опеку, и это, что я хозяин, ой, что я первый полноправный, она моя дочь. И опека приехала, погружаем в больницу с больницы в дом малютки. И все, не оставляют никому», — говорит Любовь Ладатко.

Это была настоящая трагедия: годовалая внучка в доме малютки. Но дальше — больше. В конце 2018 года суд встал на сторону отца, несмотря на все доводы адвоката.

«Сказать, что мы удивлены решением, это значит ничего не сказать. Гражданин другого государства, неоднократно замеченный за употреблением наркотических средств, неоднократно судимый, ведущий аморальный образ жизни, неоднократно совершавший правонарушения на территории России, может приехать и забрать гражданку РФ и увезти ее в неизвестном направлении», — говорит Дмитрий Лобанов, адвокат Любови Ладатко.

В суд предъявляли документы. В том числе из Белоруссии. Например, с характеристикой отца и выводом, что передача ему ребенка не отвечает интересам девочки. В борьбу за Вику вступили общественники, журналисты. Судебная тяжба продолжается. Сегодня Вика с бабушкой. Удалось оформить временную опеку. Теперь через суд будут пытаться частично лишить отца родительских прав — чтобы он не смог забрать Вику. Надеются, что скоро точка в деле будет все-таки поставлена.

Найти справедливость в суде с первого раза получается не всегда. Анастасия Демидовна смогла лишь со второго раза. И память не та, и ноги, нет-нет, да отказывают. Все-таки 91 год. Но пришлось идти в суд. Сотрудники Росреестра, измерив участок Анастасии Демидовны, сообщили, что он не соответствует документам — чуть больше. Предписали исправить — передвинуть забор. Очередная проверка, а он на месте. Тогда выписали ветерану постановление об административном правонарушении и в суд: за не исполнение предписания.

«Мировой судья, по моему мнению, абсолютно не разобравшись в деле, не истребовав каких-либо документов, не перепроверив доводы, не разъяснив самой бабушке 90-летней о том, что нужно, как сделать, взял и оштрафовал ее на 10 тысяч рублей», — говорит председатель Курганского областного правозащитного центра Александр Андрюков.

Такое решение, что только перекреститься: отдать полпенсии. За ветерана вступились правозащитники. Подали апелляцию, заказали независимую экспертизу, и выяснилось, что это сотрудники Росреестра неправильно измерили! А так — у пенсионерки участок соответствует документам. Штраф отменили. Правда, если бы судья первой инстанции подошел к делу не формально, а затребовал, допустим, проведение экспертизы, никакого штрафа бы и вовсе не было.

«Вот этот формализм судейский, когда однотипные решения, он имеет место — из-за загруженности; огромной, колоссальной загруженности судов, особенно судов в регионах, районных судов, судьи, к сожалению, могут не так часто глубоко вникнуть в дело, разобраться с делом. И вот это судебное усмотрение недостаточно развито. Данная возможность не так часто используется. Достаточно стандартные, образцовые решения суда мы видим», — отмечает директор юридического института Олег Ястрибов.

Судебное усмотрение — это возможность судьи выбрать из нескольких вариантов законных решений. Ведь закон предусматривает, что наказать-то тоже можно по-разному. Но для этого следует изучать все детали. Необходимо совершенствовать судебную систему, сам аппарат суда.

Вместе с тем нужно развивать и медиацию, говорят эксперты, это примирительная процедура. То есть урегулирование споров в досудебном порядке. Чтобы незначительные вопросы, которые вполне могут быть решены без судебных заседаний, не отвлекали от дел судьбоносных.

Читайте также: