Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
28 июня 2019, 12:20

Президент РФ ответил на вопросы журналистов британской газеты Financial Times

Накануне своей поездки в Осаку Владимир Путин ответил на вопросы журналистов влиятельного издания Financial Times. Кто действительно выиграл от глобализации, что изменится после выхода США из международных договоров о разоружении и пришло ли время забыть о западном либерализме. Что думает президент России о важнейших проблемах и что ждет от саммита «большой двадцатки»?

Главный редактор влиятельной британской газеты Financial Times Лайонел Барбер и его московский коллега Генри Фой начали интервью с самых острых тем международной политики — это и возможный военный конфликт в Иране, и бескомпромиссная торговая война между Китаем и США. На таком фоне начинается встреча лидеров стран «большой двадцатки» в Японии.

– Господин президент, скажите, а чего вы хотите достичь в Осаке? – спросил Лайонел Барбер, редактор газеты The Financial Times/Великобритания.

– Мне бы очень хотелось, чтобы все участники "двадцатки" подтвердили свое намерение, хотя бы намерение, вырабатывать общие правила, которых все будут придерживаться. Хотя, конечно, в современных условиях трудно ожидать каких‑то прорывных решений или судьбоносных решений, на это вряд ли мы можем сегодня рассчитывать, – ответил Владимир Путин.

Что касается торговой войны между США и Китаем, то, по мнению президента России, ее истоки надо искать в неожиданных последствиях глобализации экономики: «А кто-нибудь задумывался о том, какие преференции и кто, и как получил в результате глобализации, свидетелями и участниками которой мы являлись на протяжении предыдущих, скажем, 25 лет, начиная с 90-х годов?Китай воспользовался этой глобализацией, в том числе, и для того, чтобы вытащить из нищеты, из бедности миллионы китайцев. Смотрите, доля стран "семерки" сократилась с 58% до 40% мирового ВВП. Но это должно отразиться как-то в международных институтах. Это общая позиция и России, и Китая. Это справедливо».

– То, что вы сказали, это абсолютно увлекательно. Президент России защищает глобализацию в то время, как президент Трамп атакует глобализацию.

– Видимо, он исходит из того, что результаты глобализации могли бы быть для Соединенных Штатов гораздо лучше, чем они есть на самом деле. И они не приносят, эти результаты глобализации не приносят Соединенным Штатам ожидаемого эффекта, и он начинает с отдельными ее элементами вести вот эту кампанию и бороться. Это касается всех, прежде всего, крупных участников международного экономического общения, в том числе, и союзников.

Что будет с глобальной безопасностью после расторжения ряда международных договоров между Россией и США, эта тема станет одной из важнейших в Осаке, об этом же вопрос Владимиру Путину.

– Есть ли новый риск, связанный с гонкой ядерных вооружений?

– Думаю, что такой риск есть. Соединенные Штаты вышли в свое время в одностороннем порядке из Договора по противоракетной обороне. Теперь в одностороннем порядке также фактически вышли из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Теперь на повестке дня Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, СНВ-III. Мы сказали, что готовы к переговорам, готовы к продлению этого Договора между Соединенными Штатами и Россией. Последний наш разговор с Дональдом говорит о том, что американцы вроде бы заинтересованы в этом, но никаких практических шагов не делается. Так что, если и этот Договор прекратит свое существование, то, по сути, в мире вообще не будет никаких инструментов, сдерживающих гонку вооружений. И это плохо.

Вопрос о стране, где столкнулись интересы России и Соединенных Штатов — о Сирии.

– А какова отдача от того риска, который вы взяли на себя в Сирии?

– Мы добились даже большего, чем я ожидал: уничтожено большое количество боевиков, которые планировали вернуться в Россию. Речь идет о нескольких тысячах человек. Мы все-таки добились стабилизации ситуации в регионе, который близок от нас географически. Мы сохранили сирийскую государственность, не допустили там хаоса, например, Ливии. Скажу прямо об этом, чего скрывать, о мобилизации наших вооруженных сил. Наши вооруженные силы получили такую практику, которую невозможно было бы себе представить ни при каких учениях в мирной обстановке.

Конечно, британских журналистов интересовали отношения России и Великобритании. Тем более, что для Терезы Мэй предстоящая встреча с Владимиром Путиным – одна из последних в качестве премьер-министра.

– Видите ли вы возможность какого-то улучшения в англо-российских взаимоотношениях для того, чтобы мы могли пойти дальше и оставить позади вопросы, которые очень чувствительны? Вот, например, эта ситуация со Скрипалями.

– Здесь можно бесконечно друг другу претензии предъявлять. Нам говорят: вы отравили Скрипалей. Во‑первых, это нужно будет доказать. Этот господин Скрипаль, он и так был наказан. Он же был арестован, получил срок, отсидел. Он был уже наказан. Он в принципе не представлял никакого интереса. Надо просто это оставить в покое уже, пускай спецслужбы сами разбираются с этим делом. Но мы знаем, что тот же бизнес в Великобритании, они хотят с нами работать, работают и намерены работать в дальнейшем. Мне кажется, что и Россия, и Великобритания заинтересованы в полноформатном восстановлении наших отношений. Во всяком случае, я рассчитываю на то, что хотя бы какие-то первые шаги будут сделаны.

В конце интервью Лайонел Барбер и Генри Фой подняли тему глобального конфликта между, как они выразились, элитами и населением. Это и Брекзит, и успех партии «Альтернатива» для Германии, и для многих неожиданная победа Трампа на выборах. Владимир Путин назвал это серьезным кризисом либерализма: «Так называемая либеральная идея, она, по-моему, себя просто изжила окончательно. По некоторым ее элементам наши западные партнеры признались, что некоторые ее элементы просто нереалистичны, мультикультурализм там и так далее. Сейчас можно того же Трампа критиковать сколько угодно за его желание построить стену. Может быть, это излишне, не знаю, что там между Мексикой и США. Наверное, может быть, я не спорю. Но ведь что-то он должен делать с этим потоком мигрантов? Я не сторонник того, чтобы немедленно все заткнуть, завязать, закрыть, распустить, всех арестовать, разогнать. Нет, конечно. Либеральную идею тоже нельзя уничтожать, она имеет право на существование, и даже поддерживать нужно в чем‑то. Но не надо считать, что она имеет право на абсолютное доминирование, вот о чем речь».

Интересно, что из полуторачасового разговора именно эту тему газета решила взять для анонса на своем сайте, и в качестве заголовка британские журналисты выбрали слова Владимира Путина о том, что либеральная идея себя изжила.

Читайте также: