Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
25 августа 2019, 21:23

Самая драматичная и эмоциональная история недели связана с поиском ребенка в Нижегородской области

Четыре дня сотни людей прочесывали лес, спасатели, полицейские, добровольцы. Движение волонтеров становится все более массовым. Тут важна правильная организация.  Есть несколько алгоритмов поиска: например, на карты накладывается сетка, квадраты со сторонами, скажем, по 500 метров. У каждого волонтера с собой навигатор, видно, какой квадрат они проходят. прошли квадрат, его закрашивают. На очереди следующий. Так километры. Сломанные ветки, обрывки ткани, следы на земле. У любой мелочи может быть судьбоносное значение. 

Непроходимый лес в Нижегородской области. Пятилетняя Зарина найдена спустя четыре дня. Лес и болота в Омской области: на третьи сутки поисков живым обнаружили трехлетнего Колю. Хабаровский край: через несколько дней волонтеры спасли старушку, которая застряла в болоте и отбивалась от медведя.

Это истории чудесного спасения людей только за этот месяц. Сегодня система поиска пропавших хорошо отработана. Искать начинают немедленно сразу после того, как родственники написали заявление в полицию: информация быстро распространяется среди волонтеров, и сотни людей съезжаются на помощь. У опытных добровольцев всегда наготове, так называемый, «тревожный рюкзак» со всем необходимым – фонари, компасы, аптечки.

Зачастую под волонтерский штаб местные жители предоставляют свои дома, в считанные минуты добровольцы настраивают радиоканал для связи, начинают работать компьютеры с картами и специальными программами, которые отслеживают маршрут поиска. Данные сюда поступают как раз с трекеров волонтеров. О каждом следе на земле, о каждой подозрительной детали сообщают в штаб.

«Мне как старшему группы нужно выдержать правильный курс, потому что я выдержу неправильный курс и выйду из своего квадрата или где-то в своем квадрате не пройду, то квадрат будет не закрытым, и усилия мои и моей группы будут просто напрасны. Я не могу так подводить товарищей», – рассказывает Вячеслав Гордиенко, волонтер поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт». 

На поиски формируют как маленькие группы из пяти человек, так и огромные из нескольких сотен. И главное делать это быстро и слаженно.

С каждым часом зона поиска расширяется, эта точка в восьми километрах от места, где в последний раз видели ребенка. Только в этой цепочке 178 человек, которые метр за метром прочесывают лес.

Здесь у каждого свой путь в волонтеры. Но общее, пожалуй, одно — способность воспринимать чужое горе, как свое.

«Наткнулась одно время на ролики в YouTube, все пересмотрела, перерыдала, перечувствовала, затронуло, и поехала, особой подготовки не нужно, всему обучили прямо перед входом в лес», – делится Анастасия Королева, волонтер поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт».

Сегодня во время поисков в распоряжении добровольцев — беспилотники, тепловизоры и даже авиация — уже много лет пропавших людей с воздуха помогает искать вертолетный отряд «Ангел». Бывший геодезист, а теперь пилот-волонтер Сергей Мельников немедленно вылетел на своем личном маленьком вертолете на поиски пятилетней Зарины Авгоновой, в воздухе над Нижегородскими лесами он провел 16 часов: «В нашем добровольческом отряде выстроена система. Существует у нас специальный форум, куда сбрасывается заявка в очень простом виде: ребята, кто может, заявитесь, кто может. И все пилоты, которые включены в этот список, они могут откликнуться».

Зачастую ради спасения чужой жизни волонтеры жертвуют своей работой и даже семьей.

«О личной жизни можно забыть. Я не была в отпуске с 2015 и сменила девять мест работы. Невозможно какие-то планы строить. Также провести с ребенком время. А бедный мой ребенок, она, ну потихоньку привыкает, но это все равно тяжело, когда мамы постоянно нету», – говорит Ксения Макарова, руководитель поискового отряда имени Ирины Бухановой.

А ведь начиналось все с историй трагических. Имена погибших детей, которые так и не дождались помощи, как тяжелое напоминание – в названиях поисковых отрядов. «Лиза Алерт» назван в честь пятилетней Лизы Фомкиной, которая пропала в 2010 в Подмосковье, тело девочки нашли лишь на десятые сутки.

Пермская группа волонтеров носит имя Ирины Бухановой – девочки, которую тоже нашли слишком поздно. Возможность предотвратить беду – это и вызывает готовность помогать абсолютно незнакомым людям, не ожидая ни денег, ни благодарностей.

«Это есть в людях внутри, наверное, с самого их рождения. И для меня, по крайней мере, это и есть проявление того самого патриотизма, о котором мы все так много говорим», – считает Екатерина Мизулина, исполнительный директор Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям.

Добровольцы не спят сутками, от усталости некоторые отключаются на несколько часов в машинах. Они говорят, не меньший вклад в успех поисковой операции вносят местные власти, которые организовывают волонтерский быт.

«У нас есть в избыточном количестве питание, то есть группы, которые даже в три часа ночи выходят на задачу, могут съесть суп горячий, мясо и так далее, сегодня нам пообещали, что мы можем поехать помыться и поспать. Мы не смогли бы ничего такого сделать, если бы не поддержка местных жителей», – рассказывает Ксения Кнорре-Дмитриева, руководитель пресс-службы поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт».

И главное — это координация волонтеров с представителями силовых структур, они создают совместные группы по поиску и обмениваются информацией.

И все эти усилия тысяч добровольцев по всей стране для того, чтобы родные пропавших услышали заветное: «Нашли. Все в порядке. Жив».

Читайте также: