Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
17 октября 2019, 12:15

Чтобы помочь 24-летней пациентке с диагнозом моямоя, врачи в Петербурге провели настоящую медицинскую спецоперацию

Редчайший диагноз моямоя в переводе значит «клубы дыма, туман». Девушка, которая совсем недавно стала мамой, еще во время беременности оказалась на больничной койке — не могла ни ходить, ни говорить. Но выход нашли — медики буквально сшили новый путь для кровоснабжения мозга.

Успех, по дороге к которому, она идет медленными и пока не очень уверенными шагами. И пусть движения Алине даются с трудом, как и любое произнесенное слово, но для девушки каждый новый день — очередная победа над собой.

«Вчера мы ходили с мужем, было шесть кругов без перерыва», — рассказывает пациентка НМИЦ имени В.А. Алмазова Алина.

Прошла бы и больше, да врачи останавливают — возвращаться к обычной жизни Алина должна постепенно. Все началось еще летом, когда девушка была на седьмом месяце беременности — онемели щека, левая кисть. А на второй день после родов она уже не могла ни шевелиться, ни говорить. Врачи центра Алмазова провели обследование и поставили диагноз — моямоя.

«Заболевание редкое и впервые описано было в прошлом веке. Ее описали японские исследователи. В переводе на русский язык означает «клубы дыма, туман», что отражает ту специфическую ангиографическую картину при исследовании сосудов мозга», — поясняет заведующая кафедрой неврологии и психиатрии Института медицинского образования НМИЦ имени В.А. Алмазова Татьяна Алексеева.

Крупные артерии головного мозга, по неизвестной врачам причине, сначала постепенно сужаются, а потом закупориваются вовсе. Их функцию на себя пытаются взять более мелкие сосуды. Они разрастаются и образовывают целую сеть, которую японцы и прозвали «клубок дыма». Но эти запасные пути полноценное кровообращение обеспечить не могут, у человека происходит инсульт. Чаще всего этим болеют в Корее и Японии — там на сто тысяч населения моямоя выявляют в трех случаях, в США — в одном, но в России с таким диагнозом врачи вообще почти не сталкиваются — за всю историю всего-то несколько десятков случаев.

Слабость, онемение конечностей, потеря сознания или судороги. Симптомов у этой болезни много, ну уж больно часто они предвестники и других заболеваний. И за рассеянным склерозом или инсультом так легко не заметить редкую моямоя. Прояснить картину может только исследование сосудов головного мозга с помощью МРТ.

Но именно это исследование 24-летней Алине из-за беременности провести как раз и не могли, поэтому уточнить диагноз смогли только после родов. Единственным лечением была сложная операция. Несколько часов под микроскопом невидимыми глазом нитями из височной артерии врач буквально сшил новый путь для кровообращения.

«Поверхностная височная артерия, как правило, небольшого диаметра от 0,5, до 2 миллиметров, но ток крови у нее достаточно приличный. В обход крупным артериям, ссуженным и закрытым, мы вшиваем поверхностную височную артерию в сосуды коры головного мозга», — рассказывает врач-нейрохирург НМИЦ имени В. А. Алмазова Андрей Сергеев.

Уже на 10-й день после операции Алина смогла сделать свой первый шаг к выздоровлению. Шаг сквозь слезы, ведь своего маленького сына она после родов почти не видела. Ей еще предстоит пройти курс реабилитации. Врачи хоть и не делают прогнозов, но с надеждой говорят: девушка восстанавливается быстро. Помогают мысли о сыне, которого Алина уже скоро сможет обнять уверенной рукой.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей