Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
20 октября 2019, 21:10

В Объединенных Арабских Эмиратах и Саудовской Аравии Владимиру Путину оказали королевские почести

Владимир Путин посетил Арабские эмираты и Саудовскую Аравию. Нефть и космос, автопром и мирный атом — инвестиции на миллиарды долларов. А потенциал — десятки миллиардов. Впрочем, внимание не только к подписанным соглашениям. Особый прием для Владимира Путина.

У визита Владимира Путина на Ближний Восток есть то, что журналисты называют «визуализация образа события» — это семь истребителей, раскрасившие небо над Абу-Даби в цвета российского триколора.

Надписи «ДПС» на автомобилях сопровождения кортежа Путина, тоже должны были продемонстрировать особенно теплый прием, который по-русски определяется поговоркой «чувствуйте себя как дома». И в Объединенных Арабских Эмиратах и в Королевстве Саудовская Аравия в знак приветствия — пушечные залпы.

Почетный эскорт из всадников сопровождал автомобиль российского президента и в Абу-Даби и в Эр-Рияде.

Между тем гости — российская делегация, можно сказать, «с упреждением» ответили на предполагавшееся пышное восточное гостеприимство. И, вероятно, ответили самым лучшим образом — перед началом переговоров на высшем уровне в Эр-Рияде были открыты выставки и инсталляции, где все желающие могли представить себя среди пейзажей среднерусской возвышенности.

На них побывали и члены делегаций, представленные, уже в день визита, президенту и королю. Длинная очередь на рукопожатие, в ней — чиновники, бизнесмены и политики. Рядом «по стойке смирно» — почетный караул с золотыми саблями. Затем торжественный прием и переговоры, на которые, кстати, Владимир Путин и король Салман отправились на электромобиле, курсирующем по королевской резиденции.

«Мы стремимся работать с Россией всегда и по всем вопросам, таким, как безопасность, стабильность, борьба против терроризма и экстремизма, укрепление экономического роста. Хотим подчеркнуть и нашу поддержку инвестиционному сотрудничеству через российский Фонд прямых инвестиций и публичный Фонд Саудовской Аравии, они уже проинвестировали более 30 проектов», — отметил Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд.

«Ценим ваш личный вклад, ваше Величество, в продвижении многопланового российско-саудовского взаимодействия. В прошлом году товарооборот увеличился на 15%, превысив миллиард долларов. В январе — июле прибавил еще на 38%», — сказал Владимир Путин.

Американский политолог Дмитрий Саймс в 80-е годы работал журналистом на Ближнем Востоке. Образ мышления, язык и дружественные жесты тамошних политиков ему хорошо знакомы.

«Путина однозначно принимали как очень почетного гостя. Ему оказывались максимальные знаки внимания. Явно хотели подчеркнуть, что это не просто, если хотите, визит лидера великой державы, с которой надо считаться. Они явно хотели подчеркнуть, что это визит друга. И это было значимо, конечно, дружеские жесты — это не то же самое, что многомиллиардные сделки. Соединенные Штаты, а еще больше, с моей точки зрения, Европейский Союз предприняли попытку за последние годы изолировать Россию и конкретно изолировать президента Путина. Но любой человек, который смотрел кадры телевидения, причем далеко не только российского, но даже американского, даже европейского, любой человек, который смотрел, как принимали Путина в этом регионе, ну, просто невозможно представить, что Россия — это страна, которая находится в изоляции», — отметил политолог Дмитрий Саймс.

Американский телеканал Си-эн-эн называет Россию «восходящей сверхдержавой Ближнего Востока»: «В действительности ограничение возможностей США в ближневосточном регионе создают вакуум, заполняемый растущим влиянием Москвы. Россия становится новым ферзем на изрядно истертой игроками шахматной доске Ближнего Востока».

В «Вашингтон пост» по итогам визита Путина выходит статья под заголовком «На Ближнем Востоке есть одна страна, с которой каждая сторона разговаривает: Россия»: «Путин находит общий язык с такими разными лидерами, как Асад из Сирии, Реджеп Тайип Эрдоган из Турции, Хасан Рухани из Ирана и даже Биньямин Нетаньяху из Израиля».

«Россия отличается тем, что не смущаясь продвигает свои интересы, исходит из того, что эти интересы не противоречат интересам других основных держав и вообще международной безопасности, в отличие, допустим, от Евросоюза не занимает позицию, что Россия, если хотите, является международной мессией и действует от имени всего прогрессивного человечества. Россия отстаивает свои интересы. Это уже не очень легко и, прямо скажем, весьма немало», — отмечает Дмитрий Саймс.

Партнерство Российского фонда прямых инвестиций и Публичного инвестиционного фонда Саудовской Аравии сейчас уже имеет масштаб в 10 миллиардов долларов.

«Мы уже проинвестировали 2,5 миллиона долларов из публичного фонда Саудовской Аравии в Россию в 30 различных проектов, мы сегодня объявили о 10 новых соглашениях на сумму свыше двух миллиардов долларов, и также объявляем о 10 компаниях, которые планируют выход на саудовский рынок», — сообщил генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев.

Всего с участием делегаций был подписан 21 документ. Проекты — в транспорте, промышленности, цифровых технологиях, освоении космоса, и в энергетике, конечно же. Обе страны — мировые лидеры среди производителей нефти, однако в энергетике ограничиваться только согласованием объемов добычи и стабилизации цен на углеводороды в рамках ОПЕК+ они не собираются. В планах — гораздо большее.

«Газпромнефть и «Саудирамка» хотят использовать искусственный интеллект в геологоразведке. В планах — создание института российско-саудовского энергетического института на базе МГИМО. Росатом готов оказать помощь в строительстве атомной станции в Саудовской Аравии. Саудовская Аравия вышла на позиции ведущего экономического партнера в арабском мире, поэтому считаю полезным создание экономического совета, где стороны будут вести прямой диалог! Мы условились всячески поощрять инициативы бизнесменов, направленных на сотрудничество», — отметил Владимир Путин.

Наследный принц Мухаммед бен Сальман — один из тех, кто активно продвигает российско-саудовское сотрудничество.

Вот так в декабре 2018 года он здоровался с Владимиром Путиным на саммите «двадцатки» в Аргентине. Эту сцену тогда журналисты шутливо назвали «дай пять».

В этот раз их встреча была не менее теплой. Тему сотрудничества в экономике продолжили обсуждением сотрудничества в области безопасности.

«Отношения между нашими странами очень теплые. Сотрудничество развивается по различным направлениям — в области торговли, нефтяном секторе, в сфере безопасности в регионе, в частности в борьбе против ИГИЛ», — отметил Мухаммед бен Сальман Аль Сауд.

«Мы вместе выступаем за противодействие террористической угрозе, за долгосрочное политико-дипломатическое урегулирование кризисов на Ближнем Востоке и в Северной Африке», — заявил Владимир Путин.

Именно с принцем бен Сальманом связывают изменения, которые сейчас происходят в Саудовской Аравии, которая ранее считалась страной очень традиционалистской. Теперь же представители элиты этой страны бурно аплодируют российским оперным певцам и симфоническому оркестру, среди зрителей много женщин.

Подписан еще меморандум об упрощении выдачи виз, а россиянки-туристки, согласно особым договоренностям (и это неожиданность) не будут обязаны носить традиционные арабские накидки до пола — «абаи», достаточно будет европейской одежды, хотя, разумеется, скромной. Эти правила уже давно знакомы туристам из России, которые путешествуют в Объединенные Арабские Эмираты, где их воспринимают как долгожданных гостей.

Между прочим, президентский лимузин «Аурус», который торжественно встречали в Абу-Даби, теперь тоже можно назвать продуктом совместного российско-эмиратского предприятия — местный инвестиционный холдинг приобрел 36% акций концерна, производящего «Аурусы». На видных почетных местах в этой стране теперь стоят фигурки космонавта.

Именно космонавта, а не астронавта, ведь первый гражданин Объединенных Арабских Эмиратов, побывавший в космосе, отправился туда при помощи России. Хазаа аль Мансури вернулся с орбиты всего две недели назад. Ему для участия в разговоре между Владимиром Путиным и наследным принцем Абу-Даби Мухаммадом бен Заид Аль Нахайяном переводчик не понадобился.

Собственно уже само публичное обращение принца к российскому президенту, которое он сделал на официальных переговорах, говорит о многом.

«Дорогой брат, дорогой друг, рад видеть вас спустя год после нашей встречи в Москве. Россию считаю своим вторым домом. Хотел бы подчеркнуть важность и глубину стратегических отношений, которые связывают Арабские Эмираты и Российскую Федерацию», — отметил наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид Аль Нахайян.

«Поддерживается плотная координация по актуальным вопросам глобальной и региональной повестке дня. Прежде всего по Сирии, Ливии, Йемену, по ситуации в Персидском заливе. Признательны за вашу личную поддержку, партнерство российского Фонда прямых инвестиций и фонда Мубадола, которые совместно инвестируют в экономику России. Эти инвестиции составили уже 2,3 миллиарда долларов. Но и ваши российские партнеры вас не подводят. Доходность от этих инвестиций существенно превышает аналогичные показатели на рынках других стран», — отметил Владимир Путин.

Особые, дружественные отношения, которые так проявились и в Эр-Рияде и в Абу-Даби, эксперты по Ближнему Востоку объясняют не только очевидно взаимовыгодным экономическим сотрудничеством. У Москвы, на фоне перманентных кризисов в этом регионе, в которых участвуют едва ли не все страны-соседки, сейчас уникальная партнерская позиция. И арабские страны, и Иран, и Турция, и Израиль видят это.

«У России огромные преимущества, учитывая равную удаленность или равно близость со всеми странами региона. То есть мы способны посадить за стол переговоров сначала, возможно, уровни ответственных лиц высоких экспертов, а затем уже и, может быть, даже создать какой-то дипломатический формат для урегулирования всех конфликтов. Россия действительно становится арбитром на Ближнем и Среднем Востоке. Этот ресурс у нас есть», — отмечает политолог, востоковед Каринэ Герогян.

«Модельной» для Ближнего Востока, если можно так сказать, стала ситуация в Сирии. Еще недавно страна находилась в полушаге от уничтожения, как это случилась ранее с Ливией в результате гражданской войны, фактически поддержанной странами Запада. Сирия вполне могла превратиться в одну сплошную базу для международного терроризма, но помощь России, легитимная и эффективная, изменила все.

Соединенные Штаты, в которых любители голливудских вестернов привыкли видеть кого-то вроде «шерифа, который придет и все разрулит», оказались далеко не всемогущими, несмотря на огромные бюджеты, выделяемые на их ближневосточные военные базы.

«Группировка американская, которая находится на Ближнем Востоке, по некоторым данным, от 60 до 80 тысяч человек военнослужащих. Трамп все чаще и чаще говорит о неэффективности нахождения американских войск на Ближнем Востоке, что они затратили за последние годы восемь триллионов долларов, а зачем? Многие задаются вопросом, в том числе Саудовская Аравия, и в тех же Эмиратах, насколько можно надеяться на Соединенные Штаты», — отмечает директор центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

Россия, которая делает ставку на многовекторность своей политики, не пытается учить других, как жить правильно, и не пытается дружить с кем-то одним против кого-то другого, воспринимается сейчас на Ближнем Востоке как наиболее эффективный посредник. Поездка же Владимира Путина в Эр-Рияд и Абу-Даби продемонстрировала то, что помимо возможностей Воздушно-космических сил у нашей страны, есть и еще один, не менее эффективный ресурс — «мягкая сила».

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей