Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
22 ноября 2019, 21:30

Чувства или увольнение: американцев загоняют в рамки, в которых остается только бояться друг друга

 

Кирилл Клейменов

Под занавес сегодняшней программы — небольшой экскурс в наше общее прошлое и попытка показать вам будущее, которого всеми силами хотелось бы избежать.

Еще каких-то 30 лет назад были строгие правила. Если, например, женатый мужчина заводил роман на работе и об этом становилось известно кому надо, его, женатого мужчину, вызывали в партком. Иногда доходило до обсуждения аморального поведения, угрожающего ячейке общества, на собрании трудового коллектива. Те, кому за сорок, это отлично помнят. Всех раздражала эта удушающая атмосфера советского ханжества, настоящего морального террора.

Кто хотел и мог, сбегал от этой атмосферы. Сбегал на Запад. Здесь ведь что важно? Что было куда бежать, как классик писал. Слегка перефразируя, каждому человеку должно быть куда бежать. Согрешил — сбежал. Конечно, нелегко в те годы было сбежать. Но, с другой стороны, и грешить никто не заставлял.

А вот сегодня куда бежать, а? У нас в некотором смысле последний остров свободы. Если, как грозят мои либеральные коллеги, задача — сделать здесь все так, как у них, то что делать тогда? Как писал советский поэт, по другому, правда, поводу, а кто не в силах больше терпеть — партком разрешает самоубийство. Думаете, сгущаю краски? Ни капли.

Если бы «Служебный роман» снимали в современной Америке, получилась бы криминальная драма. А название уместилось бы в одно слово, придуманное, нет, не в парткоме, а в американской комиссии по равным возможностям трудоустройства.

Из определения комиссии по равным возможностям в сфере занятости США: «Харассмент – это любое нежелательное словесное или физическое поведение сексуального характера».

Проще сразу уволить обвиняемого, чем потом откупаться от жертвы. В американских корпорациях дела о харассменте рассматривают специальные комиссии – не что иное, как старый добрый товарищеский суд. Причем нежелательное поведение сперва может быть даже по обоюдному согласию. Прогрессивная корпоративная этика найдет до чего докопаться.

И даже те американцы, которые настолько наши, что поют на языке «Битлз» Игоря Николаева, все равно, не понимают, как это, мужчина сходу поднимает очень личный тост – и уже и «родная», и «уже не надо лишних слов»?

«Я до конца, как американец, этого не понимаю. Есть такое понятие в России типа "добиваться". Но для меня это довольно скользкое понятие, потому что это очень быстро уходит в какую-то нездоровую сторону. Мне кажется, если девушка хочет быть с кем-нибудь, если она хочет быть, допустим, со мной, я об этом узнаю в какой-то момент, она сделает так, чтобы я понял», — говорит радиоведущий Адам Джеймс Маскин.

Привычное нам «мужчина должен сделать первый шаг» тут не работает. «Как дела, красотка?», «хорошего вечера, дорогуша!» — вот фразы, которые для многих американок уже за гранью.

Конечно, девушки иногда устают от внимания на улице. Но где тогда знакомиться, если на работе, чтобы никто ничего не подумал, решили все запретить. Крупные американские компании срочно обновляют внутренние правила. Например: «Сотрудникам юридического бюро Bloomberg BNA рекомендуется избегать ненужных прикосновений; воздержаться от шуток и анекдотов».

А перед тем как позвать симпатичную коллегу в кино, нужно согласовать это с отделом кадров. Касается даже начальства. Нарушившие это правило (тайный роман на работе) руководители гигантов Intel и McDonalds были выставлены за дверь как стажеры. Но самое страшное – комплименты. Тут слова лишнего не скажи.

«Когда вы говорите "ты великолепно выглядишь в этом платье", вы говорите конкретно – девушка, ее фигура выглядит хорошо в этом платье. А когда вы говорите "это платье хорошо на тебе сидит", вы говорите о платье непосредственно, то есть объект не человек. И здесь эта тонкая грань, она может быть опасной», — говорит предприниматель Ирина Эддайра.

Похвалить платье можно, оно не обидится, а вот сказать приятное о самой девушке – это уже, считай, посягательство. Волки с Уолл-стрит теперь при виде волчиц поджимают хвосты.

Американский деловой портал Bloomberg цитирует новые правила Уолл-стрит: «Не обедайте с коллегами-женщинами. Избегайте встреч один на один. В самолетах не садитесь рядом с коллегами-женщинами. В командировках живите на разных этажах отеля».

Тон задает вице-президент Майкл Пенс, гордо заявивший, что единственная женщина, с которой он сядет обедать, — его жена. От греха подальше.

Кому выгодно общество святош, давно объяснил писатель Олдос Хаксли. В классической антиутопии «О дивный новый мир» религию заменил бизнес, глава корпорации стал вместо бога, а тоталитарный режим держится не на страхе, а на принципе удовольствия. В концлагерь ведь людей приходилось сгонять насильно, а в торговый центр они прибегут сами.

В «Дивном новом мире» каждому человеку прописывали таблетки, дарующие счастье. А чтобы никто никогда не выходил из зоны комфорта, запретили подлинные чувства. Как бы никого не обидеть и самому не огорчиться, помалкивайте, следуйте правилам и не забывайте о приеме лекарств. Кстати, tablet в английском – это и таблетка, и планшет, подключенный к интернету.

Именно интернет-гиганты Google и Facebook – борцы одновременно и за свободу слова, и за политкорректность, ее задушившую, – первыми бросились строчить запреты. Социальная сеть объявила вне закона общение. В офисах только по рабочим вопросам. И ввело правило «одна девушка – одна попытка»: если вы пригласили на свидание коллегу и получили отказ, больше так никогда не делайте.

А то будет, как с Кевином Спейси. Блестящую карьеру актера разрушили обвинения в домогательстве. И хоть все они уже сняты, былого не вернуть.

Неудивительно, что уволенный, что называется, по статье за отношения с подчиненной директор McDonalds сопротивляться не стал. Стив Истербрук сразу же признал: любовь была ошибкой. Иначе бы не заплатили выходной бонус. Цена предательства любимой - 70 миллионов долларов. И только женщина, от которой он публично отказался, в «дивном новом мире» осталась ни с чем.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей