Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
9 декабря 2019, 21:23

В одной из частных московских клиник живет пятилетняя девочка, которую мать считает неизлечимо больной и не забирает домой

 

Кирилл Клейменов

Бывают в жизни истории из цикла «Ты не поверишь». Поверить уже можно во все что угодно. Хоть в нашествие марсиан. Вопрос не в вере здесь, а в отношении. Как ко всему этому относиться — вот это главный вопрос наших дней. Ни «кто виноват?», ни «что делать?». Нет. Все это как-то отходит на второй план. Может, даже на третий отходит. Просто пока не поймешь, что это вообще, два предыдущих бессмысленны. Или давайте так. Я, кажется, понял. Главный вопрос текущего момента вот как звучит: долбонавты, вы откуда, скажите, сюда прилетели? Это я про родителей девочки, о которой пойдет речь в сюжете.

Эти коридоры ни с чем не перепутаешь, в какие веселые цвета ни выкрась стены и каких милых зверушек ни нарисуй. В перинатальном центре «Мать и дитя» стараются уйти от больничной атмосферы, да и маленькие пациенты редко задерживаются здесь надолго. Но этот случай — исключение, в которое трудно поверить. Девочка, родившаяся тут в марте 2014 года, до сих пор живет в одной из палат. Здесь она играет, рисует, учится читать, смотрит телевизор и очень редко видит маму. Мама живет дома, а девочка никогда в жизни не выходила за ворота этого лечебного учреждения. Такова твердая воля ее родителей.

«У матери этой пациентки произошли преждевременные роды в достаточно раннем сроке, ребенок родился в крайне тяжелом состоянии, и я должен сказать, что врачи на тот момент времени спасли жизнь пациентки, спасли жизнь и матери, и новорожденной. Ребенок, рожденный с экстремально низкой массой тела, в настоящий момент времени является абсолютно нормальным членом общества», — говорит медицинский директор ГК «Мать и дитя» Борис Коноплев.

Общество девочки — няня, врачи и постоянно меняющиеся пациенты клиники. Медики утверждают, что девочка сейчас практически здорова, но у ее матери навязчивая идея — она считает, что дочь тяжело больна и должна постоянно находиться в больничной палате, за которую родители долгие годы исправно вносили плату.

Это не та же самая палата, но точно такая, в которой девочка прожила 5,5 лет. Здесь две кровати, стол, два стула, тумбочка и шкаф — семь взрослых шагов в длину и шесть в ширину.

Девочка никогда не была в театре, в кино, не видела метро, не купалась в реке и никогда не видела море. Что она еще не видела и где не была, каждый может себе представить сам.

«Надо понимать, что социализация ребенка ограничена территорией нашего медицинского учреждения. Мы приглашаем ее на наши детские праздники, с ней играют дети наших сотрудников. Надо понимать, что для нас это член семьи», — рассказывает медицинский директор ГК «Мать и дитя» Борис Коноплев.

Другой семьи у ребенка нет. Даже родные бабушки и дедушки приходить сюда перестали. Мама с папой тоже это запретили, как и называть имя ребенка и снимать его на камеру.

«Право на жизнь в семье — главное и основное право ребенка. И его реализуют в норме либо родители, либо государство, если родители не могут или не хотят. После семьи это право на нормальное развитие в обществе, нормальную социализацию, которой у девочки, конечно, нет, она искусственный Маугли», — говорит заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, материнства и детства Елена Альшанская.

Психологи говорят, что нужно как можно скорее знакомить девочку с окружающим миром. Но и в этом случае проблем с социализацией избежать уже не удастся.

«Это отсутствие модели семьи, это неумение строить отношения с другими людьми. Вплоть до того, что она не будет знать, как ездят машины и что опасно выходить на дорогу. Да потому что у нее нет этого абсолютно в опыте, ее никто этому не учил», — сказал детский психолог Никита Карпов.

Несколько раз руководство перинатального центра обращалось в органы опеки с просьбой вмешаться, но никаких нарушений со стороны родителей чиновники не находили. Ребенка держали в центре сколько могли, в последний году уже за свой счет, но потом обратились в суд, который обязал родителей забрать девочку домой, но за ней никто так и не пришел. Более того, мать совсем перестала ее навещать.

«Эта ситуация потому так и затянулась, потому что никто — ни органы опеки, ни прокуратура, ни Следственный комитет, с кем мы находимся во взаимодействии, — не знают, как повлиять на данных родителей. Ведь нам говорят, что ребенок не лишен попечения родителей, потому что за ребенком следят, оказывают ему материальную поддержку, ребенок обеспечен круглосуточно нянями», — сказала директор по правовым вопросам ГК «Мать и дитя» Екатерина Ларина.

Ребенок не обеспечен главным — нет у него обыкновенного детства, которое не заменят ни врачи, ни няни. А за лишения детства никакой статьи в кодексе не предусмотрено.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей