Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
11 марта 2020, 18:13

Владимир Путин поделился впечатлениями от контактов с нынешним американским лидером и его предшественниками

О роли России в международных делах, отношениях Москвы и Вашингтона и о том, почему знаменитую Мюнхенскую речь российского президента на Западе теперь цитируют, хотя раньше критиковали — все это в очередном выпуске проекта агентства ТАСС «20 вопросов Владимиру Путину».

Глава государства в том числе поделился личными впечатлениями от контактов с нынешним американским лидером и его предшественниками.

А.Ванденко: Вы Трампа назвали Дональдом так по-дружески.

В.Путин: Он меня Владимиром называет, я его Дональдом. У меня со всеми были на самом деле достаточно конструктивные отношения.

А.Ванденко: Но с Обамой что-то не полетело.

В.Путин: Ну, полетело, не полетело. Он же сказал, что американцы – это особая нация, у них особые права, эксклюзивные, чуть ли не на весь мир. Я с этим не могу согласиться. Господь всех создал одинаковыми, с одинаковыми правами, и поэтому говорить, что у кого-то есть эксклюзив на что-то, мне кажется, абсолютно неоправданно.

А.Ванденко: Если так шкалу выстроить, пятибалльную, чтобы не усложнять, на какой отметке мы сейчас с американцами, в отношениях с американцами?

В.Путин: Мне кажется, где-то… Где-то на троечку.

А.Ванденко: С мюнхенской речью не погорячились?

В.Путин: Нет. Сейчас же повторяют все то, что я говорил. Возьмите руководителей Германии, ведь они почти дословно воспроизводят… Тогда на меня ругались, рассердились на меня, говорили, как же так…

А.Ванденко: Обиделись.

В.Путин: Нет. Рассердились, что грубовато и не к месту, зачем ты так. А я что говорил? Я говорил о том, что недопустимо, когда одна страна, Соединенные Штаты, распространяет свою юрисдикцию за рамки своих национальных границ. Но сегодня ведь руководство, скажем, Германии именно это и говорит, что это недопустимо, когда Соединенные Штаты накладывают вторичные санкции. То есть на компании, которые к самим Соединенным Штатам не имеют никакого отношения, пытаясь помешать реализации их национальных интересов.


Читайте также: