Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
13 марта 2020, 18:04

В новом выпуске проекта «20 вопросов Владимиру Путину» президент прокомментировал зарплаты топ-менеджеров

О большом бизнесе и больших деньгах идет речь в очередном фрагменте проекта агентства ТАСС «20 вопросов Владимиру Путину». Не слишком ли высокие зарплаты у топ-менеджеров крупнейших российских компаний и могут ли бизнесмены влиять на политику государства?

Учитывая, что Владимир Путин в последнее время неоднократно заявлял – в России больше не осталось олигархов, вопрос закономерный: чем нынешние сверхбогатые люди от них, собственно, отличаются?

– А.Ванденко: Чем нынешние капитаны бизнеса лучше олигархов 90-х? Тем, что Вы их знаете и им доверяете?

– В.Путин: Я и тех всех знал, и этих знаю. дело не в том, чтобы кого-то закручивать, там чего-то…

– А.Ванденко: Так и было…

– В.Путин: …откручивать и отрывать им всякие места. Дело совершенно не в этом. Дело знаете в чем? Не допускать к управлению страной, не влиять на политические решения. Ясно, что и тогда, и сейчас все ищут ходы, лоббируют свои интересы. Разница в 2000-х и сейчас или в 90-х и сейчас заключалась в том, что они напрямую влияли на принимаемые государством решения и в вопросах внутренней политики, экономической и даже внешней, и в вопросах безопасности. Руководители сегодняшних компаний такой привилегией не пользуются.

– А.Ванденко: А пытаются?

– В.Путин: Собственно говоря, уже нет. Они поняли, что это невозможно, и даже не лезут.

– А.Ванденко: Объясняли?

– В.Путин: Они борются за свои интересы. Например, сейчас обсуждается вопрос с нашими партнерами, скажем, по ЕврАзЭС по ценам на нефть, на газ. Конечно, они отстаивают свою позицию, это понятно. Но они не пытаются влиять как бы изнутри, они просто объясняют свою позицию, доказывают, что они правы, но это касается узкого сегмента их практических интересов. Это естественно.

Вопрос следом – не слишком ли государство вмешивается в экономику?

– В.Путин: Я считаю, что у нас в целом сбалансированная ситуация. У нас из 20 наших крупнейших компаний, по-моему, только семь или восемь с государственным участием. Если ошибусь на одну, это, мне кажется, не важно. Но ведь в чем вопрос, вопрос не в том, частные они или государственные. Вопрос в том, как они работают. Если реально они работают грамотно, приносят доход государству, то тогда встает вопрос о том, это что, самоцель, что ли, приватизация или нет? В Канаде, например, я разговаривал в свое время с коллегой из Канады, они взяли и приватизировали железную дорогу. Ну и чего? Американцы купили. Они сто раз пожалели, что продали. Надо быть очень аккуратным и принимать взвешенные решения. Кроме всего прочего, компании с госучастием являются самыми крупными налогоплательщиками в государственные бюджеты всех уровней: «Роснефть» – номер один, потом «Газпром», потом «ЛУКОЙЛ», потом «Татнефть», Сбербанк.

– А.Ванденко: «ЛУКОЙЛ» – это частная история.

– В.Путин: Да, так я про это и говорю. Крупные компании – они самые крупные налогоплательщики.

При этом не может не бросаться в глаза разница в доходах, скажем, госслужащих, и топ-менеджеров госкорпораций.

– А.Ванденко: Кстати, о доходах. Как бьется государственность корпораций с рыночными зарплатами топ-менеджеров?

– В.Путин: Плохо бьется. Плохо, я с Вами согласен.

– А.Ванденко: Когда получают по миллиону в день.

– В.Путин: Да, меня самого это коробит, честно Вам скажу.

– А.Ванденко: Владимир Владимирович…

– В.Путин: Я сейчас отвечу. Не так все просто, как казалось бы на первый взгляд. Я уже на этот счет с ними разговаривал. Ответ какой? Там же они нанимают достаточно большое количество иностранных специалистов. Они работают эффективно и чего-то стоят на рынке, на международном рынке труда. Они вынуждены их брать и платить им зарплату, которую их услуги, их работа стоит на международном рынке труда. Если им платить, то они как начальники должны получать больше. То же самое у нас произошло знаете с кем? С летчиками гражданской авиации. То же самое сейчас произошло. Вынуждены были брать пилотов иностранных компаний, особенно имеющих опыт работы на «Боингах», на европейских машинах; вынуждены были повысить им уровень заработной платы под европейские и американские стандарты. Теперь военные летчики с удовольствием уходят на кресло второго пилота, потому что в армии стали получать меньше, чем в гражданской авиации. Сразу это перекосило рынок труда, включая Министерство обороны. Поэтому и здесь то же самое.

– А.Ванденко: Нет, Владимир Владимирович, летчики сколько получают? Полмиллиона в месяц?

– В.Путин: Второй пилот, по-моему, где-то 300–350 тысяч.

– А.Ванденко: Ну вот. А топ-менеджер получает миллион в день. В день! Владимир Владимирович, как-то многовато будет, нет?

– В.Путин: Насчет дня я не знаю, но многовато, я с Вами согласен.

– А.Ванденко: Пускай получают меньше.

– В.Путин: Так где-то бывает? Или мы будем исключением? В мире такого нет.

– А.Ванденко: Да? Ну хорошо.

– В.Путин: Но меня самого это, честно говоря, задевает и коробит, я согласен.

Совет, который президент уже однажды давал, — быть скромнее — до сих пор актуален.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей