Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
2 июня 2020, 21:39

В Америке полиция прессует журналистов едва ли не больше, чем мародеров


Кирилл Клейменов

Да, в Америке апофеоз борьбы с несправедливостью. Как полагается по логике такой борьбы, жертвы множатся с огромной скоростью. Причем, совершенно невинные жертвы. Журналистов вот начали бить. 


Причем делают это те, кто, по идее, призван их защищать — полицейские. Возможно, такое отношение со стороны полиции делает пострадавших менее беспристрастными в этом конфликте и тем самым в какой-то степени помогает рассерженным гражданам в их борьбе! Возможно!



Но вот вопрос, как поджоги, разбой и мародерство помогают восстановить справедливость, точно остается без ответа. Точнее, ответ есть, и он состоит из одного короткого слова — никак.



Григорий Емельянов собрал истории наших коллег, пострадавших в эти дни в уличных сражениях от рук американских полицейских.

Видео австралийского телеканала 7News:

- Полицейские стреляли резиновыми пулями, попали в моего оператора, мы также видели слезоточивый газ. Вот полиция снова начинает наступать! Вот, вы прямо сейчас видите, что происходит. Пресса! Эмилия, вы нас слышите? Эмилия, с вами и вашим оператором все в порядке? Так, похоже, полицейский только что напал на оператора 7News.

Вот тот же эпизод с другой камеры. Чтоб уж никаких сомнений — полицейский ударил оператора австралийского телеканала целенаправленно и неспровоцированно.

Это был тот самый момент, когда Дональд Трамп решил прогуляться от Белого дома до пострадавшей от погромщиков церкви Сент-Джон. Очищать площадь перед президентом полиция принялась даже слишком рьяно.

Несколькими резиновыми пулями была ранена продюсер агентства Sputnik Николь Руссел.

«У Николь был бейдж журналистский, то есть было совершенно точно видно, что это представитель прессы, она кричала о том, что она журналист, тем не менее полицейские принялись ее избивать дубинками. Когда Николь побежала, ей вслед принялись стрелять, у нее пробита нога, у нее синяки по всему телу. Мы будем пытаться разобраться, кто это сделал, будем обращаться в организации, занимающиеся защитой прав журналистов, требуя, чтобы они тоже к этому подключились», — говорит главный редактор Sputnik USA Миндия Гавашели.

А вот тоже Вашингтон, полиция стреляет резиновыми пулями по съемочной группе во время прямого включения.

- Кэти, прости, мы тут пытаемся делать новости... Мне тут не нравится, если мы не будем осторожны, мы тут и останемся.

- Гаррет, выбирайтесь оттуда как можно скорее!

Для корреспондента Гаррета Хейка все обошлось, он потом еще извинялся в Twitter перед зрителями за то, что не сдержал эмоции: «Спасибо всем, кто написал мне теплые слова после того страшного момента. Со мной все хорошо, спасибо нашей команде. Осталась, правда, парочка шрамов на боку на память. И извините, что ругался в эфире. Эти резиновые пули бьют очень больно!»

Гаррет пытается шутить, а вот фотокорр-фрилансер Линда Тирадо, работавшая в Миннеаполисе, после такого выстрела ослепла на левый глаз.

«Я пыталась выстроить композицию, когда у меня перед глазами что-то как будто взорвалось. Я сразу же поняла, что мне выстрелили в лицо. Оно сразу же распухло, я была вся в крови. Я уже ничего не видела, просто закрыла глаза и стала кричать: «Я журналист! Я журналист!» Тогда ко мне подошли протестующие, посадили в машину и отвезли в больницу», — рассказала Линда Тирадо.

Радиожурналист из Лос-Анджелеса Адольфо Гусман-Лопес едва не лишился жизни — еще немного, и резиновая пуля раздробила бы ему горло.

Штефан Зимонс с Deutsche Welle тоже из тех, кого обстреляли в прямом эфире. Его выдержке можно только позавидовать. В том же Вашингтоне от резиновой пули пострадал оператор Первого канала — Вячеслав Архипов из съемочной группы Юлии Ольховской. Ей еще газом досталось.

Перцовый спрей может быть, кажется, меньшим из зол, но не когда им прыскают прямо в лицо. Как это случилось с корреспондентом «РИА Новости» Михаилом Тургиевым и его американским коллегой с телеканала Vice Майклом Адамсом.

«Я собираюсь уже садиться в машину, как от меня потребовала полиция, вижу, что он слева от меня, на всякий случай протягиваю удостоверение, говорю еще раз: «Я пресса», и в эту секунду я понимаю, что в меня летит струя. Ну, там такие профессиональные баллоны, струя достаточно мощная. Было видно, что никто не представляет угрозы, было очевидно, что мы журналисты, и вот этот человек с баллоном перцового спрея, было видно, что он делает это осознанно. Он подходил и делал это специально», — рассказывает Михаил Тургиев.

В Луисвилле газовыми боеприпасами обстреливают журналистку Wave-3.

- Он стреляет прямо в нас! Прямо в нас! Почему он это делает?

Еще один репортаж из облаков слезоточивого газа: «Никто здесь не делал ничего плохого. Никто их не провоцировал. Они открыли огонь. Посмотрите, прямо сейчас они целятся в нас... Назад, назад, назад! Э, они опять будут стрелять!»

Кое-кто уже просто ведет репортаж в противогазе. Но это не спасает от банального рукоприкладства. Вот сразу целый отряд полицейских вяжет «опаснейшего преступника» — журналиста издания Inquirer.

Вот корреспондент CNN ведет прямой репортаж о том, как арестовывают его самого. И что удивительно, при таком количестве пострадавших журналистов, в том числе иностранных, на происходящее никак не реагирует ни американская власть. Когда подобное — и даже намек на подобное — происходит в других странах, обычно тут же следует окрик из Вашингтона.

В основном молчат и правозащитники. Пожалуй, лишь «Репортеры без границ» вступились за коллег по цеху, а вот, например, на сайте Human Rights Watch только осуждение убийц Джорджа Флойда и расизма вообще. О журналистах ни слова. 

Зато много слов о политике. Вот Барак Обама — тот самый Обама, чья бывшая советница на днях усмотрела в американских протестах российский след — публикует статью с характерным названием: «Как сделать этот момент поворотной точкой к настоящим переменам». Ну то есть фактически «как нам использовать этот протест».

Барак Обама: «Суть такова: если мы хотим добиться реальных перемен — мы не должны выбирать между протестом и политической деятельностью. Мы должны заниматься и тем, и другим. Чем конкретнее будут наши требования о реформе уголовного правосудия и полиции, тем труднее будет выборным чиновникам на словах соглашаться, а затем возвращаться к прежним делам, когда протесты прекратятся».

Обама, конечно, внешне соблюдает политес — он вроде как за мирный протест. Но, во-первых, как легко мирный протест превращается в погром — мы как раз сейчас и видим. А во-вторых, Обама — уже не в первый раз! — нарушает негласные правила американской политической элиты.

«В Америке многие столетия была традиция, что бывшие президенты, естественно, имеют свое мнение, но избегают высказывать его, тем более в момент острых политических кризисов. Но сейчас в Америке такой уровень поляризации, что все высказывают свое мнение, причем очень часто — в агрессивной форме. И вот понимаете, в этой обстановке говорить — давайте ей воспользуемся для далеко идущих реформ — мне кажется, это не очень уместно и только обостряет кризис», — комментирует ситуацию политолог Дмитрий Саймс.

Совершенно очевидно, что нынешние события в Америке сыграют за кого-то и против кого-то в финале президентской гонки. Вопрос — кто и как происходящим воспользуется. И сегодня те, кто готов действовать жестко ради сохранения власти, и те, кто готов поддерживать огонь протеста, чтобы власть вернуть, недвусмысленно дали понять: ради достижения своих целей церемониться они не будут. 

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей