Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
4 июня 2020, 21:14

Бергамо после COVID: горечь утрат и теплые слова о российских военных медиках, отстоявших город

 

Кирилл Клейменов

Есть такой город в Италии —  БЕргамо. Все в России знают его как БергАмо. И знают по известной песне, которую в советском фильме пел герой Константина Райкина. А вот в Бергамо теперь знают Россию не по фильмам и не по песням. 

«Они ходили за мной, как за ребенком. Сидели ночи напролет у кровати, держали за руку, кормили с ложки, ругались и даже кричали, когда я отказывался есть. Знаете, как на ребенка: ешь, а то не вырастешь», — рассказывает Аньелло Одиэрна.

Три недели российские медики выхаживали Аньелло и вытащили с того света. На снимке, сделанном в день выписки, не все — только одна смена. А работали в три, круглосуточно и без выходных.

«Вот эта медсестра моя любимая. Такая молодец! Когда она брала у меня кровь, я даже не чувствовал ничего. Все они были суперпрофессионалы», — рассказывает Аньелло Одиэрна.

В конце марта Россия направила в Италию около ста специалистов — врачей и медсестер, тонны гуманитарного груза. 120-тысячный Бергамо к тому времени стал символом эпидемиологической катастрофы. Город не успевал хоронить. В моргах не было места, гробы свозили в церкви. Эти кадры шокировали весь мир.

«Обо всем напрямую договорились премьер-министр Конте и президент Путин, а потом министры обороны наших стран. И когда медики прибыли, некоторые принялись критиковать: русские демонстрируют свою силу. Ну не знаю... Я видел врачей и медсестер, профессионалов, они спасали моих сограждан, и этому нет цены», — говорит мэр Бергамо Джорджо Гори.

«Мы чувствовали себя как дома», — скажут потом российские медики. А вот эхом слова итальянцев в другом заголовке: «С вами мы не одни». Журналисты местной газеты «Эхо Бергамо» первыми поняли, что официальные данные расходятся с реальными. Сначала некрологи занимали одну страницу, потом пять, потом 13…

«Умерли более семи тысяч человек. Семь тысяч человек! Это очень много. Эта рана, которая еще долго не заживет», — сказал главный редактор газеты «Эхо Бергамо» Альберто Черезоли.

Эти кадры были сняты в местном госпитале. Коридоры, комнаты отдыха — все превратилось в палату интенсивной терапии. В Бергамо, наверное, не осталось ни одной семьи, которой бы не коснулась эпидемия так или иначе.

Даниэла Тальокки, репортер «Эха Бергамо», каждый день приносит сюда цветы. На бумажках — имена. Родные не могли проститься с умершими, и газета создала мемориал, который назвали «Каждая жизнь — рассказ». Огромный экран, на котором фото ушедших. Восемь секунд на человека. Тысячи лиц. Люди стояли здесь часами, чтобы дождаться и попрощаться хотя бы так.

«Тут никогда не было толпы. По одному, по двое приходили. И мы именно этого хотели — такого личного тихого прощания», — говорит Даниэла Тальокки.

Доктор Валоти показывает: тут был приемный покой, тут палаты интенсивной терапии. В этом полевом госпитале, срочно переоборудованном из выставочного центра, и работали наши медики. На стенах еще остались картинки: «Из России с любовью». Здесь вытащили почти всех, был только один летальный исход и ни одного случая заражения медицинского персонала.

«Среди них были и анестезиологи, и эпидемиологи — это довольно узкие специалисты, но они делали абсолютно все, даже выполняли функции санитарок, если потребуется. Они всегда были там, где было нужно в тот момент. И это, конечно, потрясло нас», — сказал Оливьеро Валоти.

Оресте Кастанья был одним из первых, кто попал в этот госпиталь. Двое суток он был в состоянии искусственной комы. Когда пришел в себя, первое, что увидел, были русские.

«Они меня осматривали, а я принялся рассматривать их. И тут мне стало спокойно: мир помогает, все будет хорошо», — вспоминает он.

Мостиком между российскими и итальянскими медиками стала Светлана Марченко. Родом из Новосибирска, она уже больше 20 лет живет в Бергамо.

«Когда мы узнали об этой миссии, я была горда за Россию», —призналась кардиолог Светлана Марченко.

Микеле Пассони был одним из ее самых тяжелых пациентов. Ему еще трудно передвигаться, он впервые с момента выписки вышел из дома, чтобы сказать «спасибо» Светлане и в ее лице всем российским врачам.

«Они больше чем профессионалы. Их взгляд, прикосновения, человеческая забота порой действовали лучше лекарства», — сказал Микеле Пассони.

Они были из Тулы, Ростова, Анапы... Вернувшись домой, отсидели положенный карантин и за работу. Вирус пришел в Россию позже, чем в Италию, и их знания и опыт пригодились на родине. Интересно, что они ни разу даже не прошлись по Бергамо, даже в самый последний день. Сказали так: мы не хотим видеть мертвый город, но обязательно вернемся, когда все будет хорошо. 

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей