Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
21 июня 2020, 21:00

До главного военного парада в честь 75-й годовщины Великой Победы остается всего три дня

Событие, которого ждут с особым чувством, несмотря на его перенос с привычной даты 9 мая на день, когда состоялся парад Победы 45-го. И 24 июня все мы готовы пережить те же эмоции, что и переполняли людей в тот исторический момент. 

Накануне в Москве прошла генеральная репетиция парада. Ранним утром в центр города выдвинулась бронетехника. На Тверской построение колонн. Вновь отработали все элементы и воздушной части. Над столицей пролетели 75 самолетов и вертолетов, основа Воздушно-космических сил России. 

Финальные тренировки состоялись и других городах. В Петербурге по Дворцовой площади промаршировали четыре с половиной тысячи человек. А в Хабаровске впереди моторизованной колонны танки времен Великой Отечественной. А как готовились к тому, историческому параду Победы?

Боднар Александр Николаевич, штурман. Воевал с первого до последнего дня войны. 300 боевых вылетов на самолетах ТБ-3. Награжден орденами Ленина, Красного знамени, Отечественной войны первой и второй степени, тремя орденами Красной звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За Оборону Москвы», «За оборону Ленинграда», «За оборону Сталинграда», и это далеко не полный список его боевых заслуг.

– Это фотография, участники парада Победы 24 июня 45 года, сделана на Красной площади в городе Москве. На ней сфотографирована наша дивизия. Я нахожусь во втором ряду, справа третий, – показывает Александр Боднар, ветеран Великой Отечественной войны.

В середине мая 1945 года в кабинете Сталина состоялось совещание. Речь шла о выполнении СССР своих обязательств перед США и Англией о вступлении в войну с Японией. Однако, в конце совещания Сталин неожиданно спросил присутствующих военачальников: «Не следует ли нам в ознаменование победы над фашистской Германией провести в Москве парад Победы и пригласить наиболее отличившихся героев, солдат, сержантов, старшин, офицеров и генералов?» Уже 24 мая предложения по подготовке и проведению парада были у него на столе. Генштаб отводил на подготовку к параду два месяца, Сталин же приказал провести парад ровно через месяц, 24 июня 1945 года.

– Парад был беспрецедентным в этом отношении, ни до, ни после такого не было нигде, никогда, я думаю, даже в мире. 24 маршала, включая маршалов родов войск, 249 генералов и свыше двух с половиной тысяч офицеров принимали участие в параде, – рассказывает Михаил Барятинский, военный историк.

На начальном этапе подготовки вопрос о том, кто будет принимать парад, даже не обсуждался. Все понимали, что парад Победы должен принимать Верховный главнокомандующий, то есть Сталин. Говорят, что лишь 19 июня он вызвал к себе Жукова и в ходе разговора поинтересовался, не разучился ли тот ездить верхом. Маршал ответил, что не разучился. «Вот что, – сказал тогда Сталин, – вам придется принимать парад Победы. Командовать парадом будет Рокоссовский». На возражение Жукова, что парад лучше принимать Верховному главнокомандующему, Сталин ответил кратко: «Я уже стар принимать парады. Принимайте вы, вы помоложе».

– Дело в том, что когда было принято решение о параде, принималось решение, кто принимает парад, это Георгий Константинович Жуков и, соответственно, командует парадом Рокоссовский. Это решение принималось еще за месяц до парада. Сталин, будучи человеком А – гражданским, Б – не имеющим опыта езды на лошадях. И чтобы он в такой ситуации сел на лошадь и принимал парад, это выходит, просто резко выходит за рамки его образа 45-го года, – комментирует Сергей Девятов, советник директора ФСО РФ, заведующий кафедрой исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Кандидаты на участие в параде тщательно отбирались. В первую очередь, проявившие в боях мужество и имевшие боевые награды. Физические данные: не ниже 176 см и не старше 30 лет. Кроме бойцов, возвращавшихся с фронта, к участию в параде были привлечены войска Московского гарнизона, слушатели военных академий и курсанты военных училищ.

За отпущенный на подготовку месяц предстояло выполнить огромный объем подготовительной работы. Одновременно возникали и непредвиденные казусы. Честь пройти по Красной площади была очень велика. Но никому не пришло в голову, что у фронтовиков возникнет вопрос об очередности прохождения. Кто пойдет первым?

– Настаивали на этом праве в основном представители 1-го Белорусского фронта, 1-го Украинского, 2-го Белорусского, те, которые штурмовали Берлин. И спор возник настолько жаркий, что дошло до Сталина. И тот принял Соломоново решение, пусть идут так, как они располагались на карте, с севера на юг. На самом севере располагался Карельский фронт. Вот он и пошел первым, – рассказывает Сергей Кожин, кандидат исторических наук, сотрудник музея Вооруженных сил РФ.

Особое внимание уделялось строевой подготовке тех, кому в скором времени предстояло чеканить шаг по брусчатке Красной площади. Тренировки проходили ежедневно по 6–7 часов. Вместе с воинами-фронтовиками маршировали офицеры, генералы и маршалы. В архиве Министерства обороны хранятся уникальные документы, свидетельствующие о том, как не просто давался парадный шаг людям, только что вернувшимся с фронта.

– И вот проверкой было установлено, что подъем ноги при движении строевым шагом по высоте недостаточен. Отдельные офицеры при движении сгибают ноги в коленях. У части офицеров при подъеме ноги при движении носки подняты вверх, – говорит Виктория Каева, главный документовед Центрального архива Минобороны России.

Всему личному составу полков выдали новое летнее обмундирование. Мундиры цвета морской волны были впервые пошиты специально для парада Победы, после чего этот цвет стал традиционным для парадной формы советских офицеров.

– Естественно, на фронте ни у кого парадной формы не было, и нужно было срочно пошить 15 тысяч комплектов. Солдатское обмундирование можно пошить по лекалам, да, по размерам, вот. А потом, так сказать, его раздать, в соответствии с твоими размерами, и там солдат будет ниточкой. А офицерские, генеральские и маршальские мундиры, они индивидуально шьются, и их шили в ателье. Вот. Там уже не подгонишь ниточкой, – поясняет Михаил Барятинский, военный историк.

Вот так проходили строевые занятия фронтовиков. Использовали для этого широкие набережные Москвы-реки, площади, улицы и стадионы. Прохождение знаменной группы из числа тех, кто брал Рейхстаг, планировалось сделать одним из главных эпизодов парада. Из Берлина в Москву самолетом, отправляли Михаила Егорова, Мелитона Кантарию, Константина Самсонова, Илью Сьянова и Степана Неустроева. С ними Знамя Победы.

– Оно участвовало в последней генеральной репетиции на Красной площади. Шел впереди него Неустроев, за ним Егоров и Кантария, потом к ним подошел офицер и сказал, что Знамя участвовать в параде не будет, им дали билеты на трибуну, а Знамя отправили на хранение в музей, так распорядился маршал Жуков. Сам Неустроев это объяснил тем, что он был ранен, он шел, прихрамывая, естественно, строевой шаг ему выдержать было очень трудно. Также не умели ходить и Егоров с Кантарией, поэтому Жуков приказал Знамя не нести, – рассказывает Сергей Кожин, кандидат исторических наук, сотрудник музея Вооруженных сил РФ.

Помимо советских парадных знамен, в Москву привезли около 900 трофейных. В 44-м, когда участились случаи захвата немецких знамен советскими войсками, Гитлер распорядился от греха подальше сдать оставшиеся на хранение в военные музеи Берлина и Дрездена. Там их и взяли после Победы. Из 871 трофея специальная комиссия отобрала 175 боевых знамен нацистов. Но нужно было 200, по количеству бойцов в парадной коробке. Недостающие добрали из знамен еще кайзеровской армии времен Первой мировой. Сейчас уже невозможно установить, кому тогда пришла в голову идея бросить эти знамена поверженного врага к подножию мавзолея. Но история этого невероятного по силе и символизму ритуала, с годами обрастала красивыми легендами. Якобы офицеры, которые должны были швырять немецкие штандарты к мавзолею, отказывались даже прикасаться к их древкам. И поэтому для них специально сшили перчатки, которые после парада были сразу же сожжены как зачумленные.

– Не знаю, были ли отказы. Официально в документах этого нет. Я не думаю. Потому что здесь все-таки один очень важный момент, это высшая форма унижения противника. Просто вот высшая форма. И здесь, наверное, все-таки это из разряда легенд. Так же, как несколько лет назад в публикациях пошла информация, что вот эти вот фашистские знамена, штандарты, их бросали на деревянный помост, чтобы не поганить вот Красную площадь. Это не соответствует действительности, на хронике это хорошо видно, – комментирует Сергей Девятов, советник директора ФСО РФ, заведующий кафедрой исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Весь день в столице было ощущение грандиозного праздника, вечером, помимо традиционного фейерверка, ракеты, разукрасившие небо, вылетали и из сотни поднятых зенитчиками аэростатов. 24 июня советский народ праздновал окончание своей Великой Отечественной, свою победу над врагом, покусившимся на нашу страну. Мы признавали и уважали роль союзников, представители их посольств были на трибунах во время парада. Но это был наш триумф. Этим, видимо, объясняется отсутствие в Москве глав государств-союзников.

– Вот здесь у меня ощущения, что подчеркивалось именно это. Это вот праздник советского народа. Это праздник СССР. А потому что на параде Победы были представители посольств и военные атташе, но скажем, так вот никаких приглашений на уровень первых лиц государства антигитлеровской коалиции просто официально не поступало. Это видимо, было осознанное решение, потому что предложений вот по архиву внешней политики, документов, которые свидетельствовали кому-то присылали приглашения, нет, – комментирует Сергей Девятов, советник директора ФСО РФ, заведующий кафедрой исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Участник этого парада Владимир Ли мог бы идти по Красной площади в составе сводного полка 1-го Белорусского фронта или в составе 1-го Украинского, или же ехать в колонне войск противовоздушной обороны, за четыре года войны успел много где повоевать. Но на парад Победы вышел как курсант-артиллерист. На кадрах хроники, признается, много раз пытался найти самого себя, но уверенности, что нашел, нет, молодые ветераны войны, говорит, в этот день были удивительно похожи друг на друга, на лицах читаются и гордость, и предельная концентрация. Дожить до этого момента мечтали все воевавшие, не у всех получилось: «Радость была непомерная. Люди ликовали, радовались, обнимались, целовались. Ну просто незнакомому человеку цветы дарили. Ничего я больше не могу рассказать. Чего мне рассказывать. Я, так сказать, обычный, обычный солдат».

Из-за непогоды воздушную часть парада пришлось тогда отменить. Пилоты прошли по Красной площади в пешем строю. Среди так и не вылетевших боевых самолетов был и тяжелый бомбардировщик ТБ-3. На таком бомбардировщике Александр Боднар отлетал всю войну. И вот он среди своих боевых друзей на снимке, сделанном фотографом сразу по окончанию парада. Александр Николаевич, один из немногих его участников, кто еще жив. И уж точно единственный, кто принимал участие в том параде Победы в свой день рождения. И 75 лет спустя, 24 июня, когда по Красной Площади вновь пройдут парадные расчеты, Александру Боднару исполнится 102 года.

Итак, 24 июня парад в честь 75-летия Великой Победы. Для вас, наших зрителей, он будет совершенно особенным. Увидеть его таким можно только, включив Первый канал. Десятки камер на точках, с которых можно оценить весь масштаб. Даже в воздухе. Режиссеры позаботятся о том, чтобы вы не упустили ни одной детали. И так, парад в среду на Первом канале.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей