Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
30 июня 2020, 21:59

Джордж Флойд с того света дотянулся до классической музыки и рекламных бюджетов мировых корпораций


Кирилл Клейменов

Под ударами флойдизма — это, как вы понимаете, новое и просветляющее мир движение последователей Флойда — безвременно ушедшего от нас черного рецидивиста. Так вот, под ударами членов этого движения в Америке падает бастион за бастионом старой культуры. Ну, это как всего-то пару тысяч лет назад античные статуи, колонны и капители рушились под ударами адептов новой религии. Да. Пришла очередь вот классической музыки.


Ну, я бы со всем этим поспорил. Хотя вот еще за полвека до Флойда пророчески пел Чак Берри. Черный, как пудовая гиря. Если кто забыл.


А вот — конвергенция — с другой стороны. Модерн-джаз-квартет. Четыре черных джентльмена играют Баха. Довольно приятно, между прочим. Другой вопрос — как эта музыка понравится вот этим ребятам? Но вот Бетховен бы, наверное, понравился.


Да, герой фильма белый. Бетховен — белый. Но инстинкты-то правильные. Пророчески новые. И другое измерение «флойд-революции». Крупнейшие мировые компании под влиянием новых веяний радикально меняют свою стратегию. Все подробности у Григория Емельянова.

Это не городской фрик, а новое лицо знаменитой компании Calvin Klein. Яри Джонс — как это сейчас принято говорить, бодипозитивный афроамериканский трансгендер. Шутка про то, как трудно в современном мире быть белым гетеросексуальным мужчиной давно уже не кажется забавной.

Телеканал АВС: «В ближайшее время начнется новая глава в истории старых брендов, с новым именем и новым имиджем».

На языке маркетинга это называется «изменить визуальную идентичность». Убрать негра с упаковки риса Uncle Ben's, эскимоса — с обертки эскимо, убрать само слово «эскимо» — уничтожение известных логотипов идет в угоду пресловутому Black Lives Matter.

Из нового: L’Oréal удаляет со своей косметики слова, вдруг ставшие неполиткорректными.

Le Figaro: Группа L’Oréal решила удалить слова «белый» «отбеливающий», «светлый» из описаний всех своих товаров, предназначенных для выравнивания тона кожи», — объявила французская корпорация. Заявление опубликовано на английском языке в субботу, 27 июня, никаких других подробностей не сообщается.

В Johnson&Johnson пошли еще дальше. Из их линейки товаров для Азии, где бледная кожа, казалось бы, как раз в моде, осветляющие средства исчезли как класс. Пресса цитирует заявление компании.

The New York Times: Дискуссии последних недель показали, что некоторые названия, а также рекламные слоганы наших продуктов создавали впечатление, будто светлая или белая кожа лучше вашего естественного оттенка, — говорится в заявлении компании. — Мы никогда не имели этого в виду. Красивая кожа — это здоровая кожа.

Кто бы спорил; но почему компания прислушалась не к покупателям — среди них эти средства как раз были популярны — а к тем, кто такую косметику и так бы не купил? К тому меньшинству, чьи чувства оскорбляет тюбик с кремом?

«Не большинство задает тренды в развитии тех или иных социальных процессов, в том числе процессов, связанных с маркетингом, а создает активное меньшинство. И в данном случае то активное меньшинство, которое выходит на площадь и демонстрирует свои идеи, оно диктует моду», — отмечает замдиректора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов.

Чтоб не прослыть расистами, компании готовы нести убытки. Тот же рынок осветляющих средств — по оценкам прессы, восемь миллиардов долларов.

Это сопоставимо с семью миллиардами, которые потерял Марк Цукерберг из-за бойкота, объявленного корпорациями. Они утверждают, что в Facebook будто бы недостаточно жестко фильтруют комментарии расистского толка. В итоге от рекламы в этой соцсети отказались Coca-Cola, Honda, сотовый гигант Verizon, сеть кофеен Starbucks, флагман рынка бытовой химии и косметики Unilever — там, кстати, тоже ввели табу на слова «белый» и «светлый»— и другие производители, перевозчики, рекламщики, кинопрокатчики. Собирается присоединиться к бойкоту PepsiCo.

У этого концерна те же проблемы, что и с Uncle Ben’s: на упаковке их муки Aunt Jemima — негритянка. Компания уже заявила, что исправится. А вот кому-то из американцев не понравилось печенье из Франции: «Почему на французском печенье изображен карикатурный мексиканец?»

Это было бы смешно, когда бы не было даже не грустно, а страшно. Потому что в основе происходящего именно страх, и очередная статья в Figaro выходит с характерным заголовком: «Когда страх руководит маркетинговой стратегией».

Le Figaro: Для брендов риск действительно велик. С медийной точки зрения, оказаться в центре кампании по очернению в социальных сетях — это катастрофа. С юридической точки зрения неспособность адаптировать свой пиар и свою стратегию к современной действительности означает вероятность подвергнуться преследованию как со стороны потребителей, так и со стороны различных объединений. С экономической точки зрения, риск бойкота и потери своих покупателей, разочарованных брендом, тоже реален.

«Когда разворачивается в мире широкая волна протеста, они боятся за свою продукцию, которая в такой ситуации может пострадать просто ни за что. Это навеяно таким, я бы сказал, массовым психозом по этому вопросу, который распространяется во многих странах, но когда люди обжигаются на молоке, они дуют на воду, как мы по-русски говорим», — говорит директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрий Рогулев.

А это — для тех, кому еще не страшно. Протестующие принесли гильотину к дому самого богатого человека в мире. И это при том, что Джефф Безос, основатель интернет-магазина Amazon, не раз публично высказывался в пользу Black Lives Matter. А теперь вот на плакате пишут: «Поддержи наши бедные сообщества, не богачей». Ну, короче — дай денег. Такая вот борьба с расизмом.

«Так называемая обратная дискриминация, то есть стремление потакать — подчеркну, внешне потакать — интересам афроамериканцев, утрачивает всякую связь с разумностью, с реальной жизнью, с реальными политическими процессами. Если дело пойдет так дальше, то придется, во-первых, запретить всю цветовую гамму и нужно будет запретить вообще изображение человека. Потому что изображение вообще любого человека имеет расовый подтекст, это будет белый человек, желтый, черный», — отмечает Владимир Шаповалов.

Ну вот простой пример, почти как тест у психолога: что вы видите в этой безобидной бутылке сиропа? Возможно, именно то, что задумали производители — образ заботливой бабушки. Так вот, современные борцы с расизмом увидели в ней чернокожую служанку! Стоит ли уточнять, что компания тут же согласилась, что образ может быть истолкован именно так, и пообещала изменить упаковку.

Читайте также: