Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
6 августа 2020, 21:15

Вопиющая история из Карелии, где опека отдала ребенка сначала в детский дом, а потом и чужим людям

В Петрозаводске разбираются в скандальной истории, связанной с опекой над малышом, который при живом отце, не собирающемся отказываться от сына, оказался в чужой семье. Как и почему это произошло?

Богдан Шевченко еще не научился ни ходить, ни говорить. Но судьбу его уже решают в суде. Это папа Богдана — Алексей Шевченко, а это тетя мальчика, они хотят, чтобы ребенок жил с ними. Потому что с мамой жить он не может.

«8 января ее поймали сотрудники полиции с грудным ребенком на руках, ее отправили в вытрезвитель, а ребенка в больницу, его отправили в дом ребенка», — рассказывает Надежда Лейтер, тетя Богдана.

Мама сына из дома ребенка не забрала. Исчезла. А отец о том, что случилось, узнал не сразу. С матерью мальчика он в разводе. Суд оставил Алексею старшего сына Максима, а младшего он навещал.

«Я и подгузники, и кашки ему покупал, потому что знал, что у супруги нету денег», — говорит Алексей Шевченко, отец Богдана.

Они, конечно, сразу попытались забрать ребенка из детского дома. Купили кроватку, ползунки, детское питание. Но органы опеки вмешались.

«Как они сказали: «Мамочку мы нашли. Мамочка нам сказала, что она забеременела от другого мужчины». Ну, это же как бабка на базаре сказала, да все что угодно можно было сказать», — недоумевает Надежда Лейтер.

Дальше вообще странная история: Богдана отдают в приемную семью. При этом никто из родственников не подписывал отказ от мальчика.

«Всегда, прежде чем принять решение о передаче ребенка под опеку, необходимо получить отказ от его родственников родителей, бабушек, теть. В нашем случае отец не отказывался от ребенка, он не лишен родительских прав. Это его ребенок, его сын», — говорит адвокат Артем Черкасов.

Органы опеки оправдываются: отец ребенка якобы не выходил с ними на связь. Но и это, как выяснилось, неправда.

- Само постановление датировано 19 марта о передаче Богдана в чужую семью, так вот еще за месяц до этого родственники созванивались с педагогами.

В конце января ребенок попадает в детский дом, а уже в середине марта без суда и следствия его отдают в приемную семью. Еще до суда журналисты попытались связаться с опекой, выслушать их позицию.

- У вас завтра суд, правильно? Скажите, пожалуйста, какую-то защиту вы выстраиваете или будете согласны с иском?

- Мы с иском не согласны.

- Почему? Родитель же все-таки выходил на связь.

- Я ничего не буду сейчас комментировать извините, пожалуйста.

Сложно представить, какие аргументы могут быть, ведь у Богдана по закону есть не только папа, тетя, но и старший брат с бабушкой.

«Они не пришли, не посмотрели, как мы живем, не спросили наше согласие. Как можем, держимся, конечно, я должна детей поддержать. У меня пять внуков, и я за каждого горой встану», — говорит Рената Шевченко, бабушка Богдана.

На первом заседании опека признала: возможно, поторопились. А еще суд решил вызвать маму мальчика. Может быть, она снова заявит, что Алексей Шевченко не биологический отец Богдана. Новые опекуны уже требуют, чтобы Алексей сделал ДНК-тест. Результаты которого, впрочем, ситуацию не изменят.

«Оспаривание отцовства — это процедура, истцом по которой может быть ограниченный круг лиц. Это родители, которые записаны в актовой записи, или тот, кто не записан, но считает себя отцом ребенка», — поясняет адвокат по семейному праву и спорам по опеке над детьми Мария Ярмуш.

Так что делать тест ДНК по требованию опекунов Алексей не обязан. И не будет.

«Честно, мне наплевать, нагуляла, не нагуляла. Ребенок — родной брат моего сына. А братья должны расти вместе», — говорит Алексей Шевченко.

Читайте также: