Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
30 августа 2020, 21:25

Борьба за гору Куштау в Башкирии вскрыла нарушения, из-за которых государство утратило контроль над содовой компанией

В обстоятельствах перехода в частные руки доли одного из крупнейших предприятий — Башкирской содовой компании — будет разбираться центральный аппарат Следственного комитета. Выяснить, каким образом вышло так, что государственный пакет снизился с 62% до 38% и почему большая часть доходов уходит в офшоры, поручил Владимир Путин.

Компания оказалась в центре внимания в связи с событиями вокруг горы Куштау в Башкирии. Решение начать разработку ее запасов вызвало протесты жителей и экологов.

В 50-е годы на этом месте была 300-метровая сопка, и вот как она выглядит сейчас. Известняк, из которого и состоит гора, — основное сырье для Башкирской содовой компании. Два года назад предприятие получило разрешение на разработку еще одной горы рядом — Куштау. Выгода большая — никаких затрат на транспортировку. В августе приступили к работе. Скалистая порода интересует предприятие, которое хотело здесь все разработать. Тяжелая техника здесь поднималась, чтобы начать вырубку деревьев на самом верху.

На защиту шихана вышли жители республики. Они считают это место сакральным, к тому же на горе обитают больше 40 видов краснокнижных животных и растений.

«Мы должны оставить свою эту малую родину, природу, оставить ее своим детям, чтобы они ею любовались, то, что мы видели, они тоже должны видеть», — говорит местный житель.

Пару недель назад власти Башкирии попытались найти компромиссное решение — приостановить геологоразведку и выкупить контрольный пакет акций.

«Мы вели с ними всевозможные деловые переговоры. Но после того, как я сделал оферту, что купим предприятие, они пропали, ко мне не выходили. Я их не слышал и не видел все это время», — рассказывает глава Башкирии Радий Хабиров.

Акционеры содовой компании известны. Живут на Кипре, во Франции и Швейцарии. И теперь к ним накопилось очень много вопросов.

«Обратил внимание на ситуацию, связанную с конфликтом в Республике Башкортостан вокруг Башкирской содовой компании. И вот, что говорят документы, которые ко мне поступили: контрольный пакет в компании принадлежит частным лицам. Деньги, заработанные компанией, практически в развитие не инвестируются, в регионе не остаются. При общем объеме выручки в 2019 году 45 миллиардов рублей на инвестиционные цели пошло только 2,5 миллиарда рублей. Где деньги? Известно где — в офшорах. Вот смотрите, на дивиденды в 2018 году было направлено 12,3 миллиарда рублей. Это, как вы думаете, сколько от чистой прибыли? 106% — больше, чем вся чистая прибыль. В 2019 году 107% от чистой прибыли. Повторяю еще раз: деньги идут туда, где проживают отчасти акционеры и на кипрские счета: во Францию, в Швейцарию. Жить, конечно, можно где угодно, мы — свободная страна. Но если вы здесь работаете, в России, здесь зарабатываете деньги, нужно подумать о людях, которые работают на ваших предприятиях. Нужно подумать о будущих рабочих местах, о социальной сфере, об инфраструктуре. Надо вообще посмотреть на процессы подобного рода. Да, я знаю, мы сейчас, Андрей Рэмович мне вот сегодня докладывал по поводу нашей работы с офшорными зонами, все понятно. Но в целом надо системно еще вернуться к этому вопросу. Бесконтрольное выкачивание денег без всяких обязательств, связанными с инвестициями, это такая печальная история», — сказал Владимир Путин.

Вот так выглядит предприятие изнутри. Завод начали строить в 1941-м, в 70-х появляется мощное производство. И до сих пор здесь работают в основном на том же оборудовании. Многим агрегатам требуется замена.

«Мы как раз и проводим модернизацию компрессорных установок на современные винткомпрессии. Это первый этап, соответственно у нас в планах технического вооружения провести замену трех компрессоров», — рассказывает директор по связям с общественностью БСК Сергей Лобастов.

«Туда практически не вкладывались деньги, от двух до трех процентов оставалось на модернизацию. Все, что там сейчас на предприятии есть, это в основном те вещи, которые еще в Советском Союзе строились. Для такого предприятия, если мы говорили про автозаправочную мастерскую, три миллиарда существенно. Это предприятие с оборотом несколько миллиардов рублей, где работает 9000 человек. Туда тратить не три миллиарда, а 30 млрд на модернизацию», — отмечает Радий Хабиров.

На предприятии заявляют, что вкладывают средства в развитие инфраструктуры Стерлитамака. За последние годы отремонтирован бассейн, парк и школа.

«Ежегодно компания принимает благотворительную программу, направленную на развитие социально-значимых объектов города Стерлитомак Республики Башкортостан. Начиная с 2014 по 2018 год данная программа была профинансирована на сумму 682 млн рублей», — сообщил директор по связям с общественностью БСК Сергей Лобастов.

«Ремонтировали, как вы говорите, бассейн, может быть, делали маленький сквер, я не знаю, и так далее. Но это абсолютно опять же несопоставимые вещи, потому что обладая такими деньгами, когда на дивиденды на чистую прибыль выводится и сразу берется и сразу там 10 миллиардов, 15 миллиардов они должны были оставаться в городе. Они должны были понятно, это бизнес, люди должны зарабатывать, но здесь все-таки какая-то ответственность должна быть. Вот такой простой пример: у них в Москве находится торговый дом. Он снимает несколько тысяч квадратных метров на Полянке. Содержание торгового дома обходится в 1,5 млрд рублей», — отмечает Радий Хабиров.

Куда тратить огромные прибыли, решают акционеры. Если до 2013 года компанией владело государство, то после в результате странной сделки завод перешел в частные руки.

«Самое интересное. В начале 2013 года абсолютно чудесным образом через объединение компании доля государства размывается и снижается ниже контрольной. У государства было 62%, а внезапно стало 38%. И как результат приоритеты работы компании резко изменились. Это не похоже, что целью акционеров сегодня является долгосрочное развитие этой компании. Похоже на другое. На выкачивание средств любой ценой и в как можно большем объеме. Я прошу правительство Российской Федерации совместно с руководством республики детально разобраться в ситуации, предложить решение. прошу также прокуратуру провести проверку законности сделки, в результате которой был утрачен контроль за этими активами со стороны государства», — распорядился Владимир Путин.

Генеральная прокуратура в короткие сроки изучала все детали сделки.

«Выявлены нарушения, прежде всего, самой процедуры приватизации. В целях защиты интересов государства Генпрокуратурой Россией заявлен судебный иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Материалы проверки по фактам злоупотреблений направлены в Следственный комитет для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц региональных органов власти», — сообщил официальный представитель Генеральной прокуратуры РФ Андрей Иванов.

Несмотря на то, что у государства лишь 38% акций, на предприятии утверждают, что ни одно решение не принималось без одобрения акционеров со стороны государства. Мол, власти поддерживали и программу инвестиций, и дивидендную политику.

«Контролирующий блокирующий пакет находится в Республике Башкортастан, естественно, все решения по инвестированию, все решения по благотворительным программам, все решения по выплатам диведентов решаются на основе конценсуса. Они в том числе утверждают и подписывают все документы. 38% — это блокирующий пакет. Если они с чем-то не согласны, они могут просто заблокировать это решение», — отметил директор по связям с общественностью БСК Сергей Лобастов.

«Все решения относительно определения дивидендов, дивидендная политика, кадровая политика, стратегия развития производства все решается с их пакетом в 62%. Они ставят в известность нас, они говорят: дайте позицию по этому вопросу, наши члены Совета директоров дают позицию отрицательную, они собираются, у них большинство, принимают решение и все», — рассказывает Радий Хабиров.

Серьезные вопросы вызывает и экологическая обстановка вокруг завода. Отходы производства в больших количествах сливаются в реку Белая.

Компания производит пищевую соду, которая есть, конечно, в каждом доме, а еще делают соду промышленную, которую используется при производстве стекла и металла. Голубая — это вода морская, соленая, а белая — известь, все что остается после производства соды.

«За горой Куштау идет контрольный отбор содержания хлорида в реке Белая. По требованиям, тем которые в России существуют, можно проводить регулируемую подачу дистиллированной жидкости в реку до рыбохозяйственных нормативов до 300 млг, это не влияет негативно на все, что находится в реке», — отмечает директор по производству «Сода» Юрий Иванов.

«Река пресноводная в итоге превращается в соленую. Растительность и живность присущая пресноводной реке погибает, она не приспособлена жить, они загубили реку Белую уже. Ежегодно они сбрасывают 3 млн тонн солей хлоридов в реку. И она стала уже соленой. От Стерлитомака 70 км река стала мертвой», — рассказывает профессор, доктор химических наук Марс Сафаров.

Все это удалось выяснить во многом благодаря защитникам Куштау. Их лагерь до сих пор стоит у подножья горы.

«Я думаю, что люди, которые обратили на это внимание и которые выразили свое недоверие тому, что делается на месте, в значительной степени правы. И нечего доводить до каких-то конфликтов. Нужно просто вести диалог с людьми и искать эти решения», — отметил Владимир Путин.

Власти Башкирии обещали не трогать Куштау и придать горе статус охранной территории. Соответствующие документы должны появиться уже в сентябре.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей