Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
15 сентября 2020, 18:25

Уникальную операцию провели в Центре онкологии имени Н. Н. Петрова в Санкт-Петербурге

Семь часов наркоза, работа лучших онкологов, и уникальная операция позади. Уникальная, потому что опухоль такого размера встречается крайне редко — четыре килограмма. Притом что возраст пациента всего 12 лет. Злокачественное образование составляло почти 10% от веса мальчика, давило на сердце и диафрагму. Но врачам из центра имени Петрова в Петербурге удалось, кажется, невозможное. Теперь у подростка впереди реабилитация и химиотерапия, но очень важный этап позади. 

Еще две недели назад Алексей дышал только с помощью кислородного аппарата. Левое легкое было размером с куриное яйцо, правое вместе с сердцем и другими органами сжимала опухоль чудовищных размеров.

«Опухоль таких размеров, что ей не хватало места, она сдвинула сердце, проросла в диафрагму», — рассказывает заведующий хирургическим торакальным отделением НИИ онкологии им. Н. Петрова Евгений Левченко.

Саркома Юинга – опухоль агрессивная и злокачественная. Отчего возникает – ученые не знают. На первых стадиях никак не проявляется, а развивается стремительно. В январе Алексей еще бегал на тренировки по футболу. А в феврале появилась одышка. Ни рентген, ни анализы ничего плохого не показывали. Через месяц — боли в сердце и ребрах. Спустя еще пару недель стал задыхаться. Только тут компьютерная томография показала — опухоль уже заняла почти всю грудную клетку. Из детской больницы Алексея планировали перевезти в онкологический институт имени Петрова. И вдруг обнаружили у него COVID-19.

«Я долго лежал в той больнице. Из-за этого было потеряно много времени. Поэтому опухоль еще больше выросла», — говорит Алексей Добровольский.

Практики удаление таких больших опухолей в мире нет. Несколько лет назад в Японии хирурги вырезали похожую, но у 14-летнего подростка. Для медиков это существенная разница в возрасте. Поэтому врачи разработали уникальную схему — первые месяцы мальчик проходил полихимиотерапию. Препаратами остановили рост саркомы. Тем временем хирурги с помощью томографии готовили свою пошаговую стратегию.

Операция длилась около семи часов. Но предшествующая подготовка мальчика к хирургическому вмешательству заняла целые сутки. Можно сказать, что накануне врачи репетировали свои действия. Особая ответственность лежала на бригаде анестезиологов.

«Дать наркоз 12-летнему ребенку на однолегочном проветривании. Мы там вмешивались, анестезиологическое обеспечение, эндоскопическое — можно сказать, был муравейник в операционной», — рассказывает заведующий хирургическим торакальным отделением НИИ онкологии им. Н. Петрова Евгений Левченко.

Во время операции выяснилось, что опухоль в районе ключицы окостенела — покрылась солями кальция — и заняла почти весь объем в ребрах. Хирурги буквально по миллиметру отделяли ее, стараясь не задеть живые ткани. И удалили полностью.

«Спокойно хожу, никаких болей, одышки нет», — говорит Алексей Добровольский.

Алексею еще долго предстоит наблюдаться у специалистов, но сейчас, спустя две недели после операции, есть главная уверенность — опухоль не дала метастазов.

«Прошло две недели, ребенок выглядит просто замечательно. В четверг — выписка», — сказала заведующая детским онкологическим отделением НИИ им. Н. Петрова Светлана Кулева.

Этот учебный год Алексею придется пропустить. Предстоят новые курсы обследований, наблюдений, прием лекарств. Но товарищи о нем не забывают. Телефон не выключается ни на минуту. 

Читайте также: