Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
29 февраля 2012, 18:15

Выборы — 2012. Юрий Грымов и Федор Бондарчук


В студии – доверенное лицо кандидата в Президенты РФ Сергея Миронова Юрий Грымов и доверенное лицо кандидата в Президенты РФ Владимира Путина Федор Бондарчук. Тема дискуссии – "Проблемы русской культуры".
П.ТОЛСТОЙ: Здравствуйте. На Первом канале - предвыборные дебаты. У нас в студии сегодня доверенное лицо кандидата в Президенты РФ Сергея Миронова Юрий Грымов и доверенное лицо кандидата в Президенты РФ Владимира Путина Федор Бондарчук. И сегодня мы будем обсуждать проблемы русской культуры. Сначала на вопросы своего оппонента отвечает Юрий Грымов. Пожалуйста, Федор, ваши вопросы Юрию.
ФЕДОР БОНДАРЧУК, доверенное лицо кандидата на должность Президента РФ Владимира Путина: Так как времени совсем немного, обо всей культуре я бы не хотел спрашивать, а сузил этот вопрос до сегмента кинематографа. Соответственно, вопрос: проблемы, пути решения и твой взгляд на будущее.
ЮРИЙ ГРЫМОВ, доверенное лицо кандидата на должность Президента РФ Сергея Миронова: На самом деле, я очень рад, что мы сегодня можем поговорить в открытую, нас слышат, об этом. Мне очень понравилась твоя речь (я говорю на "ты", потому что мы давно знакомы). Это очень важно. На "Селигере-2020" ты сказал совершенно правильную вещь. Ты сказал следующее: "Отечественное кино в России прекратило свое существование". Подписываюсь под этим полностью. Об этом говорили и раньше, и многие другие. Я не говорю про девяностые, я говорю про вот этот период. Но нет ли здесь противоречия, Федор? Когда ты заявляешь, что кино прекратило существование, это случилось за последние 12 лет, во время правления того кандидата в Президенты, которого ты представляешь.
Ф.БОНДАРЧУК: Нет, противоречий никаких нет. Более того, стремительный рост, который начался в 2005 году, и национальное кино поднялось до 30% в общем бокс-офисе, русское кино, что сравнимо с несколькими территориями, такими, как, например, Китай или Индия, что является исключением. Это было в 2005 году, и к этому причастны и Президент, и те люди, которые стояли, поднимали индустрию. А вот провал, который произошел сейчас в кино, безусловно, связан с экономическими составляющими, вообще с проблемами индустрии. И этот провал существует. Другое дело, что с того времени, как я это заявил, те показатели, которые мы сейчас имеем, и тот небольшой, но рост, то, что мы не свалились от планируемых 9% присутствия в общем бокс-офисе, а вышли все-таки на 16%, что является хорошей цифрой, и те последние фильмы, которые выходят и при поддержке фонда, и так далее, и то, что говорят люди в интернете... Во всяком случае, знаменитая фраза "Русское кино скорее живо, чем мертво" после просмотра нескольких картин, в том числе и тех картин, к которым я имею отношение, говорит о том, что есть сильные изменения и есть то, что считать, то, что делать и конкретно что нужно сделать, чтобы хотя бы поднять этот процент.
П.ТОЛСТОЙ: То есть скорее живо. А вы считаете, что скорее мертво?
Ю.ГРЫМОВ: Да. Есть некое лукавство. Потому что буквально в конце того года официальная статистика доказала, что 9,7, то есть меньше 10% стало русское кино.
П.ТОЛСТОЙ: Это в общей доле проката?
Ю.ГРЫМОВ: В общей доле проката. А все остальное составляет американское кино, даже уже не европейское.
Ф.БОНДАРЧУК: 16.
Ю.ГРЫМОВ: 9,7 – официальная статистика. Официальная статистика, об этом сказали СМИ и даже Первый канал. Но под Новый год вышло несколько русских картин, которые, действительно, обратили внимание аудитории и собрали большой бокс-офис. Поэтому 10% - это минимум русского кино. Не существует квот на кино. Сегодня 90% американского кино в России существует, в российском прокате. Открываются кинотеатры в основном американскими компаниями. Прокатные компании – американские. Что существует? Передо мной стоит человек, который был заинтересован напрямую в создании сегодня семи компаний. Сегодня государство выделило только 7 компаний, которые снимают кино. Это все равно такое же решение, если бы во всей стране решили транспортную проблему и построили по всей стране 7 прекрасных дорог. Но транспорт не сможет ездить по 7 дорогам, он должен ездить по маленьким дорожкам, они должны быть сделаны. Сегодня существует только 7 компаний, снимающих кино. Но я хочу... Я могу вопрос задавать, нет?
П.ТОЛСТОЙ: Вы можете задавать вопросы, но, по идее, в этой части должен вам задавать вопросы Федор.
Ю.ГРЫМОВ: А, о’кей, все, пожалуйста. Я ответил.
П.ТОЛСТОЙ: Итак, 7 дорог.
Ф.БОНДАРЧУК: Да. Как ты говоришь, Юра, это тоже лукавство. Существует не 7 компаний. 7 компаний, действительно, входят в Фонд развития отечественной кинематографии. Но существует Министерство культуры. 7 компаний не выбирают весь бюджет фонда, 55% на них распространяются. Это по 8 миллионов, если говорить в долларах, по 8 миллионов долларов на компанию. Эти 7 компаний – лидеры. Они подвергаются ротации, они могут выходить по показателям эффективности, что я считаю здоровой конкуренцией. Эти компании при шестнадцатипроцентном бокс-офисе делают почти 10% всех русских картин. Это компании с репутацией, и это те люди, которые, собственно говоря, и поднимали русский кинематограф.
П.ТОЛСТОЙ: Но маленькие дорожки? Маленькие дорожки должны быть?
Ю.ГРЫМОВ: Русский кинематограф поднимали и другие люди, которые не вошли в эти компании.
Ф.БОНДАРЧУК: Секунду. Самое главное, что этих компаний не 7. Тогда бы не поддерживали и арт-хаус, тогда бы не поддерживали те картины, которые занимают призы на международных фестивалях. Они не входят в эти 7 компаний. Это первое. То есть ты лукавишь. Второе. Квотирование. Это, безусловно, ужасающая идея. Квотирование есть в Китае. Это убивает здоровую конкуренцию.
Ю.ГРЫМОВ: Во Франции, в Германии, в Японии.
Ф.БОНДАРЧУК: Во Франции это было при де Голле, когда он обязал кинотеатры 30% своего репертуара ставить французские картины, это немножечко не то. Вообще квота убивает свободу выбора зрителя, потому что он может выбирать и хочет выбирать. И самое главное, это убивает конкуренцию. Потому что я готов конкурировать. У меня 3 картины собрали 75 миллионов долларов. Если ты не хочешь заниматься мейнстримовским кино для зрителя - не занимайся. Если ты не умеешь - учись. Но это убьет конкуренцию. Мы сейчас в состоянии конкурировать с американскими картинами, примеры тому есть. "Девятая рота" конкурировала с этими же релизами, "Остров" конкурировал. И с большими релизами. Это были и "Трансформеры", и "Война миров", и так далее. Убьет конкуренцию. Квотирование не нужно.
Ю.ГРЫМОВ: Я считаю, что у каждого фильма должна быть возможность выйти в прокат, национальный прокат.
Ф.БОНДАРЧУК: Да. Выходили.
Ю.ГРЫМОВ: Сегодня такой возможности практически нет. Те картины, которые ты перечисляешь и к которым, наверное, ты меня отчисляешь, то есть те картины, которые выходят маленьким прокатом, это 100 копий.
Ф.БОНДАРЧУК: Юра, я этого не говорил про твои картины, я тебя не отчисляю ни к чему.
Ю.ГРЫМОВ: 100 копий. Но если мы говорим про успешные компании, тоже не надо лукавить, да? Если ты вспоминаешь... Я не хотел говорить о кино. Потому что есть проблема гораздо шире – вообще культура страны. Потому что, когда ты начинаешь перечислять про "Остров", все же знают про эти проблемы, что 27 миллионов долларов минус получилось. Это не успешное кино. Так?
Ф.БОНДАРЧУК: Не так. Если ты хочешь потратить на это время, я тебе могу рассчитать математику.
Ю.ГРЫМОВ: Не хочу математику. Смотри. А если про математику, можно я скажу буквально одну реплику? Меня удивила одна вещь, которая сегодня существует. Минфин принял до 2014 года бюджет. Ты знаешь об этом?
Ф.БОНДАРЧУК: Можно я отвечу по поводу "Острова"? Это мои деньги, я у государства ни копейки не брал. Я за них несу ответственность и, в отличие от других людей, ставлю свою недвижимость под кредиты и возвращаю их. Это ответственность продюсера полноценная. Я у государства денег не брал.
Ю.ГРЫМОВ: Согласен. Я не про то, что брали у государства, не брали. Я говорю про некую ответственность. Сегодня Минфин принимает бюджет вот такой: на культуру и на кинематографию та самая команда людей, которую представляешь ты, в 2009 году запланировала 1,2% от бюджета, в 2011-м - 0,8. В 2014 году то, что нас ожидает, - 0,6.
Ф.БОНДАРЧУК: Согласен. Здесь подписываюсь.
П.ТОЛСТОЙ: Денег мало, оба согласны.
Ф.БОНДАРЧУК: Здесь согласен. Не только денег мало.
Ю.ГРЫМОВ: Дальше. Следующее, что меня удивляет.
Ф.БОНДАРЧУК: Бездарное управление, согласен.
Ю.ГРЫМОВ: Бездарное управление какой власти? Сегодняшней?
Ф.БОНДАРЧУК: Секунду. Это лично Путин управляет?
Ю.ГРЫМОВ: Это команда людей во главе с Путиным. Согласны?
Ф.БОНДАРЧУК: Меняем команду.
Ю.ГРЫМОВ: Меняете команду?
Ф.БОНДАРЧУК: Да.
Ю.ГРЫМОВ: 12 лет этого не делалось, сейчас меняете. Скажи, пожалуйста, Федор, знаешь, что 80% - для меня это был шок, - 80% то, что называется, очаги культуры, объекты культуры находятся где? В сельской местности. Ты знаешь, что 2 года ни копейки туда не уходит? То есть почему-то эта команда людей решила вычеркнуть из сельской местности и разделить с культурой. Там им не нужна культура? Почему это случилось за эти 12 лет?
Ф.БОНДАРЧУК: Рассказываю. Мое субъективное мнение, могу ошибаться. Я все-таки в плоскость кинематографа, который я знаю, надеюсь, досконально. Современный российский прокат начался в 2004 году с картины Хотиненко "72 метра", вообще понятие росписи копий, эффективность работы на копии и так далее. Прошло ничего. Страна находилась в сложных условиях. Говорить о том, что за 12 лет ничего не сделано, - это не так. Если бы ничего не было сделано, мы бы сейчас не говорили о, действительно, показателях эффективности по кинематографу, по присутствию русского кино, что они существуют и что они равносильны большим европейским государствам. Если бы вообще ничего не было. Что ты говоришь по поводу музеев, что ты говоришь по поводу, я бы сказал, библиотеки, сюда же образовательные центры и кинотеатры, которых нет в глубинках. Согласен. Времени нет. Надо заниматься.
Ю.ГРЫМОВ: Но ты согласен с тем, что оборона страны – это не только оружие, это образование и культура?
Ф.БОНДАРЧУК: Надо заниматься.
Ю.ГРЫМОВ: Надо заниматься. 12 лет не хватило вам заниматься этим?
Ф.БОНДАРЧУК: Нет.
Ю.ГРЫМОВ: То есть нужно еще 12?
Ф.БОНДАРЧУК: Почему 12?
Ю.ГРЫМОВ: 6?
Ф.БОНДАРЧУК: Может быть, 126.
Ю.ГРЫМОВ: То есть вы считаете, что на 126 лет эта команда людей будет управлять Россией.
Ф.БОНДАРЧУК: Слушай, ты так это передергиваешь, потрясающе. "126, вы считаете, 126 лет". Нет, не считаю. Я тебе могу сказать. То, что сказал Президент страны, предложил, чтобы выбирали Президента на один срок, я его поддерживаю. Кто будет Президентом, решится 4 числа. Если Путин придет в Президенты, будет Президентом России, значит, кто-то, вот ты не ходи на радио или, там, с Дуней Смирновой, обсуждая какие-то общие вопросы. Приди в сообщество, киносообщество (я тебя там не видел) и говори, занимайся этим.
Ю.ГРЫМОВ: Обязательно приду. Но я сегодня выхожу на площадь, я иду на Сахарова для того, чтобы нас услышали и увидели.
Ф.БОНДАРЧУК: Молодец.
Ю.ГРЫМОВ: Помнишь слова вашего кандидата в Президенты, когда он сказал про белые ленточки и про бандерлогов? Вам не кажется, что это есть некое оскорбление?
Ф.БОНДАРЧУК: Мне кажется. Людям свойственно ошибаться или плохо шутить.
Ю.ГРЫМОВ: Ошибаться, согласен, плохо шутить. Вот такой вопрос. Вы были на Селигере. Скажите, пожалуйста, вы знаете, что происходило в этих лагерях?
Ф.БОНДАРЧУК: Там собиралась молодежь.
Ю.ГРЫМОВ: А вы там даже выступали.
Ф.БОНДАРЧУК: Да-да-да.
Ю.ГРЫМОВ: Вы знаете, что там происходило следующее буквально в том году, и все СМИ это показали. На арбузы наклеили фотографии людей, разных – и заключенных, того же Ходорковского, по экономической статье, там была и Новодворская, там были правозащитники. И люди в этом лагере ходили и кидали камни.
Ф.БОНДАРЧУК: Юра, мы о кино говорим, времени у вас минута.
Ю.ГРЫМОВ: Мы говорим о культуре. Они кидали камни. Вы разделяете эти намерения?
Ф.БОНДАРЧУК: Нет, не разделяю.
Ю.ГРЫМОВ: Почему вы и ваш кандидат не осудили эти действия, когда кидали камни в эти фотографии, в портреты людей, женщин и стариков?
Ф.БОНДАРЧУК: Подожди. Я не видел, чтобы кидали камни в портреты женщин и стариков.
Ю.ГРЫМОВ: Я пришлю вам фотографии из официальной прессы.
П.ТОЛСТОЙ: У вас есть возможность еще Юрию задать вопрос, если вы камни лично не кидали. Вы же не кидали?
Ф.БОНДАРЧУК: Да нет. Просто мне кажется, что опять мы спускаемся в огромное количество примеров, которыми полна наша страна. Это называется жизнь, она сложная и порой очень жестокая. Видите, поле кинематографа... Для тебя, Юра, как-то оно мало, и киноиндустрия тоже мало, о чем я предложил сейчас говорить. Но ты вообще переводишь в общечеловеческие какие-то истории. Ну, я потом продолжу.
П.ТОЛСТОЙ: Прошу прощения. Поскольку наш сегодняшний разговор вышел... Это понятно, разговор о культуре не может в таких строгих хронологических форматах находиться. Но тем не менее мы попытаемся сейчас все-таки вернуть. Пожалуйста, Юрий, у вас есть вопросы к Федору, у вас есть возможность их задать.
Ю.ГРЫМОВ: Перед тем как задать вопрос, маленькая ремарка. Мне кажется, что сегодня, выступая на таком большом канале, и нас смотрит такое количество людей, важно говорить вообще о культуре. Надо говорить об образовании, нужно сегодня обязательно говорить о том, что не стало бесплатного образования, что основа культуры – это начальное, это клубы, которые сегодня не могут создаваться. Это факт. Один вопрос к вам, Федор. Как вы считаете, в сложившейся ситуации деятели культуры, к которым вы себя относите (я в этом совершенно точно убежден), могут ли они, получив на свои проекты, на свой театр, критиковать власть, если они уже получили на это? Могут ли они смотреть дальше своего театра и своего фильма?
Ф.БОНДАРЧУК: Да, я слышал ваш разговор с любимым мною продюсером Члиянцем на радио. Вы это там обсуждаете. А мне это не интересно, честно говорю. Здесь, в этой студии, мне не интересно об этом говорить.
Ю.ГРЫМОВ: Мне интересно обсуждать, можете ли вы критиковать власть, если вы получили деньги на свой проект?
Ф.БОНДАРЧУК: Это выбор, личный выбор каждого. Мы свободные люди. Получил – ты в кабале, ты поддерживаешь. Получил? Я говорю: "Да, я получил, но я этим заниматься не буду". Личный выбор каждого. А соответственно, ответственность.
Ю.ГРЫМОВ: Ответственность. Вот такой вопрос. Когда ты сказал, что ты пошел в "Единую Россию", сказал, для того чтобы реализовывать свои проекты. Правильно?
Ф.БОНДАРЧУК: Абсолютно.
Ю.ГРЫМОВ: Ты считаешь, чтобы реализовать свои проекты, даже прекрасные, касаемо кино, театров, школ, нужно обязательно идти в партию власти? Может ли это делать человек беспартийный или человек другой партии? Может ли он иметь шанс запустить проект культурный или чего угодно? Или только партия власти?
Ф.БОНДАРЧУК: Может, мое убеждение. Но я не политик, скорее, "Единая Россия" - это инструмент для созидания, для возможности. Так как у меня проект был связан с регионами и сейчас связан с регионами... Я хочу построить огромное количество экранов, а теперь, при сегодняшних цифровых технологиях, это мультимедийные образовательные комплексы в регионах. Поэтому у меня был проект. Может ли реализовать? Не знаю. Наверное, может. Я не политик. Наверное, может.
Ю.ГРЫМОВ: Партия "Единая Россия" является инструментом?
Ф.БОНДАРЧУК: Да. Вступай в "Единую Россию" и реализовывай.
Ю.ГРЫМОВ: Но мне кажется, что инструментом для реализации любых начинаний должен быть закон в стране, когда любой человек вне партии, любой, беспартийный, может делать все что угодно.
Ф.БОНДАРЧУК: Юр, реализовывай. У нас, смотри, есть платформа такая, территория, где находятся все кинематографисты и представители киноиндустрии деятельные, – это и Гильдия, и Ассоциация кино и видеопродюсеров. Я тебя там не вижу. Ты реализовывайся там.
Ю.ГРЫМОВ: Хорошо. Я приду обязательно.
Ф.БОНДАРЧУК: Или ты всем хочешь заниматься и, так сказать?.. Реализовывайся.
Ю.ГРЫМОВ: Нет, у меня просто очень много вопросов. Меня интересует именно культура в широком аспекте.
Ф.БОНДАРЧУК: Реализовывайся. Я практик. Послушай, у меня времени не так много, мне 45 лет, я проживаю лучшие дни, месяцы и годы своей жизни. Я хочу сделать то, что у меня есть... Дело это, мне кажется, благое. Я пытаюсь это сделать. Я не буду говорить, что все пути для реализации своей идеи хороши. Но тот путь, который я выбрал, мне кажется, поможет мне сделать то, что я наметил. Я не совсем понимаю, что в этом плохого.
Ю.ГРЫМОВ: Плохого в этом нету. Но то, что ты сейчас говоришь… Ты сказал про 45 лет. Ты заметил такую вещь, что избирательная кампания, которая сегодня происходит, и партия, которую ты представляешь, говорит о молодежи? Это очень важно.
Ф.БОНДАРЧУК: Я партию не представляю.
П.ТОЛСТОЙ: Федор представляет кандидата Владимира Путина, а вы представляете кандидата Сергея Миронова.
Ю.ГРЫМОВ: Да, кандидата. Говорится о молодежи, об их стипендии, образовании. Говорится о пенсионерах. Те люди, которых ты представляешь и я, тех, которым сегодня 35-45, о них никто не говорит, как им жить. Сегодня тот же Путин говорит о том, что, по всей видимости, рождаемость упадет, поэтому детские сады перестали строить. За 20 лет – 30 тысяч детских садов, ноль, их не стало.
Ф.БОНДАРЧУК: С детскими садами ты поговоришь здесь с кем-то другим, кто в этом разбирается. Я не эксперт.
Ю.ГРЫМОВ: Но это же часть культуры, там закладывается культура.
Ф.БОНДАРЧУК: Я эксперт в кино. Давай вернемся к тому, что ты сказал хорошую...

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей