Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
17 сентября 2016, 21:27

Новые разоблачения хакеров: ВАДА разрешало десяткам титулованных спортсменов применять запрещенные вещества

На этой неделе на допинге попалось ВАДА - агентство, которое самым строгим образом должно следить за чистотой атлетов. Проникнув в его компьютерную сеть, хакеры подняли скандал на весь мир. Выяснилось, что десяткам титулованных спортсменов разрешалось применять вещества, за которые их коллег ждала бы не только дисквалификация, но и тюрьма. Тайные рецепты больших побед теперь исследуют специалисты.

Хакеры, взломавшие секретную базу ВАДА, выкладывают документы в интернет порциями, растягивая моменты своей анонимной славы: сначала список из четырех имен, потом еще 25, затем 11... Большинство — призеры недавней Олимпиады, в том числе, чемпионы. В разные годы, и даже прямо во время Игр в Рио, ВАДА по медицинским показаниям разрешало им то, для борьбы с чем создано - принимать запрещенные препараты. Да какие! Скажем, у ярчайших теннисных звезд века, американок сестер Уильямс - целый букет: оксикодон, гидроморфон, преднизон, преднизолон...

«Это сильнодействующие препараты. По структурной форме они являются наркотиками. Это и обезболивающие препарат, и сильный психостимулятор, который применяется на грани жизни и смерти, то есть, в терминальных состояниях - агония, клиническая смерть, очень сильнодействующий препарат», - комментирует список спортивный юрист Сергей Алексеев.

«Спортсмен, который принимает такого рода препараты, получает преимущество в виде улучшения своих функциональных возможностей, усиления аэробной выносливости. То есть, выносливости длительной, например, в третьем сете, когда возникает усталость», - поясняет доцент кафедры менеджмента и маркетинга спортивной индустрии РЭУ им.Плеханова Петр Лидов.

Легенды о выносливости и немыслимой физической силе Серены Уильямс давно ходили в спортивном мире без всяких хакеров. Сатирические коллажи мастерили после того, как Мария Шарапова погорела на мельдонии, то есть, задолго до взлома: мол, и кто из них тут на допинге? Точно так же ходили злые слухи о британских велосипедистах — чемпионе Рио Брэдли Уиггинсе и особенно Крисе Фруме. Оба фигурируют в хакерских списках вместе с американскими баскетболистками, пловцами и легкоатлетками, польскими гребцами, датской и испанской пловчихами, спортсменами из Австралии, Германии, Румынии, Чехии...

Российский боксер Миша Алоян получил разрешение на спрей от насморка, когда простыл при подготовке к Играм — на этом этапе можно. Но и остальным предъявить нечего: принимая запрещенные препараты, никаких антидопинговых правил они не нарушали.

Допустим, перед нами три пробирки с тремя допинг-пробами олимпийцев. Их проверили и выяснилось: один — чист, в пробе другого нашли запрещенное вещество, нарушитель будет дисквалифицирован. В третьей пробирке — тоже нашли запрещенное вещество. Куда ставить пробирку? К пойманным на допинге? Нет. У этого спортсмена есть вадовская индульгенция. Поэтому юридически он так же чист, как и действительно «чистый» спортсмен.

Эта индульгенция - «терапевтическое исключение» — выдается спортсмену, если он докажет, что болен, и врач выписал ему запрещенный препарат, который нельзя заменить легальным. Но что значит «нельзя заменить»? С крайними случаями все понятно. Но вот Серена Уильямс травмирует ногу. Ей выписывают наркотик, ВАДА дает зеленый свет. Точно нельзя заменить? Или можно, но тогда нужно будет долго лежать с компрессами, а не выбегать через неделю на корт? И вообще — каковы критерии?

«Был принят специальный документ ВАДА, это Международный стандарт по терапевтическому использованию — сбалансированный документ, и там все права и обязанности спортсменов и сотрудников ВАДА закреплены. Поэтому с точки зрения справедливости или несправедливости это эффективный механизм, и он справедлив. Другое дело, что разрешение на использование запрещенных препаратов выдают конкретные люди. Это Комитет по терапевтическому использованию ВАДА. И соответственно, какому-то спортсмену могут выдать разрешение на использование запрещенного препарата, а какому-то нет. То есть, человеческий фактор и субъективное мнение играют важную роль», - объясняет спортивный юрист Айнур Нуриев.

Как и почему принимаются решения — большой секрет для маленькой компании тех, кто их принимает. Для тех, кто не представлен в Комитете по терапевтическому использованию, процесс абсолютно непрозрачен. А комитет, видимо, небольшой — например, представителей России там нет. От Иордании человек есть, а от России - нет. То есть, проще говоря, мы не можем знать, почему в схожих ситуациях условному Иванову разрешат, а условному Петрову откажут.

«Мы должны знать, у кого берутся пробы, их результаты. Если у него есть терапевтическая справка о каких-то недомоганиях или болезнях, она должна быть в открытом доступе. ВАДА, получается, покрывала этих спортсменов, потому что мы же не знали эту информацию, она же была закрыта. Оказывается, были положительные пробы, об этом нигде не говорилось, нигде не освещалось», - недоумевает гимнастка Светлана Хоркина.

Оказывается даже, что положительные пробы чемпионы Рио, имея на руках разрешение ВАДА, по нескольку раз сдавали непосредственно во время Игр. У феноменальной американской гимнастки, четырехкратной чемпионки Рио Симоны Байлз находили метилфенидат. Четырежды. Многие тогда обратили внимание: спортсменка излучала такое ледяное спокойствие, что становилось как-то не по себе. Конкурентки в ожидании выступления сжигали нервы, а потом выходили к снаряду с дрожащими коленками - это нормально, это Олимпиада. Аномальное самообладание 19-летней американки списали на ее абсолютную уверенность в своем превосходстве над соперницами. Но возможно, дело не только в этом. Метилфенидат, он же риталин — сильнейший и скандально известный психостимулятор, его называют «детским кокаином», в России и части Европы он запрещен категорически. А в 2012, 2013 и 2014 годах Байлз позволялось употреблять еще и стимулятор нервной системы амфетамин.

«Не совсем ясен смысл использования амфетаминов этой гимнасткой. Я могу предположить гипотетически, что, устраняя страх перед элементом, перед прыжком, перед каким-то сложным движением, мы тем самым расширяем физические способности спортсмена. Но я не говорю о болезни, я не говорю о состоянии, которое нужно лечить при помощи ЛСД по сути», - говорит спортивный врач Денис Олисов.

В ВАДА, где сразу признали подлинность хакерских документов, сразу же предпочли не объясняться, а перевести стрелки на самих хакеров: преступники обнародовали конфиденциальную информацию — что, конечно, чистая правда. Название группировки «Fancy Bears», взломавшей базу, можно перевести как «Крутые медведи», или «Прикольные медведи». Так вот, в ВАДА решили: эти медведи - русские. Что подрывает доверие к России в допинговых вопросах.

«На каком основании они утверждают, что эти хакеры из России? Это всего лишь домыслы. Как правило, очень трудно определить, кто именно совершил атаку на ваш сайт и ваши архивы. Возможно, они и русские, однако никаких доказательств нет. А получается, как будто все это знают, и никто в этом даже не сомневается. Это двойные стандарты: получается, что все русские плохие», - говорит итальянский спортивный журналист Марчелло Фоа.

В Москве на намеки отреагировали конструктивно. Глава Независимой антидопинговой комиссии ОКР Виталий Смирнов в интервью телеканалу RT заметил: кибератаки - это проблема общая, но мы готовы сотрудничать.

«Мы против любых кибератак, считаем их противозаконными и решительно осуждаем. Кибератаки на сегодняшний день стали глобальным феноменом, и мне кажется, что было бы неправильно сходу приписывать их какому-то одному государству. К сожалению, подобные акции ставят под удар наши отношения с ВАДА. Президент ВАДА сэр Крейг Риди обратился к нам с просьбой помочь в расследовании данного происшествия. И мы готовы оказать ВАДА содействие в расследовании. С этой целью мы уже обратились в Роскомнадзор», - заявил Виталий Смирнов.

А Владимир Путин, комментируя всю эту историю, напомнил о российских паралимпийцах, которых отстранили от участия в Играх, так толком и не предъявив вменяемых аргументов.

«Меня что больше всего удивляет в связи с последними хакерскими открытиями. Мы не разделяем то, что делают хакеры, но то, что они сделали, не может не быть интересным для международной общественности, прежде всего, спортивной общественности, потому что возникает очень много вопросов. Вроде бы здоровые спортсмены легально принимают медикаменты, запрещенные для других, а люди, которые явно страдают тяжелыми заболеваниями, тяжелой инвалидностью, даже по подозрению в принятии каких-то препаратов отстраняются от Паралимпийских игр. Это вообще не укладывается совершенно ни в какие рамки», - сказал Владимир Путин.

Найти хакеров, по нынешним временам - задача архисложная. Но еще труднее понять, что делать с ситуацией, когда все спортсмены перед лицом ВАДА равны, но некоторые, что называется, равнее... А то, что препараты запрещены — не значит, что они запрещены всегда. В британском антидопинговом комитете, не дожидаясь дальнейших разоблачений, подсчитали и сами сказали: терапевтическим исключением пользовались 53 британских участника Игр в Рио. Всего их 358, то есть, каждый седьмой принимал что-то запрещенное. Неужели все так больны?

«Мы же живем в лукавом мире, мы можем хитрить, мы можем обманывать, и при этом доказывать, что это обман - довольно сложно. Попробуй, докажи - больна она, не больна - да кто знает. Естественно, препарат влияет на результаты, он отражается», - говорит спортивный врач Андрей Звонков.

Норвежские лыжники и биатлонисты предъявляют справки и чуть ли не поголовно применяют бронхолитики: шутка, что в стране перманентная эпидемия астмы, была бы смешной, не будь такой грустной. Своя эпидемия, судя по всему, теперь есть и у США - та самая Симона Байлз принимает психостимуляторы постоянно: у нее с детства СДВГ - синдром дефицита внимания и гиперактивности. Тот же диагноз - у 23-кратного олимпийского чемпиона, пловца Майкла Фелпса. Это притом, что насчет СДВГ медики спорят до сих пор - некоторые считают, что такой болезни не существует вовсе. А вот попытки обойти запреты будут существовать всегда. Особенно если они кем-то поощряются. Что напоминает еще одну несмешную в данном случае шутку: нельзя — значит нельзя, но если очень хочется, то можно.

Читайте также: