Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
29 марта 2017, 15:00

Британия официально запустила процедуру выхода из Евросоюза

Председатель ЕС Дональд Туск получил письмо-уведомление о Брекзите. Детали в парламенте в эти минуты озвучивает премьер-министр Тереза Мэй.

Итак, процесс пошел, таймер Брекзита запущен, причем на 10 минут раньше срока — глава Европейского совета Дональд Туск получил из рук британского посла уведомляющее письмо от Терезы Мэй не в 14:30, как планировалось, а в 14:20 (время московское). Именно в тот момент, когда письмо было передано в руки Туска, и была запущена статья 50-я Лиссабонского соглашения, то есть Брекзит начался официально.

Предыдущие девять месяцев, что прошли с момента исторического референдума, Брекзит был лишь личным делом Британии, предметом многочисленных споров, торга и политических спекуляций. Терезе Мэй пришлось буквально отвоевывать у палаты лордов право запустить процедуру выхода из ЕС, а лорды, в свою очередь, обязали правительство согласовать сделку по Брекзиту с парламентом. И вот сегодня Мэй отчитывается перед парламентариями.

"Я рада отметить, что когда мы выйдем из состава ЕС, мы сами будем решать, что делать с нашим бюджетом. Дело не в том, чтобы просто покинуть ЕС. Необходимо создать лучшее будущее для нашей страны, и у государства есть четкий план, как это реализовать, чтобы у нас была лучшая экономика и более сплоченное государство", - сказала премьер-министр страны.

Переговоры по Брекзиту могут начаться уже в мае. Так, по крайней мере, рассчитывают в Европарламенте. По плану на все отведено два года. В ближайшие дни постпреды стран-членов Евросоюза начнут разрабатывать детальный план этих переговоров, 27 и 29 апреля документ представят на Совете ЕС и чрезвычайном саммите ЕС соответственно. Но будет ли разговор легким? Вот тут ответом однозначное нет. Во-первых, потому, что Тереза Мэй избрала жесткий сценарий выхода из ЕС, то есть предпочла не ограничиваться полумерами, а порвать сразу со всем, от Европейского суда до европейского единого рынка.

«Мы вернем себе контроль над миграцией в нашу страну, вернем британскому парламенту и британским судам право принимать решения касательно будущего страны. Мы понимаем, что диалог — это способ прийти к соглашению, что придется что-то принять, а что-то отдать, и это должно устраивать и ЕС, и Великобританию. Но я уверен, что девять месяцев переговоров прошли не зря, у нас достаточно точек соприкосновения, и мы сможем договориться», - отметил министр финансов Великобритании Филипп Хаммонд.

Точки соприкосновения Лондону и Брюсселю действительно понадобятся. Потому что, во-вторых и в главных, никто так и не знает, как это - выходить из ЕС и что для этого нужно. Например, возвращать ли Британии ее долю в Европейском инвестиционном банке? Сумма взноса — ни много ни мало - 11 миллиардов в долларовом эквиваленте. Мэй очень нужны эти деньги, она требует их вернуть, ЕС предпочел бы оставить. Но прецедента, к которому можно было бы обратиться за разрешением спора, просто нет, как нет и четко прописанных механизмов.

И механизмы, и прецеденты будут рождаться за столом переговоров. И еще неизвестно, хватит ли отведенных двух лет. Канцлер Хаммонд, конечно, может и даже обязан выражать уверенность, что обо всем договорятся — и о границах, и о торговле, и о финансовых потоках. Но все же понимают: Британии придется чем-то поступиться. Что, если цена вопроса — единство страны? Накануне шотландский парламент одобрил проведение повторного референдума о независимости на том основании, что шотландцы голосовали преимущественно против Брекзита и не хотят проходить этот путь вместе с англичанами. Глава регионального правительства выражается крайне образно.

"Сегодня премьер-министр заставит Великобританию прыгнуть со скалы, не имея представления, где именно она приземлится. Шотландия не голосовала за это, и наш голос был проигнорирован", - отметила Никола Стерджен.

Лондон категорически против нового шотландского референдума, и это понятно: Брекзит ценой развала Великобритании — это политическое самоубийство. И тут тоже вопросов больше, чем ответов. Отважится ли Лондон заблокировать шотландское голосование? Теоретически может, но это такое нарушение прав автономии, что договориться с ней будет уже практически нереально. С другой стороны, а реально ли договориться сейчас? Ведь накануне голосования в Эдинбурге две очень настойчивые леди — британский премьер и шотландский первый министр — уже пытались найти общий язык, но нисколько в этом не преуспели.

Читайте также: