Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
12 октября 2017, 18:37

В России в паллиативной помощи сейчас нуждаются почти полтора миллиона больных

Тема, о которой нужно говорить: как облегчить жизнь безнадежным пациентам. В паллиативной помощи в нашей стране сейчас нуждаются почти полтора миллиона больных, однако получает ее только каждый шестой. Своими предложениями, что необходимо для изменения ситуации, сегодня поделились те, кто не один год работает с пациентами хосписов. В их числе врачи, общественные деятели и создатели фонда помощи хосписам «Вера».

Представлен новый благотворительный проект, призванный наладить взаимодействие медиков и социальных служб и привлечь в паллиативную медицину людей, готовых работать в этой очень непростой сфере.

На утренней планерке врач-реаниматолог Сергей Гаврилов докладывал, как прошло его первое дежурство в московском Центре паллиативной медицины. Врач, который учился спасать людей в реанимации, перешел на работу в Центр, где спасти невозможно — все пациенты с неизлечимыми диагнозами. Можно только облегчить состояние.

«Реанимация — это как последний оплот медицины. Когда не знают что делать — зовут реаниматолога. А паллиативная помощь, получается, как следующий этап. То есть это даже за реанимацией. Мне это стало интересно», — рассказал реаниматолог, врач паллиативной помощи Сергей Гаврилов.

За первые сутки дежурства Сергей Борисович не спал ни минуты: «Нужно было войти в ритм, у нас был смертельный исход», — поясняет он.

Доктор Гаврилов уходит домой, чтобы выспаться и обдумать свой выбор. Ведь врачей паллиативной помощи пока еще не готовят в медицинском. Первые хосписы в России появились только в середине 90-х. В этой сфере еще не написано научных работ и диссертаций. Не выработали стандарты профессии. Пульмонологи, терапевты, онкологи приходят сейчас в паллиативную медицину, и все они, по сути, первопроходцы.

«Вы очень быстро поймете, останетесь вы или нет. И мы очень быстро поймем, останетесь вы или нет», — говорит директор Центра паллиативной медицины Департамента здравоохранения г. Москвы Нюта Федермессер.

Варвара Брусницына тоже пришла из реанимации полгода назад. Оказалось, что в паллиативной медицине надо заново учиться. Не только лечить, но и разговаривать с пациентами.

«Вообще не понимала, что такое паллиативная помощь, честно говорю, — признается врач паллиативной помощи, врач-реаниматолог Варвара Брусницына. — Не так давно у нас лежал мальчик 16 лет, он очень от тяжелого заболевания погибал. Понимаете, да, что происходит в голове ребенка, когда он понимает, что он уходит».

Бывший врач-онколог Карина Салманова уже 10 лет руководит выездной службой Первого московского хосписа. Часто врачи, даже онкологи, боятся темы смерти. Ее избегают и сами умирающие. Но для врачей паллиативной помощи умение говорить об этом — часть профессии.

«Таких конкретных слов я не могу назвать, потому что ты приходишь и интуитивно, нутром чувствуешь, что надо сказать конкретно этому человеку», — говорит заведующая выездной службой Первого московского хосписа им. В.В. Миллионщиковой Карина Салманова.

Задача врачей в том, чтобы пациенты могли без боли и страданий как можно дольше могли провести у себя дома, а не в больничных стенах.

«Пусть даже это будет месяц-два-три, полгода жизни, но они могут быть насыщены», — добавляет Карина Салманова.

Карина Салманова наблюдает пациента с раком легкого уже год. И весь год Эдуард Никитич на ногах, несмотря на прогнозы онкологов.

«Без этой службы, я не знаю вообще, как бы мы выжили. Видите, у меня слезы на глазах. Необыкновенные люди», — говорит жена пациента Юлия Клобукова.

В паллиативной помощи люди действительно необыкновенные. Даже у простого санитара может быть два высших образования. Василий Григорович начинал как волонтер. А потом, неожиданно для близких, бросил работу в офисе и стал ухаживать за умирающими. «Мне показалось это настоящей работой, имеющей смысл», — говорит он.

В хосписе Василий понял, что любит простой физический труд. И что от этого труда тоже зависит состояние пациентов.

«Белое мне придется отсортировать, мы стараемся избавиться от белого, потому что оно ассоциируется с больницей, учреждением. Для наших пациентов мы стараемся, чтобы они чувствовали себя как дома», — поясняет Василий Григорович.

Пациентов здесь можно навестить с ребенком и даже с собакой. Хосписы по всей России в последние годы становятся открытыми круглосуточно для родственников и волонтеров. Последним приказом Минздрава упростили и правила выдачи морфина. Раньше пациенты могли получать обезболивающие только в конкретной аптеке. Но теперь прикрепление убрали, чтобы тяжелобольные люди, могли, например, путешествовать.

«И вот здесь, как вводится у нас в стране, начались перегибы на местах тут же, в тот же день. Из нескольких городов пришли встревоженные звонки, что нам не дали препарат, потому что у нас нет нотариальной доверенности. Этот документ предполагает рукописную доверенность», — поясняет Нюта Федермессер.

Согласно 403-му приказу Минздрава, доверенность от пациента для аптеки может быть в простой письменной форме, то есть на ней не должно быть никаких печатей.

Для тех, кто все-таки столкнулся с трудностями, работает горячая линия фонда «Вера». Звонить на нее можно круглосуточно и бесплатно по всей России. Линия работает не только для пациентов, но и для врачей хосписов. Ведь им тоже часто бывает нужна помощь.

Горячая линия фонда помощи хосписам «Вера» 8-800-700-84-36.

«Когда первая пациентка умерла, мне сказали что «она ушла», и я пошла ее искать по палатам, потому что я в 18 лет не могла понять, что такое «ушла», — вспоминает бывшая медсестра, врач паллиативной помощи Мария Дьякова.

Мария Дьякова работала медсестрой в детском хосписе. И однажды решила, что не выдержит больше. Ушла, но спустя год вернулась, потому что поняла: даже в последние месяцы или дни можно жить. И должны быть люди, которые готовы помогать.

«Хоспис — это про жизнь, а смерть — это про любовь. Про любовь близких, про любовь тех, кто провожает этого человека. К смерти невозможно привыкнуть, ее можно просто уважать», — говорит Мария Дьякова.

Со стороны кажется, что работать невозможно, когда рядом постоянно умирают люди. Так в первый момент показалось и реаниматологу Сергею Гаврилову. Сегодня ровно неделя с тех пор, как он начал работать в паллиативном центре. «Мне порой кажется, что они слишком часто говорят спасибо. Они благодарны настолько за каждую мелочь просто», — говорит Сергей Гаврилов.

За первую неделю доктор Гаврилов понял, что у него никогда не было такой трудной и такой благодарной работы. И принял для себя окончательное решение: «Я остаюсь. Да, я остаюсь».

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей