Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
26 сентября 2019, 18:33

В Ленинградской области два священника подарили домашнюю жизнь пациентам психоневрологического интерната

Вместо дома инвалидов — дом, где тебя любят и учат жить как все: ходить в магазин, готовить еду и даже принимать гостей. Детская мечта сбылась для взрослых пациентов психоневрологического интерната в Ленинградской области. Их приютил священник, который не просто заботится о своих домочадцах, но и показывает, как заботиться о других. И подобных историй становится все больше.

Каждый день они начинают с улыбки. При том, что распорядок у них строгий: до завтрака молитва, уборка, летучка — решают каким будет меню. Дежурные варят кашу, накрывают на стол, убирают посуду. График исполняется без исключений.

Еще пару лет назад они и шнурки завязывать не умели. А сегодня Сергей читает книги и пишет письма своему кумиру Арнольду Шварценеггеру. Люба печет ароматные блины, а Саша, самый молчаливый, складывает семизначные цифры и помнит до копейки, сколько потратили денег за все два года.

А ведь их считали безнадежными. Судьба таких людей однозначна: после детского дома психоневрологический интернат. Десятки беспомощных парней и девушек в одном помещении, таблетка на ночь, и точка.

«Почему люди должны жить в гетто? Почему они не могут жить среди людей? В допетровскую эпоху никто не жил ни в каких учреждениях. Люди жили по деревням, маленькими общинами при дворянских семьях, при приходах, монастырях», — подчеркивает президент благотворительной организации «Перспективы» Мария Островская.

Дом сопровождаемого проживания современная альтернатива интернату. Его построили совместно с благотворительной организацией «Перспективы». По сути, это семья, в которой есть отец — Борис. Он и по статусу священник — батюшка, и называют его все — папой. Хотя у них с матушкой своих трое детей. А началось все с аварии. Отца Бориса сбила машина, жить оставалось два часа. Врачи тоже хотели отказаться — мол, если и выживет, будет неразумным, обездвиженным существом. А будущий священник лежал, все слышал, понимал и молился.

«Радовался жизни прямо как ребенок, что я живой! Ничего не болело, все было хорошо. Но я тяготился этой больницей, и мне хотелось выписаться домой — на свободу!» — рассказывает священник п. Раздолье Ленинградской области Борис Ершов.

Когда встал на ноги, пошел в интернат, просто, чтобы увидеть, где мог оказаться. Стал опекать соседа-инвалида, потом пригласил пожить еще одного, еще.

На другом конце области еще один священник — отец Феодосий — опекает детей от семи до 18 лет. Ходил по детским домам проповедовать, а в результате усыновил девятерых, у которых был диагноз «отклонение в развитии восьмого вида», то есть запредельное. Аню, например, даже показывать боялись: кусалась, плевалась, рвала воспитателям волосы.

«Вот сейчас у нас, говорит, всех детей стараются в семьи распределить. А вот сейчас нам привезли такую девочку, которую никто никогда не заберет. Я подумал: какой приговор вынесли!» — вспоминает священник Феодосий Амбарцумов.

Теперь Анюта пишет для новых храмов епархии иконы. Ее брат Артем осваивает пианино, а Инна догоняет здоровых сверстников по истории, математике и русскому языку. Усыновить всех, конечно, невозможно. Но нашлись единомышленники, спонсоры. Сейчас в центре уже 17 усыновленных детей с инвалидностью. А рядом почти готовы еще два больших деревянных дома, куда придут 11 новых семей, взявших под опеку детей-сирот.

«У меня было бы много сотрудников, каких-то корпоративных мероприятий. Но разве это сопоставимо с радостью ребенка, который из детдома пришел в семью?» — отмечает приемная мама пятерых детей Ирина Мингалимова.

Сегодня Русская православная церковь курирует в стране более четырех сотен проектов помощи людям с инвалидностью. Так что священники и дальше будут искать спонсоров, волонтеров, становиться опекунами и усыновителями.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей