Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
8 мая 2020, 21:42

Спецпроект к 75-й годовщине Победы: Берлинская операция

 

Кирилл Клейменов

Финальная серия нашего цикла «Искусство Победы». Сегодня, конечно, про штурм Берлина. На самом деле Берлином грезили наши союзники: Черчилль, Рузвельт. Американский генерал Эйзенхауэр говорил, что главная цель высадки в Нормандии — взятие Берлина. Но грезили они этим в 43-м, еще до той самой высадки в Нормандии. А потом так получили по зубам, что забыли думать про Берлин.

Так что немецкую столицу брали мы, можно сказать, в одиночку. Что характерно, это почти всей войны касается. Всех главных битв и сражений. Мы их в одиночку выиграли. По сути, против всей тогдашней единой Европы.


Сейчас в Трептов-парке мемориал в память о почти 50 тысячах советских солдатах, погибших при освобождении города Берлин. А в апреле 45-го здесь находился сектор «С» немецкой обороны, который опирался на реку Шпрее. Вдоль берега — укрепления с артиллерией и пулеметам. Решение войти в центр города танками именно через этот сектор стало огромной неожиданностью для немецкого командования, которое тщательно готовило оборону столицы Третьего Рейха в других районах города.

«Баррикады в Берлине были очень серьезными. Это были деревянные рамы, внутрь которых набивали камни, песок, какие-то бетонные фрагменты, обломки кирпичей рухнувших зданий. Это было сооружение, которое не поражалось на самом деле даже тяжелой артиллерией, то есть нужно было подрывать либо большими зарядами взрывчатками, либо много раз стрелять из орудий. Немцы строили эти баррикады, начиная с зимы, были у немцев вкопаны на улицах танки, примерно десять штук, на самых ключевых перекрестках стояли вкопанные «Пантеры» или Т-4, которые стреляли вдоль улиц. Самым грозным противником были немецкие танки-самоходки, включая королевские «Тигры». Второе направление — это была подготовка зданий к обороне, закладывали окна, оставляли в них бойницы», — рассказывает историк Алексей Исаев.

В таких бойницах «гражданских» прежде зданий прятались сотни солдат с фаустпатронами, а еще ведь были в городе около 400 подготовленных дотов и дзотов. Идти в лоб на такого рода защитные сооружения было губительно, дожить до Победы, до которой — считанные дни, хотели все, и наши командиры уже хорошо знали как добиваться цели без лишних жертв. Прием, который использовал генерал Николай Берзарин с высадкой десанта в Трептов-парке, с последующим наведением паромов и переправкой танков в слабо защищенные части города, продумали еще за две недели до начала Берлинской операции! Моряки Днепровской флотилии вели свои катера-полуглиссеры через реку Шпрее. Девятеро из них стали Героями Советского Союза, старшина первой статьи Георгий Дудник — посмертно.

Цитата из наградного листа: «Его катером было переброшено 112 красноармейцев. На пятом заходе его катер попал в полосу сильного обстрела. Фауст (фаустпатрон) попал в носовую часть катера, огнем было обожжено у товарища Дудника все лицо, горела одежда, но товарищ Дудник вел катер к цели. В момент подхода к своему берегу по катеру снова ударил фауст, от разрыва которого товарищ Дудник был убит на своем боевом посту».

Настоящим проявлением искусства воевать считают так называемый «горизонт планирования», это когда задолго готовятся и к форсированию рек быстроходными катерами и к прорыву укрепленного фронта и к мгновенному реагированию на неожиданные действия противника. Георгий Жуков в Берлинской операции реализовал план двойного окружения — и города и войск, стоявших вокруг него, которые планировалось, в случае чего, отвести для участия в уличных боях.

Знаменитое начало Берлинской операции — штурм Зееловских высот, начатый за два часа до рассвета, под ослепляющий немцев свет прожекторов, под артподготовку и авиаудары. Когда же продвижение вперед замедлилось, Жуков ввел в бой танковые части, которые, пройдя по кромке Зееловских высот, нащупывая, ударами, слабое место, смогли проделать «прокол» в обороне.

Из наградного листа Семена Кривошеина: «После переправы через реку Одер вошли в прорыв, овладели Бернау — мощным опорным пунктом. Повернув строго на юг и к исходу 21 апреля, корпус завязал бои в предместьях Берлина, первым из соединений армии и фронта ворвался на улицы Берлина».

Это — наградной лист Героя Советского Союза генерала Семена Кривошеина, чьи танкисты совершили прорыв, в который затем вошли другие части. Сам маневр на карте напоминает латинскую букву X: гитлеровцы попытались «заткнуть» прорыв резервом, но его просто обошли с двух сторон, при этом еще и отсекли 250 тысяч немцев, находившихся к юго-востоку от Берлина. Пока перемалывались все образовавшиеся немецкие «котлы», большие и малые, вошедшие в город части немедленно приступили к его зачистке. Здесь тоже не получилось бы действовать не применяя искусство войны. Поскольку пехоту жалели, да и не было ее в достаточном количестве на улицах, танки действовали так.

«Принцип штурма был так называемый «елочка», когда два танка едут по разным сторонам улицы и каждый стреляет по противоположной стороне, была «елочка» в простейшем случае две машины, когда низкоэтажная застройка. А когда высокие здания, две машины, две машины и еще две машины, и каждая из этих групп стреляет по своему этажу. По своей группе этажей. И вот едет там кавалькада из шести танков, которые дружно стреляют по всем этажам, тем самым прокладывают путь своим пехотинцам», — рассказывает Алексей Исаев.

Берлинская операция стала еще и результатом блестящего стратегического планирования Ставки — в марте, боями под Будапештом и Веной, Красная армия настолько связала лучшие части Вермахта, что не позволила им даже помыслить о том, чтобы отойти к столице Третьего Рейха. А с севера, до этого, были блокированы еще и немецкие войска в Померании, которые тоже могли бы попробовать вмешаться. Все, от планирования операций Генеральным штабом, до тактики ведения уличных боев штурмовыми группами, в 45-м было доведено до уровня, который наглядно свидетельствовал: лучше, чем воюет Советская армия, не воюет никто.

«Вот это зрелище того, как Красная Армия в кратчайшие сроки за две недели разгромила очень крупную группировку противника, за 10 дней взяла крупный европейский город, столицу Третьего Рейха, они были подобно атомной бомбе, прецедент быстрого штурма Берлина, он, конечно, влиял, и считали, что это могущество Красной Армии настолько впечатляюще, что является действующим фактором, равным атомной бомбе», — говорит Алексей Исаев.

За четыре года страшной войны, пройдя через поражения и жертвы, наши солдаты словно впитали в себя искусство победы. Переход к мирной жизни для них был простым и наглядным — начали кормить голодных берлинцев из своих полевых кухонь.

24 июня 1945 года и бравшие Берлин, и те, кто воевал на других фронтах, лично бросали знамена и штандарты Третьего Рейха к Кремлю.

смотрите также
Показать еще

Читайте также: