Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
11 октября 2020, 21:19

Азербайджан и Армения продолжают обмениваться ударами и обвинениями

Острая тема недели. Карабах: полномасштабная война на политической карте Европы. Весь арсенал, вплоть до ударных беспилотников, ракет, тяжелых огнеметов, установок залпового огня применяется вот тут. Азербайджан на этой карте выделен зеленым цветом. Армения красным. То, что заштриховано, это земли, подконтрольные армянским силам. Сегодня стороны обменялись новыми обвинениями в применении оружия. 

По данным из Баку, армянские военные снова обстреляли Гянджи, есть жертвы среди мирного населения. В Ереване, в свою очередь, обвиняют азербайджанскую сторону в ударах по Степанокерту и Шуше.   

В Шуше в четверг вечером были ранены трое россиян. Левон Арзанов и Грант Баладьян вылетели домой из Еревана в пятницу на одном самолете с членами делегации и журналистами, сопровождавшими в Ереване премьера Михаила Мишустина на заседании Евразийского Межправсовета. Третий, Юрий Котенок, остался в ереванской больнице. Его состояние стабильно тяжелое, но он в сознании, дышит и разговаривает самостоятельно.

Между тем, в пятницу в Москве были достигнуты договоренности о прекращении огня с полудня субботы.

Сегодня ровно две недели, как в горячую фазу перешел острейший за 30 лет конфликт. Это огромная трагедия, поскольку гибнут мирные жители, сказал Владимир Путин, который, по нашим данным, не один час провел у телефона, разговаривая с лидерами Азербайджана и Армении. А также с другими мировыми лидерами. В четверг о том, что перемирие может быть достигнуто, заявила администрация президента Франции Эммануэля Макрона. Но реальных подвижек удалось добиться лишь позже, и не в Париже, а в российской столице.

Сложно представить, какие из аргументов, приведенных Владимиром Путиным в ходе многочасовых телефонных переговоров с лидерами Азербайджана и Армении, оказались для них самыми убедительными. С самого начала эскалации конфликта многие военные эксперты склонялись к мысли, что ни одна из сторон не готова к затяжной полномасштабной войне, а степень ожесточенности и интенсивности противостояния – это попытка максимально усилить свои позиции на неминуемых переговорах. Рискнем предположить, что наш президент сумел настоять на том, что если переговоры все равно неизбежны, то самое время их начать, пока количество жертв с обеих сторон не перечеркнуло любые остающиеся возможности для компромисса: «Конечно, это огромная трагедия. Люди гибнут, большие потери с обеих сторон. И мы надеемся, что в самое ближайшее время этот конфликт будет прекращен. Но, если он не будет исчерпан окончательно, судя по всему, до этого еще далеко, во всяком случае мы призываем, и я еще раз хочу об этом сказать, призываем к прекращению огня, и как можно быстрее нужно это сделать».

Призыв Кремля о необходимости немедленного начала переговоров о перемирии был услышан и в Баку, и в Ереване. По приглашению Владимира Путина министры иностранных дел двух стран приехали в Москву. Это были, вероятно, одни из самых длинных и самых непростых переговоров за все время, что Сергей Лавров руководит российским дипломатическим ведомством. В течение десяти часов армянский и азербайджанский министры неоднократно брали тайм-аут, но вновь возвращались за стол переговоров. В итоге: согласие на прекращение огня, обмен пленными и телами погибших. Договоренность о гуманитарном перемирии была достигнута. Более того, после первого раунда Сергей Лавров считает, что есть шанс продвинуться дальше: «Азербайджанская Республика, Республика Армения при посредничестве сопредседателей минской группы ОБСЕ на основе базовых принципов урегулирования приступают к субстантивным переговорам с целью скорейшего достижения мирного урегулирования».

Сопредседателями минской группы ОБСЕ, помимо России, являются США и Франция. Накануне переговоров в Москве Париж вдруг стал сыпать анонсами и прогнозами о возможности заключения перемирия, хотя никакого отношения ни к подготовке, ни к успеху московской встречи Франция не имела.

Так или иначе, вчера с полудня по местному времени перемирие вступило в силу. А это значит, что результативность десятичасовых переговоров в Москве уже больше суток измеряется сохраненными жизнями людей. Даже несмотря на то, что за истекшие сутки обе стороны конфликта неоднократно обвиняли друг друга в нарушении договоренностей о приостановке боевых действий. Но это, к сожалению, закономерность. Слишком велика накопленная инерция конфронтации, чтобы пушки смолкали в тот самый момент, когда политики заявляют о прекращении огня. Должно пройти время. И дальнейшее развитие событий будет во многом зависеть о того, как стороны воспользуются возникшей паузой.

– В этой атмосфере очень, очень неуместно говорить о деталях. Что касается формулы, ну, очевидно, что в любом конфликте, если мы реально хотим решить этот конфликт, нужны компромиссы, нужны компромиссы, и, я думаю, что армянская сторона всегда была готова к компромиссам, и если Азербайджан тоже будет готов к компромиссам, то это будет менять ситуацию, – говорит премьер-министр Армении Никол Пашинян.

О возможности мирных договоренностей говорят и в Баку.

– Все перемещенные лица имеют право вернуться в места своего проживания. Таким образом, после того, как будет достигнуто мирное соглашение, а я надеюсь, что это произойдет, тогда азербайджанцы возвращаются в Нагорный Карабах и будут жить там. Там, где и жили. И моя позиция всегда заключалась в том, что мы должны вернуть вот ту атмосферу, которая существовала до начала конфликта в конце 80-х годов. Я думаю что это возможно, – говорит Ильхам Алиев, президент Азербайджана.

О возвращении атмосферы, которая была до начала конфликтов в конце 80-х, теперь мечтают многие. Однако, атмосфера эта возможна лишь в рамках мощного единого государства, а пока это не так, приходится исходить из реальности.

Вероятнее всего, реальной площадкой для возможного компромисса могут стать те контролируемые армянскими формированиями районы Азербайджана, которые до начала конфликта не входили в Нагорно-Карабахскую Автономную область. Могут обсуждаться и быть в той или иной мере решены вопросы возвращения беженцев.

Вопрос же о принадлежности самого Нагорного Карабаха, уже более четверти века являющегося по факту государственным образованием, в обозримом будущем не решаем.

Это понимают и в Ереване, и в Баку. Для третьих же сил, которые исходя их своих региональных геополитических амбиций, допускают военные способы урегулирования нерешаемых мирным путем проблем, Кремль напоминает о своей приверженности всем взятым на себя обязательствам в рамках Организации Договора о коллективной безопасности.

Читайте также: