Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьЕврейская АОЗабайкальский крайИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
19 августа 2021, 21:00

Сегодня годовщина событий, которые вошли в историю как «августовский путч»


Годовщина события, которое оказало колоссальное влияние на всю новейшую историю страны, и не только нашей. 30 лет назад начался «августовский путч». «Лебединое озеро» по всем каналам и танки у Белого дома. 19 августа 1991 года миллионы людей впервые услышали аббревиатуру ГКЧП — Государственный комитет по чрезвычайному положению. И положение это и правда было чрезвычайным. По сути, попытка госпереворота, войска в крупных городах, изоляция действующего руководителя страны.

Для политологов, историков, общественных деятелей путч и сегодня — предмет для обсуждений. И, наверное, каждый, кто встретил те события в сознательном возрасте, сегодня вспоминает, где его застал август 1991-го. 

На исходе августа 1991-го, когда президент Советского Союза оказался в изоляции на государственной даче в Крыму, я, 12-летний, ничуть не тяготился изоляцией в Подмосковье, вспоминает корреспондент Первого канала Кирилл Брайнин. Разве что тревожной тучей нависал новый учебный год. И вот ровно на берегу этого дачного пруда кто-то из взрослых, вернувшись из Москвы, обронил фразу «мы теперь живем в другой стране». Для купавшихся тут детей это не значило ровным счетом ничего, тем более что и вокруг все было по-прежнему. Пруд, кстати, и спустя 30 лет все такой же, а вот страна и правда совсем другая. Она, конечно, не изменилась в одночасье, но те три дня в августе, без сомнения, стали определяющими.

Окруженный бронетехникой телецентр 19 августа передает балет «Лебединое озеро» по всем программам. Лирическая картинка сменяется чтением указов Государственного комитета по чрезвычайному положению.

И.о. президента Янаев в тот же день запомнится всему миру дрожью рук на пресс-конференции ГКЧП и невнятными ответами о судьбе Михаила Горбачева: «Я надеюсь, что мой друг, президент Горбачев, будет в строю и мы будем еще вместе работать».

Выход из строя «друга» Горбачева, как потом выяснится, планировался заранее, в случае если тот не согласится ввести режим чрезвычайного положения и временно уйти в отставку. Таким участники ГКЧП якобы видели способ избежать развала страны, сорвав подписание нового союзного договора. 18 августа на встрече в Форосе первый президент СССР уходить отказался, и в ночь на 19-е в действие вступил план «Б».

Вот свидетельство непосредственного участника, хоть на редких и не блещущих качеством кадрах допроса в человеке в синей олимпийке не сразу узнаешь министра обороны маршала Язова.

— Главным моментом в этой ситуации определили то, что 20-го будет подписан договор и союз распадется.

— Если Михаил Сергеевич не согласится на добровольную отставку, как действовать?

— Объявить больным.

— Нет, чтобы объявить больным. Ну, объявляйте меня больным, но я вышел и прихожу, всем говорю, что я здоровый.

— Для того чтобы объявить больным, надо на какое-то время, видимо, изолировать. Как договорились, что если не соглашается, связь надо отключать.

«Меня изолировали от общества. Я лишен связи. Самолет, который прибыл для того, чтобы я отбыл в Москву, отозван. Все, кто здесь со мной находятся, по сути дела, под арестом», — говорит Михаил Горбачев.

Любительское видео, записанное камерой зятя Горбачева, страна увидит уже после августовских событий, а тогда, вспоминает Вячеслав Генералов, отвечавший за безопасность Горбачева в Форосе, связь хоть и отключили, но только в главном доме, и помощнику президента было об этом известно.

«Я говорю: давайте я Вам подгоню машину к объекту, к дому, в машине точно такая же связь. Поднимаешь трубку, там спецсвязь. Или у меня здесь стоит телефон, та же самая спецсвязь. Нет, он сказал, только в кабинете. Он не будет ни в машине разговаривать, нигде. Я говорю, что это дело хозяйское, конечно», — вспоминает в 1991 г. заместитель начальника 9-го управления КГБ СССР, генерал-майор Вячеслав Генералов.

Генералов говорит, он предлагал даже организовать вылет в Москву, но и тут отказ. И вот, получается, когда на первый план вышло слово, которое в наше время приобрело совсем другой смысл.

«Это называется "самоизоляция". Дело в том, что он понимал, что, если он приедет в Москву, ему надо принимать какие-то ответственные решения, которые он боялся всегда принимать. А раз так, ведь там же он бы был не один, а люди, которые были на стороне ГКЧП, они бы на него надавили, ему пришлось бы, как говорится, непопулярные решения принимать, для него непопулярные», — говорит в 1991 г. заместитель начальника 9-го управления КГБ СССР, генерал-майор Вячеслав Генералов.

А в Москве в это время на улицах танки. У здания Верховного совета, или попросту у Белого дома, собираются тысячи людей в поддержку не признавшего ГКЧП президента РСФСР Бориса Ельцина и его сторонников. В ночь на 20-е в Новоарбатском тоннеле погибают три человека в попытке остановить бронетехнику. Она повсюду, в стволах снаряды, и это не выглядит просто акцией устрашения.

В радиорубке Белого дома госсекретарь РСФСР Геннадий Бурбулис зачитывает ельцинский приказ военным — вещание во внешний мир через громкоговорители на фасаде, но эффект производит и остается в памяти символом отчаянного противостояния.

«Охранник, который сопровождал мое выступление в эфире, молодой человек в белой рубахе, в белых штанах и с автоматом, который не знает, как его держать, в какую сторону, и этот автомат чуть ли не ему в ноги упирался. И я подумал, что это какой-то трагиромантический символ всего того события, которое я назвал, и до сегодняшнего дня отстаиваю это определение, что выступление гэкачепистов было политическим Чернобылем», — сказал в 1991-1992 гг. госсекретарь РСФСР Геннадий Бурбулис.

Взрыва ждали в любой момент, но вдруг срабатывает информационная бомба — в эфире программы «Время» в известной степени случайно выходит сюжет с кадрами с баррикад и Ельциным на танке. Ельцин называет произошедшее государственным переворотом и призывает граждан страны к всеобщей забастовке. Море людей вокруг и их решимость стоять до конца кто-то потом определит в копилку достижений гласности, но тогда уж точно было не до оценок

«Победила сплоченность, потому что живое кольцо — это символ августа 1991 года. И сам образ — живое кольцо свободы — останется с нами еще на 100-150 лет», — говорит Геннадий Бурбулис.

Живое кольцо замкнули очень разные люди: от рабочих ЗИЛа до рок-музыкантов. Но в случае со Стасом Наминым еще и с военным образованием за плечами. Суворовское прошлое помогало удержать экипажи боевой техники на грани перехода от молчания музы к языку пушек.

«В результате мне удалось убедить их, что если будет приказ более старшего по званию, то он будет более серьезный, то есть он сразу как бы уберет тот приказ. Они согласились с этим. Я пошел к Белому дому, где видел очень много разных генералов и других людей с довольно серьезными погонами. И мы большой компанией пришли обратно к этим танкам, там какой-то священник даже был, что сунули в ствол гвоздичку и забрали этих мальчиков юных», — рассказывает музыкант, продюсер Стас Намин.

В коридорах осажденного Белого дома среди защитников — гениальный представитель уже классического музыкального направления Мстислав Ростропович с автоматом вместо привычной виолончели или дирижерской палочки.

«Так просто сначала, когда он спал, ему подложили. А потом он проснулся, ему даже стало интересно, он стал хорошо позировать», — рассказывает в 1991 г. начальник Службы безопасности президента РСФСР Б. Ельцина Александр Коржаков.

Это теперь какие-то детали, всплывая в памяти, вызывают улыбку, а фотография на броне с автографом первого президента России замерла на стене приятным воспоминанием. Тогда начальнику Службы безопасности Бориса Ельцина Александру Коржакову было не до веселья — и внутри, и снаружи Белого дома ждали штурма, который мог обернуться многими сотнями жертв. Был и план со стрельбой по окнам из танков и гранатометов и поэтажной зачисткой. В ожидании прошла первая ночь и большая часть второй, на 21 августа. Все изменилось после звонка председателя КГБ Крючкова. Первым с ним говорил Коржаков.

«Как здоровье Бориса Николаевича? Как у вас настроение? Я сказал: нормальное, держимся, не переживайте. Как у нас обычно говорят: не дождетесь. У него голос был, уже понятно было, что он какой-то старческий, резвость его пропала. Какой он был до этого крутой, я знаю, и тут. Поэтому было все ясно», — вспоминает в 1991 г. начальник Службы безопасности президента РСФСР Б. Ельцина Александр Коржаков.

С утра 21-го защитники Белого дома празднуют победу, техника уезжает из города, в Москву возвращается президент Горбачев. На том же летном поле арестуют Крючкова, а день спустя будет сделана запись допроса, на которой вчера еще всесильный глава Комитета госбезопасности предстанет совсем в ином образе.

«Объявление чрезвычайного положения нам раскрыло ситуацию в стране, и мы поняли одну вещь, она нас даже обрадовала, что не надо было нигде вводить чрезвычайное положение», — сказал Владимир Крючков.

Всего через несколько месяцев перестанет существовать и страна под названием «Советский Союз», организаторов путча будут судить, а потом амнистируют. Случится много чего еще, что заставит иных участников событий провести ревизию воспоминаний, порождая споры и спустя 30 лет, когда в моду вдруг войдет несколько даже болезненная ностальгия по Союзу. Но в конце концов нельзя же повернуть все вспять, взяв из прошлого лишь одно хорошее. Ведь, сколько ни вглядывайся в зеркало водной глади, там не будет того же отражения, что и три десятка лет назад.

Больше уникальных материалов Генеральной прокуратуры — фрагменты допросов Язова, Крючкова, Павлова и других участников ГКЧП — в документальном фильме «Следствие по путчу. Разлом». Премьера на Первом канале. Смотрите сегодня в 23:30.

Читайте также: