Алтайский крайАмурская областьАрхангельская областьАстраханская областьБелгородская областьБрянская областьВладимирская областьВолгоградская областьВологодская областьВоронежская областьДонецкая Народная РеспубликаЕврейская АОЗабайкальский крайЗапорожская областьИвановская областьИркутская областьКабардино-Балкарская РеспубликаКалининградская областьКалужская областьКамчатский крайКарачаево-Черкесская РеспубликаКемеровская областьКировская областьКостромская областьКраснодарский крайКрасноярский крайКурганская областьКурская областьЛенинградская областьЛипецкая областьЛуганская Народная РеспубликаМагаданская областьМоскваМосковская областьМурманская областьНенецкий АОНижегородская областьНовгородская областьНовосибирская областьОмская областьОренбургская областьОрловская областьПензенская областьПермский крайПриморский крайПсковская областьРеспублика АдыгеяРеспублика АлтайРеспублика БашкортостанРеспублика БурятияРеспублика ДагестанРеспублика ИнгушетияРеспублика КалмыкияРеспублика КарелияРеспублика КомиРеспублика КрымРеспублика Марий ЭлРеспублика МордовияРеспублика Саха (Якутия)Республика Северная Осетия-АланияРеспублика ТатарстанРеспублика ТываРеспублика ХакасияРостовская областьРязанская областьСамарская областьСанкт-ПетербургСаратовская областьСахалинская областьСвердловская областьСевастопольСмоленская областьСтавропольский крайТамбовская областьТверская областьТомская областьТульская областьТюменская областьУдмуртская РеспубликаУльяновская областьХабаровский крайХанты-Мансийский АОХерсонская областьЧелябинская областьЧеченская РеспубликаЧувашская РеспубликаЧукотский АОЯмало-Ненецкий АОЯрославская область
Искать в проекте
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоСитуация в БелгородеВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогода
13 марта 2024, 18:01

Значительная часть интервью Владимира Путина посвящена безопасности и внешней политике

Главная тема — большое интервью Владимира Путина. Президент побеседовал с генеральным директором МИА «Россия сегодня», ведущим ВГТРК Дмитрием Киселевым. Самые актуальные вопросы, которые волнуют миллионы россиян и, конечно, значительная часть разговора была посвящена безопасности и внешней политике, ситуации на Украине. Возможны ли переговоры с Киевом, напрямую зависящим от настроений Запада и на каких условиях, в чем опасность беспечных заявлений некоторых европейских лидеров и разговоров о применении ядерного оружия?

Какую бы презентацию ни рисовал Киев для своих спонсоров, реальную ситуацию на поле боя игнорировать невозможно. И все более значительные успехи Российской армии объясняют возрастающую частоту упоминания слова «переговоры». И это лишь на первый взгляд на фоне западной идеи нанести нашей стране стратегическое поражение может показаться раздвоением личности.

Во-первых, Запад, и правда, многолик. Во-вторых, есть вполне прагматичное объяснение — перспектива вложений в украинский проект туманна.

Владимир Путин: «Те, кто умнее, начали задумываться о том, что надо изменить какую-то стратегию в отношении РФ. Тогда появилась и идея о том, чтобы возобновить переговорный процесс, найти какие-то пути к завершению этого конфликта, поискать, где здесь реальные интересы России. Это опасные люди, потому что с людьми, которые руководствуются такими низменными принципами, проще бороться. Помните, как на Руси говорили? Счастье у некоторых на бытовом уровне, в чем заключалось? Сыт, пьян и нос в табаке. Да? Вот с такими людьми проще, когда сыт, пьян, то есть наелся, напился. Нос в табаке, потому что нюхательный табак использовали. Сейчас нос в кокаине. С такими проще. А с умными сложнее — они опаснее. Они влияют на сознание общества, в том числе и нашего. Они будут выбрасывать всякие свои «хотелки» под видом «морковки» для нас. Отсюда возникли и противоречия внутри западного сообщества. Это очевидная вещь. Мы не собираемся там заниматься расколами — это они сами с блеском сделают. Но мы будем добиваться соблюдения наших интересов».

При этом не забывая о багаже отношений. От невыполненных обещаний о не расширении НАТО на восток до растоптанных европейских гарантий в феврале 2014 года, откровенного обмана с Минскими соглашениями и брошенного в топку стамбульского проекта мирного договора между Киевом и Москвой.

Владимир Путин: «Готовы ли мы к переговорам? Да, готовы. Но только мы готовы к переговорам, не основанным на каких-то «хотелках» после применения психотропных средств, а основанным на тех реалиях, которые сложились, как в таких случаях говорят, на земле. Сейчас вести переговоры только потому, что у них патроны заканчиваются, это нелепо с нашей стороны. Мы готовы к серьезному разговору. И мы хотим разрешать все конфликты, тем более этот конфликт, мирными средствами. Но мы должны четко и ясно понимать для себя, что это не пауза, которую противник хочет взять для перевооружения. А это серьезный разговор с гарантиями безопасности РФ».

Дмитрий Киселев: «Как можно надеяться на то, что они пойдут и заключат с нами честный договор, который они будут выполнять, да еще с гарантиями для нас? Неужели Вы действительно верите, что такое возможно?»

Владимир Путин: «Не хочется этого говорить, но я никому не верю».

Дмитрий Киселев: «Так».

Владимир Путин: «Нам нужны гарантии. Гарантии должны быть прописаны. Должны быть такими, которые нас бы устроили, в которые мы поверим. Сейчас, наверное, преждевременно публично говорить о том, что это могло бы быть. Но точно совершенно — мы не купимся на какие-то просто пустые посулы».

Тем более на фоне попыток Украины спровоцировать Россию на значительно более жесткие действия. Тактика не новая, но все больше выглядит как жест отчаяния.

Дмитрий Киселев: «Эти атаки на Белгородскую и Курскую области — военные действия, которые идут в наших областях. Они ведут себя более нагло. Они что-то чувствуют? Чем это вызвано?»

Владимир Путин: «Все это происходит на фоне неудач на линии соприкосновения, на линии фронта. Ни одной из целей, которую они ставили перед собой в прошлом году, они не достигли. Сейчас инициатива полностью перешла к нашим Вооруженным силам. На фоне тех неудач им нужно хоть что-то показать. Главным образом, внимание должно было бы быть сосредоточено на информационной стороне дела. Главная цель заключается в том, чтобы, если не сорвать президентские выборы в России, то хотя бы как-то помешать нормальному процессу волеизъявления граждан. Это информационный эффект. Если хоть что-то получится, получить какой-то шанс, какой-то аргумент, какой-то козырь в возможном будущем переговорном процессе: мы вам вернем это, а вы нам вернете это. Но я же сказал, что с людьми, которые руководствуются принципами — сыт, пьян и нос в известном материале, — с ними легче разговаривать. Можно просчитать то, что они собираются делать. Они так же будут пытаться и на некоторых других участках, но мы это видим».

Яркий и трагический пример — село Крынки на левом берегу Днепра, которое украинское командование атаковало, не считаясь с потерями. Вот контраст между решением России ради сохранения жизней солдат оставить Херсон осенью 2022 года и желанием Киева продемонстрировать хоть какие-то успехи западным союзникам.

Владимир Путин: «Как в мясорубку людей своих бросали туда. Они там бегали уже босиком в последнее время, в прямом смысле этого слова. Боеприпасы пытались забросить им туда скоростными лодками и беспилотниками. Что это такое? Просто на убой. Пленные, которые там в плен попали, сдались. Они показывают, что даже не знали, в какую ситуацию они попадают. Допустим, новые подразделения туда закидывают, говорят: «Там устойчивая оборона, давайте, продолжайте, помогайте». Они даже попасть на левый берег не могли уже».

Это во многом ответ на популярные на Западе рассуждения о возможном применении тактического ядерного оружия на линии фронта. Американская пресса писала даже, что Вашингтон готовился сокрушительно отреагировать. Но только у России, по словам президента, нет и не было такой необходимости.

Дмитрий Киселев: «Такая мысль Вам в голову не приходила?»

Владимир Путин: «Нет. А зачем? Оружие существует для того, чтобы применять. У нас есть свои принципы, о чем говорят? Что мы готовы применять оружие, в том числе любое оружие, в том числе и такое, о котором Вы сказали, если речь идет о существовании российского государства, о нанесении ущерба нашему суверенитету и независимости. У нас же все прописано в нашей стратегии. Мы ее не меняли».

На Западе об этом не могут не знать. Как и о том, что в ядерной сфере Россия обладает технологиями, на десятилетия поставившими вероятного противника в положение догоняющего. Это стоящее на боевом дежурстве оружие.

Владимир Путин: «Наша ядерная триада является более современной, чем любая другая триад. А такая триада только у нас, да и у американцев. Мы здесь продвинулись гораздо больше. У нас она более современная — вся ядерная составляющая. По носителям и по зарядам у нас примерный паритет, но у нас более современная. Это знают все специалисты. Но это не значит, что мы должны мериться количеством носителей и боезарядов, но знать об этом нужно. Они сейчас ставят задачу повысить эту современность, новизну. Соответствующие планы у них есть. Мы тоже об этом знаем. Они развивают все свои компоненты. Мы тоже. Но это не значит, что они готовы завтра развязать эту ядерную войну. Хотят? Что же делать? Мы готовы».

Еще один взнос в копилку отрезвления — тот факт, что оно постепенно приходит к бывшим партнерам подтверждается ясным отказом Вашингтона даже от гипотетического присутствия американских войск на Украине. Про «красные линии», попытки их подвигать, многое сказано. Но есть предел.

Владимир Путин: «Мы знаем, что такое американские войска на российской территории. Это интервенты. Мы так к этому и будем относиться, даже если они появятся на территории Украины. Они это понимают. Поэтому не думаю, что здесь все несется так в лоб. Но мы-то к этому готовы. Я много раз говорил: для нас — это вопрос жизни и смерти. А для них это вопрос улучшения своего тактического положения в целом в раскладе в мире, но и в Европе сохранения своего статуса среди своих союзников. Это тоже важно, но не настолько, насколько для нас».

Некоторые союзники на фоне относительной осторожности Вашингтона демонстрируют опасную беспечность. Французский президент, напугавший Европу рассуждениями об отправке войск на Украину, не только не сдается, но и стыдит Германию за нерешительность по поводу поставок дальнобойных ракет «Таурус» Киеву. Боевой настрой господина Макрона, среди прочего, возможно, объясняется обидой на российскую активность в Африке — традиционной сфере интересов Парижа, которому пришлось в последнее время потесниться.

Владимир Путин: «Мы никого не выдавливали. Африканские лидеры некоторых стран договаривались с российскими экономоператорами, хотели с ними работать. Не хотели в чем-то работать с французами. Это была даже не наша инициатива. Это была инициатива со стороны наших африканских друзей. За что на нас в этой связи обижаться — непонятно. Если независимое государство хочет развивать отношения со своими партнерами из других стран, в том числе из России, хочет развивать отношения с Россией. Мы их не трогали, бывших французских колонизаторов, в этих странах. Во многих странах, где Франция исторически была метрополией, с ними не очень хотят иметь дело. Мы здесь ни при чем».

Несущим бремя белого человека взгляд в зеркало, без сомнения, был бы полезен. Отражение так называемого золотого миллиарда уже далеко не столь блистательно, как хотелось бы думать представителям западного меньшинства. А для бывших колоний пример украинского конфликта, давно ставший экзистенциальной битвой России и Запада, весьма показателен.

Владимир Путин: «Нашу борьбу за свою независимость и истинный суверенитет они связывают со своими чаяниями на свой собственный суверенитет и независимое развитие. Но это усугубляется тем, что в западных элитах очень сильно желание заморозить существующее несправедливое положение вещей в международных делах. Они привыкли столетиями набивать брюхо человеческой плотью, а карманы деньгами. Но они должны понять, что бал вампиров заканчивается».

Интервью Владимира Путина Дмитрию Киселеву

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей