Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
29 июня 2017, 21:23

Родители даже не подозревают, какая опасность угрожает их детям в игровых комнатах и развлекательных центрах

Игровые зоны в развлекательных центрах оказались территорией повышенной опасности для детей. Арест аниматора из московского магазина, которого обвиняют в педофилии, и еще десятки случаев это подтверждают. Грубейшие нарушения правил безопасности и сотрудники с нулевой ответственностью: когда происходят ЧП, они ни за что не отвечают.

«Ну как можно сломать позвоночник?!» - удивляется сотрудница батутной площадки. При этом за спиной у нее прямо рядом с батутом, на котором прыгают дети, асфальт и несколько каменных ограничителей.

«Я выкатилась из батута, на землю упала, я скривилась, как колокольчик, вниз головой», - рассказывает девочка.

Через час врачи скажут Викиной маме: у дочери компрессионный перелом позвоночника. Она каталась как раз на этом высоком батуте. Трамплин высотой в семь метров. На скорости ее вдруг отбросило на надувное ограждение.

«Смотрю, она ко мне ползет, губы посинели, вдохнуть не может. Ребенок даже не мог идти», - рассказывает мама пострадавшей девочки Надежда Пимчева.

Ей разрешат сидеть в лучшем случае через два месяца. Все остальное - вопросы долгой реабилитации. Добиться от руководства игровой зоны хоть какой-то компенсации не получается. Форс-мажор, несчастный случай - отнекиваются организаторы площадки. Викины родители собираются подавать в суд.

«Когда ребенок получает травму на аттракционах, то прежде всего нужно привлекать к уголовной ответственности владельцев этих аттракционов, поскольку в любом случае аттракцион является объектом повышенной опасности», - поясняет юрист Мария Ярмуш.

Вот только батуты юридически аттракционом повышенной опасности не являются. А значит никаких разрешительных документов и проверок. Установка, эксплуатация – на совести владельца. Считается, что это всего-навсего спортинвентарь. С семиметровой высоты которого, получается, легко сворачивают шеи. Закон «О защите прав потребителя» может помочь добиться компенсации на лечение. Если удастся доказать, что это не несчастный случай.

«Я упал. Потом, превозмогая немного свои силы, встал, попытался выйти из этого зала, из этого темного помещения. Я пытался добежать до администратора, но его не было на его месте», - рассказывает Роман Рожановский.

Это другая история об опасности, которую многие родители недооценивают. Детский день рождения в спортивном развлекательном центре. Модное развлечение — лазерный бой. Темная комната. Без родителей. Без сотрудников. Такие правила. 12-летний мальчик получил удар игрушечным автоматом. Нос сломан. Из-за травмы теперь проблемы со зрением.

«Я каким-то образом пытался выйти на контакты с администрацией, но сразу же от низших звеньев была такая реакция: «Ну а что Вы хотите, это просто несчастный случай». То есть они пытались дистанцироваться – ну, просто несчастный случай, это же дети, такое бывает», - рассказывает отец мальчика Денис Рожановский.

«С детьми всякое бывает» - удобнейшая формулировка. Но вот вопрос: лазерный бой, в отличие от батутов, организаторы называют аттракционом, но операционист к нему почему-то не предусмотрен.

В индустрии детских развлечений сегодня все меньше смеха, все больше слез. Наказать организаторов опасного досуга невероятно сложно. Деятельность предпринимательская, к образованию формально отношения не имеет.

«К сожалению, не подписываются никакие договора. То есть никакие акты о том, что данный родитель, допустим, передал ребенка какому-то лицу», - говорит юрист Игорь Ким.

Еще меньше обязательств, оказывается, у тех, кто открывает так называемые детские комнаты: качели, домик, горка. Оставил ребенка, а сам по магазинам.

«Очень удобно – отдаешь ребенка, получаешь бумажку. Потом взамен на бумажку получаешь ребенка. Вот такой удобный обмен», - рассказывает женщина.

Удобный обмен. Удобный бизнес. Предпринимательская деятельность, которая приносит отличный доход, пишут бизнес-сайты. В данном случае сотрудник - по сути воспитатель, ведь ребенка могут привести и больше чем на час.

«Мы с 10 до 10 работаем. Часов на восемь иногда сдают», - рассказывает сотрудник игровой площадки.

При этом требования к таким сотрудникам минимальные. Индивидуальный предприниматель имеет на это право. Иногда санитарной книжки достаточно. И эти люди будут сидеть с вашими детьми.

Одна из детских комнат – в ней нет ни охранников, ни медперсонала. При этом, рассказали сотрудники, родители сдают сюда детей иногда на восемь часов. Получается некая камера хранения, в которой мы оставляем самое ценное.

Свежая история. Сеть больших комплексов для детей взяла на работу аниматора. Мужчина. Холост. 32 года. Рекомендации с прошлого места работы отличные. Сейчас его обвиняют в педофилии. Камеры на территории центра показали — заставлял детей раздеваться. Фотографировал.

«Вы думаете, что все психологи и могут определить? Тогда бы вообще не было бы преступности, если бы все психологи и могли, пообщавшись с человеком, определить, что с ним не так», - говорит директор по подбору персонала Лариса Никишина.

Бывший аниматор сейчас находится под стражей. Ему грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Его работодателям - административная ответственность.

Спрос рождает предложение. Игровые зоны есть почти в каждом крупном торговом комплексе. По стране только батутных центров несколько сотен. А еще больше родителей, которые хотят сделать передышку в битве под названием воспитание. И едва ли задумываются, кто в этот момент отвечает за безопасность детей и с кого потом спрашивать.

Читайте также: