Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаНовости проектов Первого
27 октября 2016, 21:11

Тезисы президента России получили подробное развитие в дискуссии участников клуба «Валдай»

 

Тезисы президента России получили подробное развитие, когда в Сочи началась дискуссия. Выслушав Владимира Путина, участники клуба «Валдай» получили возможность узнать больше. И ответные заявления весь вечер не сходят с лент новостей с пометкой «срочно».

Прямое общение с залом на Валдайском форуме, пожалуй, самая интересная и динамичная часть встречи. Модератор специально напоминает всем быть краткими и не повторяться. Однако тема войны в Сирии столь многогранна, что ей участники встречи уделили времени гораздо больше, чем остальным. Экс-президент Финляндии Тарья Халонен говорила о том, что в Финляндии люди очень переживают о мирных жителях, гибнущих в Алеппо.

«В моей церкви 24 октября звонят колокола для того, чтобы помянуть жертв среди гражданского населения в Алеппо. Это гуманитарное движение распространилось по всей территории Финляндии. А сейчас перекинулось и на другие страны», - рассказала Тарья Халонен.

«Колокола звонят по погибшим, скажем, в Алеппо. Ну, давайте позвоним по погибшим сейчас в районе Мосула. Вот сейчас начинается операция в Мосуле, уже свыше 200, по-моему, человек террористы расстреляли в надежде остановить наступление на город. Давайте не будем про это забывать. А в Афганистане одним ударом только авиацией уничтожались целые свадьбы по 120 человек. Одним ударом. Мы забыли об этом? А сейчас что происходит в Йемене? Колокола должны звонить по всем безвинным жертвам. Согласен с Вами. Мы все время слышим: Алеппо, Алеппо, Алеппо. Ну да, вопрос в чем: или оставить там террористическое гнездо, или минимизируя, делая все, чтобы избежать жертв среди мирного населения, все-таки это гнездо дожать. Если не нужно вообще ничего трогать – тогда не нужно наступать и на Мосул. Давайте все оставим как есть. Давайте Раку не будем трогать. Ведь мы все время слышим от наших партнеров: нужно наступать на Раку, нужно уничтожить это гнездо терроризма. Но в Раке тоже живут мирные граждане. Мы не будем с ними бороться вообще? Вот когда они где-то в городах захватывают заложников, мы чего, оставляем их в покое? Возьмите пример с Израиля. Израиль никогда так не делает. Он всегда борется до конца и благодаря этому существует. Да и другого выбора нет. Надо бороться. Если мы постоянно будем сдавать позиции, мы постоянно будем проигрывать», - сказал глава российского государства.

«Поступила информация, я не знаю насколько она достоверна, что во время встречи с господином Обамой в Китае в сентябре этого года Вы разговаривали о перемирии в Сирии, и кажется, Вам предложили семидневное перемирие. Вы засомневались и сказали, что это просто невозможно за такой короткий период развести радикалов от умеренных, и вряд ли можно это сделать, и поэтому просто Вам на это был ответ, что если мы не сумеем это сделать, тогда у Вас свободные руки. Вы можете вспомнить этот разговор?» - обратился к Владимиру Путину директор Центра государственного управления и общественной политики Карлтонского университета (Канада) Петр Дуткевич.

«Да мне не нужно вспоминать, я его не забывал. Это важный очень разговор. Там действительно речь шла о том, чтобы прекратить работу российской и сирийской авиации по нанесению ударов по объектам террористов в Алеппо до разделения так называемой здоровой части оппозиции от «Джабхат ан-Нусры», террористической организации, признанной в качестве такой Организацией Объединенных Наций, входящей в перечень международных террористических организаций. В этой связи хотел бы заметить, что не секретом является то, что нам американские партнеры наши обещали это сделать. Они признали, во-первых, что это нужно сделать; они признали, что часть Алеппо занимается террористическими организациями – и ИГИЛ, и «Джабхат ан-Нусрой». Собственно говоря, это видно на кадрах хроники телевизионной, когда мы видим там знамя ИГИЛ, знамя «Джабхат ан-Нусры» в определенных районах Алеппо. Они признали, что это надо сделать и заверили нас, что сделают это. А после этого мы договорились о том, что мы начнем вместе, определим прямо на поле боя, где здоровая часть оппозиции и мы не будем их трогать вообще, а где террористы, и мы будем вместе с американскими нашими партнерами работать по этим террористам. Они обещали нам многократно. И на уровне Минобороны, и на уровне министров иностранных дел, и на уровне специальных служб. К сожалению, раз за разом все это срывалось и они этого не делали. В очередной раз этот вопрос был поднят во время нашей встречи в Китае. Действительно, мой американский партнер, президент Обама, предложил в очередной раз их развести, но он настаивал на том, чтобы сначала мы объявили день «Д» - «день тишины» - прекратили бы боевые действия, удары авиации, а затем в течение семи дней они брали на себя обязательство развести оппозицию здоровую и «Джабхат ан-Нусру» друг с другом. Я сейчас не буду говорить о деталях, потому что не считаю себя вправе какие-то детали воспроизводить вслух. Все-таки в ходе таких переговоров остается какая-то часть, которая доверительно доводится друг до друга, но факт остается фактом: вместо того, чтобы развести террористов «Джабхат ан-Нусры» и здоровую часть оппозиции, американские наши партнеры сами сорвали это перемирие. Кстати говоря, да, в конечном итоге я хоть и настаивал на том, что сначала развести нужно, а потом прекратить полеты авиации, но в конечном итоге в ходе дискуссии согласился с мнением американского партнера. Он настаивал, и я с ним согласился, пошел навстречу, сказал: ладно, бог с ним, мы сначала объявляем перемирие, не будем летать, не будем наносить удары, пожалуйста, вот вас семь дней. Перемирие было объявлено, по-моему, 12 числа, сентября, 17-го американская авиация нанесла удар по сирийским войскам, после чего подразделения ИГИЛ перешли в наступление. Нам сказали, что удар был нанесен по ошибке, а ИГИЛ перешел в наступление случайно. Это случайность. Может быть и так, но перемирие было сорвано, и далеко не по нашей вине. А что там обещал или не обещал президент Соединенных Штатов, это все-таки Вы спрашивайте у него, и я думаю, что в ходе, допустим, своей поездки по европейским странам он сам об этом расскажет нашим европейским уже партнерам. И думаю, что нужно сделать это откровенно и честно, а не просто использовать их для того, чтобы повлиять на нашу позицию по Сирии. Да, кстати говоря, Вы знаете, сегодня уже девятый день, когда российская и сирийская авиация в районе Алеппо просто не работает. Вот Вам еще не семь дней, а уже девять, десять дней сейчас будет. Где разведение террористов и здоровой части оппозиции? Понимаете, если мы не будем выполнять взятых на себя обязательств, мы никогда не добьемся успехов в решении задач борьбы с террором. Но я понимаю, это непростая задача, и мы здесь не склонны никого ни в чем обвинять, но уж если о чем-то договорились, надо исполнять. И во всяком случае на нас не перекладывать вину и не обвинять нас во всех смертных греха. Ну это просто неприлично. Мы пока ведем себя сдержанно и так же по-хамски нашим партнерам не отвечаем. Но тоже все имеет свои границы, можем и ответить», - рассказал президент России.

Во время дискуссии участники затронули тему озабоченности европейцев безопасностью на Балтике в связи с тем, что российские военные самолеты иногда летают с выключенными транспондерами, то есть без сигналов опознавания. Путин напомнил: так иногда летают не только наши самолеты.

«Включение этих систем, конечно, увеличивает безопасность в районе Балтийского моря. Это правильно, это правда. Я сразу же сказал, что, во-первых, количество полетов нашей авиации в разы уступает количеству полетов авиации стран НАТО, в разы. Это первое. И второе. Я пообещал господину президенту Финляндии, что мы обязательно поставим этот вопрос перед нашими партнерами на ближайшей встрече в рамках Совета Россия-НАТО. Докладываю вам: мы это сделали. Результат: наши партнеры по НАТО предложение отклонили. Более того, они сказали, что отклоняют предложение Путина. Путин здесь ни при чем. Они отклонили предложение господина Нийнисте, президента Финляндской Республики. Значит, для нас тоже, между прочим, не так просто это было пойти на такой шаг, потому что там есть технические вещи, есть и вещи чисто военного характера. Ну, я соответствующие указания Министерству обороны дал поискать такую возможность, не нанося ущерба нашей безопасности. И наше Министерство обороны такую возможность нашло. Но наши коллеги в НАТО не хотят. Так что, пожалуйста, все вопросы туда, в Брюссель, в штаб-квартиру», - рассказал президент России.

Продолжая тему европейской безопасности, Путин сказал, что точно знает: в конце восьмидесятых был шанс создать более безопасную Европу, чем сейчас. Причем предложения исходили от влиятельных немецких политиков. К сожалению, ничего из этого не получилось.

«Был такой немецкий политик господин Рау, известный деятель Социал-демократической партии Германии. Его уже нет среди нас. Но он тогда вел очень активную дискуссию с руководством Советского Союза, и он тогда говорил, что в Европе должна быть создана новая система международной безопасности. Помимо НАТО, нужно создать еще структуру, в которую входил бы и Советский Союз, и те страны, которые выходят из Варшавского договора, но с участием США с тем, чтобы она была сбалансированная, система, и дальше он продолжал, что если этого не будет сделано, в конечном итоге это будет приводить к тому, что вся эта система, созданная во времена «холодной войны», будет работать против Советского Союза. И он говорил, что это беспокоит его только потому, что это будет разбалансировать всю систему международных отношений, и вопросы безопасности в Европе будут подвергаться серьезным испытаниям. Как этот дед сказал – так и случилось. Одни не хотели ничего менять, им представлялось, что и так они на коне, а другие не имели политической воли, чтобы реализовать эти абсолютно правильные мысли», - рассказал Владимир Путин.

«В зарубежных СМИ сложилось мнение, что у России есть однозначный фаворит на американских президентских выборах – Дональд Трамп», - сказал доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Андрей Сушенцов.

«Ну, вот он и создан, этот образ, СМИ. Я Вас уверяю, не случайно. Я вообще редко вижу, когда что-то создается ведущими средствами массовой информации. Эта сама идея вброшена в общественное сознание в ходе президентской компании в Соединенных Штатах, на мой взгляд, только с одной целью: с целью борьбы тех, кто защищает интересы кандидата Демократической партии госпожи Клинтон, в борьбе с представителем Республиканской партии, в данном случае в борьбе с господином Трампом. Как это делается: во-первых, создается образ врага в виде Российской Федерации, в виде России, а потом объявляется, что Трамп наш фаворит. Это полный бред и полная чушь. Это просто способ внутриполитической борьбы, способ манипулирования общественным мнением накануне президентских выборов в самих Соединенных Штатах. Да, на самом деле я много раз говорил, хочу повторить: мы не знаем, как поведет любой из кандидатов, который добьется победы, поэтому по большому счету для нас это более или менее безразлично. Но, конечно, мы не можем не приветствовать слова, мысли, намерения, о которых публично говорится, о нормализации отношений между Соединенными Штатами и Россией. И в этом смысле, конечно, мы приветствуем такие заявления, от кого бы они ни исходили. Вот, собственно говоря, и все. Ну а что касается самого господина Трампа, он выбрал, видимо, свой способ достучаться до сердец избирателей. Какой? Он, конечно, ведет себя экстравагантно, мы все это видим, но я думаю, что не так уж это все и бессмысленно. Потому что, на мой взгляд, он представляет интересы той части общества, а она значительная в Штатах, которая устала от тех самых элит, которые десятилетиями находятся у власти. Он просто представляет интересы таких простых людей. И он и сам изображает из себя такого простого парня, который критикует тех, кто уже десятилетиями находится у власти. Тех – мы же вот читаем аналитику, в том числе и американскую – не нравится передача власти по наследству, допустим. Ну, хочу повторить еще раз один штамп, который все время повторяю: мы будем работать с любым президентом, которого изберет американский народ и который захочет работать с нами», - пояснил президент России.

Тема Украины. Путина спросили, почему, на его взгляд, по окончании встречи «нормандской четверки» в Берлине с разных сторон последовали разные оценки ее результатов. Президент напомнил, что Украина хронически не выполняет пункты минских соглашений под разными предлогами. И после каждой встречи придумывает новые. По его словам, на последней «нормандской четверке» была сделана попытка наконец найти четкую схему выполнения минских соглашений.

«Неожиданно министр иностранных дел ФРГ господин Штайнмайер предложил компромисс. Он сказал: «Давайте мы так договоримся. Этот закон вступит в силу в день выборов в муниципальные выборы власти на этих территориях на временной основе, и на постоянной после того, как БДИПЧ ОБСЕ признает, что выборы состоялись в соответствии с правилами ОБСЕ. Это было совсем не то, что написано в минских соглашениях. Но чтобы не заводить дело в тупик, я согласился, сказал: «Хорошо, договорились. Мы это согласуем с Донецком и Луганском». И мы согласовали это. Но на встрече в Берлине вдруг неожиданно президент Украины попытался изменить и эту формулу, уже, как бы так сказать, компромиссную, пошел еще дальше. По сути, отказываясь вообще от имплементации этого закона когда бы то ни было. Опять возник тот же самый кризис, который мы имели в Париже год назад», - рассказал Владимир Путин.

Украинский политолог поинтересовался тем, что Россия думает о возможности проведения вооруженной полицейской миссии ОБСЕ на Донбассе.

«Насколько мы понимаем, интерпретации результатов этого Берлина были разные в Киеве и в Москве. Киевская интерпретация такая: главный успех Порошенко на этих переговорах – это то, что он, и вообще участники переговоров, убедили Вас в том, что Вы согласились на полицейскую миссию. Можете внести какую-то ясность по этому поводу», - обратился к президенту России директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

«Президент Порошенко выступил с инициативой так называемой полицейской миссии во время проведения будущих возможных выборов в Донбассе, в Донецке и Луганске. И я единственный, кто его поддержал. Просто я не называю это полицейской миссией в силу того, что вообще все остальные участники процесса возражают, а возражают не потому что не хотят помочь Петру Алексеевичу, а потому что ОБСЕ никогда ничего подобного не делала, у нее нет такого опыта и нет людей и нет практики осуществления каких бы то ни было полицейских миссий. И на сегодняшний день эта идея, выдвинутая Петром Алексеевичем Порошенко и поддержанная Вашим покорным слугой, она другими участниками этого процесса не поддерживается. Ну, мы называем это не полицейской миссией, а возможностью для тех, кто будет обеспечивать выборы и безопасность на выборах, находиться там с табельным оружием. Ну, не знаю, Тарья меня поправит, но, по-моему, в практике ОБСЕ никогда такого не было», - рассказал Владимир Путин.

«Да, должна честно сказать, что я не могу припомнить таких случаев, но я займусь этим вопросом», - ответила Тарья Халонен.

Ответил Путин на вопрос и о том, стоит ли привлечь американцев в «нормандский формат». Президент заявил, что он, в принципе, не против. Но так складывается переговорный процесс, что всем удобнее оставить все так, как есть.

«В сентябре 2014 года на заседании Валдайского клуба Вы описали отношения между Украиной и Россией следующим образом: две страны – один народ. А как Вы сегодня описали бы отношения между этими двумя странами», - задал вопрос вице-президент по стратегическому развитию Французского института международных отношений Тома Гамар.

«Вы знаете, я сейчас не буду говорить про то, кто в чем виноват, но я считаю, как и считал, что русские и украинцы это действительно один народ. У нас есть люди крайних взглядов, националистических, как в России, так и в Украине. Но в целом в большинстве своем это один народ. Народ одной истории, одной культуры, очень близкий этнически. Нас сначала разделили, а потом стравили. Но мы сами в этом виноваты. И мы должны сами найти выход из этой ситуации. И уверен, что здравый смысл восторжествует, и мы этот выход найдем», - пояснил президент РФ.

Путина спросили и о том, почему Россия установила столь жесткие условия своего возвращения к выполнению соглашения об утилизации плутония: среди условий - отмена санкций введенных из-за Украины, отмена закона Магницкого и отвод сил НАТО от границ России.

«Решение по поводу договора об уничтожении избыточного количества оружейного плутония, мы из него не вышли. Вот Соединенные Штаты вышли из договора по противоракетной обороне, а мы не вышли, мы приостановили его действие. Но почему? Я думаю, что все здесь знают, почему. Это соглашение что предусматривало? Оно предусматривало, что и в России, и в США будут построены заводы, которые будут уничтожать избыточное количество оружейного плутония, наработанного как в США, так и в России. США свои обязательства не только не выполнили, а объявили, что выполнять не намерены, со ссылкой на финансовые трудности. Как будто у нас таких финансовых трудностей нет. Но мы завод построили и уничтожаем этот плутоний промышленным способом. То, что объявили Соединенные Штаты, причем в одностороннем порядке, никак с нами свои действия не согласовывая, они сказали, что они будут его разбавлять, этот оружейный плутоний, хранить в каких-то пластах и так далее, ну, это значит, что специалисты говорят, называется возвратный потенциал – в любую секунду можно вернуть, опять обогатить и все снова здорово, как у нас в народе говорят. А мы-то уничтожаем его промышленным способом. Мы завод построили, деньги истратили. Мы что, богаче Соединенных Штатов, что ли? И так, кстати сказать, по очень многим вопросам нам очень трудно разговаривать с администрацией сегодняшней, потому что ничего почти не выполняется, почти никакие договоренности не исполняются, в том числе, кстати сказать, и по Сирии. Мы готовы будем разговаривать с новым президентом и искать решение любых сложных вопросов. Любых», - ответил Владимир Путин.

«Однажды в интервью какому-то западному агентству Вы сказали, что Ваша работа – продвигать национальные интересы России. Вот есть у Вас формула в голове, такая емкая, хорошая, как объяснить миру, что такое национальные интересы России?» - спросил Владимира Путина президент Центра глобальных интересов в Вашингтоне (США) Николай Злобин.

«То, что хорошо для русского человека, то и национальные интересы России. И вообще для народов Российской Федерации. Но вопрос не в том, чтобы любой ценой продвигать эти национальные интересы. Вопрос в том, как это делать. Мы считаем, что добиваться своих национальных интересов нужно в диалоге со всеми участниками международной жизни, уважая их интересы и пользуясь единообразно понимаемыми правилами игры, которые называются международное право», - ответил Владимир Путин.

«На Украине постоянно пытаются что-нибудь запретить российское, и такое ощущение складывается, что любые российские компоненты просто выдавливаются из украинского общества. В этой связи у меня тоже философский вопрос. Вот Петр Порошенко говорил о том, что он намерен продать свой российский бизнес. Но судя по всему, этот бизнес, он существует вообще или нет, и как Вы к этому относитесь?» - спросил генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

«Мы стремимся к тому, чтобы уважать право собственности. Вот Алексей Леонидович, он горячий приверженец, считает, что это один из столпов экономической политики, и в этом смысле я с ним полностью согласен. То же самое касается и наших иностранных инвесторов, в том числе и украинских инвесторов. Петр Алексеевич Порошенко является одним из таких инвесторов, имею в виду, что он является собственником достаточно крупного предприятия в Липецкой области – фабрики «Рошен». Там, собственно, два предприятия. Второе занимается реализацией, по-моему, продукции. Там есть и некоторые проблемы, связанные с невозвратом НДС, и судебные органы ввели определенные ограничительные меры. Но фабрика работает, работает ритмично, выплачивает зарплату, получает прибыль, и нет никаких ограничений, связанных с использованием этой прибыли, в том числе с переводом ее за границу. Я сейчас не помню сколько, я не погружаюсь в такие детали, но она работает с прибылью и работает успешно», - рассказал президент России.

Участники встречи поинтересовались у президента Путина, каково это – постоянно видеть себя на обложках журналов?

«Вам приятно чувствовать себя самым опасным и самым могущественным человеком в мире? Это вообще высокая очень оценка ведь», - спросил председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

«Мне, конечно, приятно с вами беседовать сегодня, и я люблю это дело, но гораздо более важным считаю прохождение бюджета Российской Федерации через российский парламент с тем, чтобы нам обеспечить воздействие бюджета на решение самых главных вопросов, перед которыми стоит страна. А именно обеспечение темпов устойчивого роста, необходимых для нашей экономики, решения социальных задач, у нас их огромное количество. У нас, слава богу, нам удается сейчас сдерживать инфляцию, которая у нас будет в этом году, надеюсь, ну, все эксперты так говорят, ниже 6%. У нас дефицит бюджета, надеюсь, не превысит заданных величин, где-то 3%. Как вы знаете, у нас кардинальным образом, в разы уменьшился отток капитала. Разные там есть причины на этот счет, но он реально уменьшился, этот отток. Но у нас много нерешенных проблем, перед которыми стоит страна. И только от решения этих проблем, прежде всего в сфере экономики и социальной сфере, зависят внутренняя политическая стабильность и вес России в мире. Вот я о чем думаю, а не о каком-то мифическом могуществе», - пояснил президент.

Говоря о внутренней ситуации в стране, президент отметил: конечно, проблемы есть, в том числе и из-за экономических санкций. Однако Россия справляется. По его словам, люди видят, что несмотря на проблемы, государство стремится к исполнению социальных обязательств и сокращению безработицы. При этом обеспечивается и макроэкономическая стабильность, что очень важно для активного класса и предпринимательского сообщества.

Читайте также: