Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
4 ноября 2013, 21:15

Сергей Иванов: тюремный срок за воровство из госкармана может быть возвращен

О том, как продвигаются громкие коррупционные дела, и какую "тяжелую артиллерию" могут применить на фронте борьбы с казнокрадами, узнали из первых уст - у председателя Президентского антикоррупционного комитета, главы Администрации Президента Сергея Иванова.

Корреспондент: Президент на заседании Совета по противодействию коррупции признал, что надежды на либерализацию законодательства не сработали. Тот, кто настроен воровать, воровать продолжает. Никого не пугает материальная компенсация. Более того, попав в поле зрения правоохранительных органов, люди не выплачивают ущерб, нанесенный Родине. Что, горбатого могила исправит? Получается, что мы снова встали перед необходимостью ужесточения наказания для тех, кто настроен рабочее место делать доходным?

Сергей Иванов: В 2011 году было принято по сути правильное решение о либерализации законодательства и в коррупционной сфере. Задумка была такая, чтобы не отправлять любого коррупционера, даже укравшего небольшую сумму, в каталажку, как у нас говорят в народе, а предусмотреть штрафы. Причем штрафы, не только возмещающие ущерб, нанесенный тем или иным преступление или правонарушением, но и кратно превосходящие его. Но, к сожалению, жизнь и факты доказывают, что либерализация не работает. В первом полугодии этого года за все коррупционные преступления выявлены и рассмотрены в судебном порядке, наложено штрафов на 20 миллиардов рублей. Это наложенная сумма штрафов. Выплачено 20 миллионов рублей. Как говорится сравните цифры. То есть эта мера по сути может быть и правильная, но по факту или по жизни не работающая. Поэтому на Совете Президент дал поручение продумать определенные шаги, которые могли бы добиться главной цели. Не важно, какие штрафы. Важно, чтобы за любым преступлением следовала неотвратимость наказания. На сегодняшний день этого очевидно нет. Какие могут быть меры? Многие говорят о том, что если штраф, наложенный судом, в течение года, двух лет не выплачивается, то тогда штраф можно заменить на реальный тюремный срок. И еще одна мера, достаточно интересная – при вынесении штрафа одновременно прописать залог. Что если ты в течение года или двух не выплачиваешь штраф, то такой-то особняк, такая-то квартира, такое-то имущество переходит в доход государству. У тебя есть выбор: либо плати, либо понимай, что у тебя все равно рано или поздно что-то отберут.

Корреспондент: Получается, что меры предлагаются достаточно жесткие. Не самые жесткие варианты, но, тем не менее, ужесточение намечается. Назвали несколько имен. Это достаточно высокие чины. Их декларации вызвали некие подозрения. Я понимаю, что работа идет. Можно ли надеяться, что мы узнаем о результатах этой работы? И означает ли это, что только раз в год мы будем узнавать имена тех, кто попался?

Сергей Иванов: Нет, конечно, не означает. Почему многие имена были названы буквально на днях? Это было просто связано с тем, что впервые вступил в действие закон и Указ Президента, обязывающий декларировать чиновников не только свои доходы, но и расходы. И мы впервые проверяли расходы. И примерно к этому времени основные проверки были завершены, поэтому мы огласили итог всей декларационной кампании. Из 1,5 миллионов чиновников всех уровней, от муниципальных до высших должностных лиц государства, 200 человек попались, в той или иной степени, в недостоверности задекларированных данных либо по расходам, либо по доходам. И это послужило основанием для увольнения 200 из 1,5 миллионов чиновников с пометкой или с формулировкой "за утрату доверия". И сразу хочу сказать. Далеко не все коррупционеры являются чиновниками. И я категорически не приемлю термин, что "все чиновники - жулики и воры". Отнюдь не так. Подавляющее большинство чиновников - это добросовестные и порядочные люди. И к ним никаких претензий нет. А что касается коррупции вообще, то это совершенно другая история. К сожалению, уровень коррупции не снижается. Я это признаю. Помните, в прошлый раз, когда мы с вами беседовали примерно год тому назад, я привел высказывание классика о том, что в России воруют. Мало что изменилось, к сожалению, с тех пор, но все коррупционные дела, как только они становятся достоянием гласности, публикуются практически моментально.

Корреспондент: Год назад мы с вами разговаривали. И вы произнесли фразу, которую я помню до сих пор. А я знал о расследовании, которое ведется в отношении людей, с которыми я работаю. Но, тем не менее, я был вынужден молчать, терпеть, здороваться за руку в интересах дела.

Сергей Иванов: Вот те чиновники, которых я назвал: генералы, ответственные сотрудники Министерств, ведомств - с ними мне такой моральной пытки не пришлось проходить, потому что эти люди ко мне на совещание не приглашались, соответственно, руку мне жать им не приходилось. Но я подтверждаю, вы правы, действительно, был случай в моей биографии, еще когда я работал в Правительстве это было связано с коррупцией в системе ГЛОНАСС. Действительно, когда представители МВД мне доложили о том, что у них сильные подозрения, и уже заводится дело по коррупции в Роскосмосе, я с этим человеком вынужден был общаться, терпеть, подавать вид, что ничего не произошло, потому что это было в интересах следствия. Разумеется, ущерб тогда еще не наносился. Мы вместе с МВД и с руководством Роскосмоса просто придумали другую схему финансирования, которая прекратила на корню возможность продолжать воровать так, как это было раньше.

Корреспондент: Сергей Борисович, вы не производите впечатление наивного человека. Но вы прекрасно понимаете, что счета бывают номерными, что компании открываются для того, чтобы была приобретена недвижимость на оффшорах что целые адвокатские команды работают на эту тему. Как в этой ситуации государству вернуть свои деньги и наказать виновных?

Сергей Иванов: Во-первых, я, действительно, не считаю себя наивным человеком. Во-вторых, насчет особняков и прочей недвижимости, в том числе за рубежом. Да, такая недвижимость есть. Что касается чиновников, то здесь я могу привести абсолютно точные цифры. Из 1,5 миллионов чиновников, чьи декларации подвергались проверке, выявлено 996 случаев, когда эти чиновники обладали загрансобственностью, что не запрещено законом. Из этих 996 человек подавляющее большинство - это обычная недвижимость, то есть квартиры в странах СНГ и в странах с благоприятным курортным режимом (Болгария, Финляндия), вот такие страны, где хорошо отдыхать. Повторяю, это не запрещено законом. И, во-вторых, еще когда Указ Президента разрабатывался год тому назад, насчет запрета на владение или не запрета на владение зарубежной недвижимостью, я открыто говорил о том, что, допустим, двухкомнатная квартира на черноморском побережье Болгарии стоит дешевле, чем двухкомнатная квартира в Капотне. Запрещать это и обвинять чиновника за то, что он купил на законно заработанные средства… А это он должен доказать, в соответствии с Указом, не просто заявить, что у меня есть квартира, но и показать, что он ее приобрел на те доходы, которые позволяет его зарплата. Это было сделано, и это никакое даже не правонарушение, я уж не говорю о преступлении. Что касается особняков, замков. Да, они есть. И вы сами их показываете иногда в своих репортажах из европейских стран. Но извините, это не чиновники. Это не чиновники.

Корреспондент: Я говорю, именно о госслужащих, именно о чиновниках.

Сергей Иванов: А, о госслужащих. Наличие у госслужащих особняков, замков и чего-то подобного не выявлено. Приведите хотя бы один пример.

Корреспондент: Я как раз и говорю о невыявленности. Когда замок есть, а оформлен он на Каймановых островах на зарегистрированную фирму. И связь между чиновником и Каймановыми островами проследить невозможно, потому что целые адвокатские команды работают над тем, чтобы эта связь была разрушена.

Сергей Иванов: Владеть компанией на Каймановых островах чиновнику уже запрещено. Есть такие чиновники – и никто этого никогда не скрывал и не отрицал – которые пришли на службу из бизнеса, где много заработали, имели, действительно, заграничные активы, в том числе и в оффшорах. Это не секрет. Но после выхода соответствующего закона они перевели это в трасты и в российскую юрисдикцию. И все это в декларациях показывают. Если у чиновника, допустим, доход в 100 миллионов рублей, и он может доказать, почему у него такой доход, в связи с предыдущей деятельностью, в этом нет никакого преступления. Если же есть у правоохранительных органов вопросы, тогда они вправе вести следствие, разбираться с этим. Но чиновников, особенно топ-чиновников, чиновников высшего уровня, я таких фактов не знаю.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей