Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
22 января 2017, 22:10

Государственная Дума приняла в первом чтении закон о декриминализации домашнего насилия

По этому проекту легкие побои не будут наказываться по уголовной статье. Наказание — штраф или арест на 15 суток.

Разгорелась дискуссия. Что же Госдума разрешает бить жен или, наоборот, мужей? Разрешает физически наказывать детей? «Какая дикость!» — восклицают противники законопроекта. Здесь надо уточнить: административно наказывается только первый случай побоев. Повторное нарушение уже будет расцениваться как уголовное преступление. И наказание, конечно, серьезнее. Кроме того, под декриминализацию попадают только легкие побои. Если же причинен вред здоровью, то это тоже уголовное преступление. Так что никто не призывает безнаказанно избивать своих домочадцев.

Речь идет о смягчении наказания за легкие проступки. Не сажать сразу нарушителей в тюрьму. Мужа в тюрьму, а жена, написавшая на него заявление, сама же и жалеет о том, что сделала. Таких случаев много. Именно это и имели в виду авторы законопроекта. Относительно не семейного насилия так уже сделано. За легкие побои сразу не сажают.

В России с преступностью происходят изменения. Яркий показатель — это количество самых страшных преступлений — убийств. 80-е годы, конец советской власти. Статистика — 8-9 убийств в год на сто тысяч человек. 1993 год — более 30 убийств на сто тысяч человек. В четыре раза выросло число убийств. И это далеко не только бандитизм 90-х. Неустроенность людей, невозможность приспособится к новой жизни, потеря жизненных ориентиров. Отсюда озлобленность, пьянство, наркомания. Так всегда бывает во времена социальных потрясений.

С 2003 года этот страшный показатель неуклонно снижается. Сейчас он достиг примерно советского уровня. Те же восемь убийств на сто тысяч человек. К сожалению, и это много. Но мы видим тенденцию на снижение криминальности нашего общества. И это хорошо. Закон о домашнем насилии лежит в этом русле. Меньше уголовщины — меньше людей в тюрьмах.

Rадры выкладывала в соцсети многодетная приемная мама Светлана Дель из подмосковного Зеленограда. В семье 16 детей. Многие — со сложной судьбой и тяжелыми диагнозами. Сама Светлана работает тренером школы приемных родителей. Ее героизмом восхищались тысячи других женщин.

«Михаил очень хорошо относится к Свете, к детям. Эталон семьи, то есть на них смотришь и ты понимаешь, что эти люди любят друг друга, и любят своих детей», — говорит Мария Эрмель, подруга Светланы Дель.

Но воспитатель детского сада обнаружила у сына Светланы следы побоев на теле. В это сложно было поверить. Всю неделю интернет бурлил флешмобами, и родители даже публиковали фотографии своих детей в синяках. Однако департамент соцзащиты заявил, что дело тут не в случайном ушибе.

«Не один синяк, а множество синяков. Я еще раз подчеркиваю, потому что многие говорят синячок, или синяк. Это не синячок и не синяк, а это многочисленные синяки и кровоподтеки, которые были обнаружены на теле ребенка. После чего органы опеки совместно с УВД выехали на квартиру, и там тоже был обнаружен полный беспорядок и недостаточные условия для нормального проживания детей в этой семье», — сообщил министр правительства Москвы, руководитель Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы Владимир Петросян.

Сложно представить, что такого увидели органы опеки в квартире, что приняли решение немедленно забрать десятерых детей из семьи. Впечатление от внезапной проверки явно не совпало с публичным образом матери-героини. Сама Светлана сейчас продолжает выкладывать кадры детей в «Инстаграм», но уже из приюта.

Всю эту неделю аппарат Уполномоченного по правам ребенка готовил решение об условиях возвращения детей, чтобы все-таки сохранить эту, возможно, и не эталонную, но семью. Однако расследование показало новые факты. Дети посещали кружки, но не ходили постоянно в школу. На родителей ранее жаловались в опеку воспитатели другого детского сада, а еще старшая дочь Светланы.

«Мнение такое, что детей возвращать в эту семью нельзя категорически, потому что абсолютно все дети подтвердили факт того, что их дома бьют. Конечно, самые серьезные претензии были к папе. Они его даже папой не называли, все называют дядей Мишей. При одном его имени многие дети вздрагивали от страха. Одна старшая девочка сказала: я вернусь при одном условии — чтобы я не была там прислугой. Они говорили не моим сотрудникам, чтобы нас потом обвиняли, что наши сотрудники защищают честь мундира. Я принципиально вчера поставил вопрос, что не будут работать специалисты департамента», — сообщил министр правительства Москвы, руководитель Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы Владимир Петросян.

Приемные родители не согласились давать интервью. А адвокат заявил, что факта избиения ребенка вообще не было.

«Никакого насилия в семье не применяется. Не применялось в том конкретном случае с мальчиком, у которого якобы нашли синяки. Хотя сейчас уже идет сомнение, а был ли вообще мальчик с синяками», — сказал Иван Павлов, адвокат Светланы и Михаила Дель.

Против многодетного отца возбудили уголовное дело. Следственный комитет проверяет и органы опеки, которые закрывали глаза на ситуацию в семье. Эта история шокирует своей неожиданностью. Но статистика показывает, что внешне благополучные семьи часто страдают от домашнего насилия.

«Официальные цифры статистики страшные, они пугают. Но, тем не менее, можно смело говорить, что 70-80 процентов случаев оказываются в тени, и женщины о них не рассказывают. И самое страшное — это социально-культурная модель. То есть в нашем обществе пока что это позволено и это считается нормальным — ударить ребенка, ударить женщину. И зачастую в первую очередь именно окружение этой женщины будет говорить о том, что не нужно обращаться в полицию, что ты сама виновата», — говорит соучредитель и руководитель проекта «Насилию.нет», кандидат юридических наук Анна Ривина.

Жертвы домашнего насилия обычно скрывают своих обидчиков. А полиция неохотно расследует такие дела. Отчасти потому, что знают, через пару дней женщина может передумать. Родственники и соседи тоже редко заявляют в полицию. Хотя 95 процентов жертв — это дети и женщины, в том числе беременные.

«В интернете и все обычные люди, которых мы встречаем в жизни, на 100% с уверенностью скажут, что они в такой ситуации не прошли бы мимо, они бы что-то сделали. То есть почти все ваши знакомые скажут, что вмешались бы. На деле мы видим совершенно другую ситуацию», — отметил блогер Николай Соболев.

Блогер Николай Соболев вместе с другом провел эксперимент. В своей квартире на глазах у курьера он разыграл бытовую сцену. Свидетелями избиения стали по очереди 12 посторонних мужчин. Но за четыре дня съемок никто из свидетелей не позвонил в полицию. И только один парень действительно заступился.

Маша и Настя, девушки из объединения феминисток, купили театральный грим и предлагают представить себя на месте жертвы. Но даже искусственный фингал заставляет чувствовать ужасный стыд.

«Мне кажется, тяжело психологически с таким выйти в люди», — говорит корреспондент Екатерина Кибальчич.

Тем не менее все равно выходит в центр Москвы, где прохожие, как правило, стараются обойти девушек стороной.

«"Нас били в детстве. Мы тоже бьем и ничего страшного". Получается, что насилие передается из поколения в поколение. Сейчас наша задача — эту цепочку разорвать», — говорит автор перформанса Мария.

В среднем цепочка насилия разрывается после седьмого по счету избиения. Считается, что именно столько раз женщина готова терпеть побои. Впрочем, пережить эти семь раз удается не всем. Каждый год около 12 тысяч женщин в России погибает от рук близких. Это жертвы, которых можно избежать, если вовремя сообщать о насилии и наказывать его.

В Интернете по запросу «домашнее насилие» можно найти телефон местной службы экстренной психологической помощи. Во многих регионах работают кризисные центры, где можно не только получить юридическую помощь, но и временное жилье.

 

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей